ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я хочу…

— Чего, капитан Гири? Чего вы хотите больше всего на свете, а?

— Больше всего на свете, госпожа вице-президент, я хотел бы умереть на своем корабле столетие назад.

Он пожалел об этих словах, как только произнес их. Это были его потаенные мысли, он не собирался их никому рассказывать, а тут, поддавшись усталости и стрессу, выпалил все, как на духу.

— Мой вопрос, собственно, в чем был, капитан… Сможете ли отказаться от власти, предложенной Альянсом по возвращении? От соблазна решать судьбы союза, а?

Гири глубоко вздохнул.

— При всем моем уважении, госпожа Рион, у меня уже в полной мере есть эта власть, и я намереваюсь ее использовать исключительно в целