ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Капитан? — вновь послышалось из монитора. На этот раз полковник Карабали. — У меня здесь что-то странное.

Гири почувствовал, как у него упало сердце.

— Представляющее опасность?

— Нет, сэр, не думаю. Просто… странное. Рядом со мной сейчас находится майор Росадо, лучший эксперт по технике Синдиката. Так вот, он говорит, что не только все файлы и базы данных Синдиката уничтожены, но и полностью удалены даже операционные системы.

— М-м-м… А это странно?

— Да, сэр, — включился в беседу майор. — В этом просто нет никакого смысла. Зачем удалять операционку? У нас-то в любом случае есть универсальный код, с помощью которого мы вновь заставим эту штуковину работать, а вот отсутствие операционной системы самому Синдикату может очень здорово связать руки. В том случае, если сюда попадет, естественно, простой их офицер, а не эксперт по техническим вопросам.

— А Синдикат в курсе, что у нас есть код для активации и копии их систем?

— Они знают, что у нас есть копии баз, соответствующие сегодняшнему дню, а не это старье. Сэр?

«Этому старью едва ли меньше лет, чем мне».

— Вы видите возможные поводы для такого действия с их стороны?

Майор замялся.

— Только один, сэр.

— Выкладывайте, — поторопил его Гири.

— Капитан, причина, по которой они снесли все операционные системы, зная при этом, что у нас все равно есть их база данных и различные способы доступа к ней, могла заключаться только в одном — в опасении, что кто-то другой, помимо нас, сможет получить доступ к их файлам.

— Кто-то помимо нас, хм? Кто? — Гири переводил взгляд с Дижани на Карабали.

— Третья сторона.

— Нет никакой третьей стороны, только мы и они, все! — не сдержалась Дижани.

— Так только предполагалось. Исходя же из действий Синдиката, они были очень обеспокоены. И не просто обеспокоены, а чертовски, поскольку любой человек рано или поздно в любом случае смог бы восстановить все их данные, с ключом кода доступа или нет, тут вопрос только во времени, а тут, по-видимому, что-то другое… — вступила Карабали.

— Вы же не ведете речь о разумной негуманоидной галактической расе? Ведь сколько ни предпринималось попыток, обнаружить ее так и не удалось.

Карабали поежилась.

— Мы — нет. А вот что творится у Синдиката, черт его знает. Особенно в той его части, которую они объявили зоной особой секретности еще до начала войны.

— Хм, а смогли бы продержать все это в секрете целых сорок два года? Так долго?

— Это зависит от многих факторов, капитан. Ни я, ни майор не настаиваем на том, что эти создания обязательно существуют в объективной реальности. Мы просто хотели обратить ваше внимание на эту странность и заметить, что других очевидных причин, кроме уже названной, по которой Синдикат покинул просторы звездной системы Калибан, нам на ум не приходит.

— А почему мы тогда еще с ними не столкнулись, если эти существа действительно здесь обитают? — спросила Дижани.

— Может быть, еще доведется… — мрачно ответил Гири. — Есть ли какая-то процедура для проведения официальных встреч с негуманоидными цивилизациями?

Дижани удивленно посмотрела на него.

— Не в курсе. В них никогда не возникало необходимости, поэтому мне даже не у кого уточнить данный вопрос. Может, конечно, что-то и есть на этот счет, но в любом случае, вся имеющая информация будет настолько древняя, еще довоенного периода…

Гири особенно порадовала последняя ремарка.

— Как бы там ни было, непонятно, как бы эти негуманоиды добрались до Калибана, если Синдикат не хотел их тут видеть? Калибан ведь не так чтобы рукой подать…

— Если это разумная негуманоидная раса, то и понятие о скоростях света у них могут быть совершенно другие, и способ передвижения отличный от нашего. Однако, прошу вас заметить, я не беру на себя смелость с совершенной точностью утверждать, что мыслящая негуманоидная раса существует, более того, что именно в ней кроется причина для последующих поспешных действий Синдиката. Я всего лишь пытаюсь сказать, что из всего возможного это наиболее весомая причина, учитывая ряд факторов, уже перечисленных, и наши долгие взаимоотношения с Синдикатом.

Гири покивал.

— Вас понял, полковник. Благодарю вас за то, что поделились с нами этой идеей, даже несмотря на то, что не были в ней в полной мере уверены. Ценю. Хотелось бы еще уточнить кое-что. Скажите, правильно ли я понял, что, хотя в настоящий момент их компьютерные системы не работают, мы все равно сможем привести их в действие и получить дополнительную информацию, которой раньше располагали?

— Да, сэр, несомненно, — уверенно улыбнулся майор. — Если вам это нужно, мы это сделаем.

— Рад слышать. Спасибо.

Дижани покачала головой.

— Никогда раньше не могла подумать, что наши пехотинцы будут всерьез рассуждать о возможности вторжения двухголовых пришельцев из глубин галактической бездны.

Гири улыбнулся.

— Тем не менее, других очевидных причин-то нет…

— Почему, сэр? Тем более «очевидных»? А вдруг кто-то сделал это просто из упрямства? Или по глупости? Какой-нибудь клерк, к примеру. И люди иногда совершают поступки, которым бывает сложно найти рациональное объяснение.

— Ваша правда, Дижани, ваша правда… И наша флотилия порой как нельзя лучше доказывает этот факт.

Дижани усмехнулась.

— Все так, капитан. Поэтому я бы на самом деле, при всем уважении, сэр, не стала бы брать это в голову и тратить драгоценное время.

— Согласен. Нам еще предстоит достаточно дел, тем более что одно из них требует неотложного рассмотрения прямо сейчас.

Гири в очередной раз едва удалось воздержаться от едкого комментария. Корабли, которые должны были двигаться в точности по краям главной части флотилии, образуя своеобразную блок-защиту, вместо этого устроили соревнования по старшинству и мешали уже занявшим положенные им места судам. Гири медленно досчитал до пяти, а затем включил коммутатор.

— Внимание, всем кораблям в позиции «браво» рекомендую занять соответствующие места, чтобы каждому судну была предоставлена равная возможность в совершении военных действий против вражеской эскадрильи.

Все корабли одновременно стали менять курс. Кроме «Бесстрашного», который едва не цеплял пару других кораблей, пытаясь занять лидирующую позицию в кавалькаде. Гири почувствовал стойкое желание выпить что-нибудь от головной боли.

— «Бесстрашный», вы меня не слышали?

Он чуть-чуть подождал ответа, но тщетно. А «Бесстрашный» как раз добился того, чего хотел.

«Что ж, отлично. Посмотрим, удастся ли легкому юмору разрешить ситуацию или придется опять проводить перестановку среди кадрового состава?»

— «Бесстрашный», есть мнение, что прежде, чем цеплять даму крылом, да-да, я про «Резолюцию», сначала следует предложить ей выпить.

Дижани поперхнулась кофе. Однако с «Бесстрашного» ответа не последовало. А через несколько мгновений командующий «Резолюции» вышел на связь.

— Сэр, «Резолюция» имеет честь сообщить вам, что ее достоинство ни капли не задето.

Дижани и Гири покатились со смеху. Гири дождался, когда все займут свои места, и вновь включил коммутатор.

— Внимание всем составным частям флотилии, послушайте меня. Сейчас я ненадолго включу автоматический тренировочный режим атаки. Я хочу, чтобы вы сами некоторое время побездействовали, положившись полностью на чутье ваших кораблей. Посмотрим наглядно на систему координации наших войск против общего врага.

В представленном режиме эмуляции все выглядело следующим образом: на небольшую систему Калибан нападало внушительное вражеское войско в лице Синдиката, в то время как объединенная армия Альянса направлялась к ним под двумя разными углами, разнося их в пух и прах огненными гранатометами. Гири, как мог, урезал сценарии, так что уже через двадцать минут разгромленная армия Синдиката в мольбах просила о пощаде.

— А теперь кое-какие замечания. Во-первых, вы должны были заметить, что когда обе части флотилии действуют сообща и в унисон, возрастает атакующая способность войска в целом. Во-вторых, тот сценарий, который мы с вами сейчас проиграли, сработал в нужном нам русле только потому, что все корабли с точностью выполняли данные им указания. Таким образом, если мы с вами будем действовать так, как предусматривает дисциплина и тактика ведения войны, то можем нанести Синдикату удар такой силы, что им и не снилось. В течение недели мы с вами проиграем еще несколько сценариев, по нарастающей сложности. Пока прервемся, можете отдыхать, жду вас снова через два часа. Увидимся.

44
{"b":"133551","o":1}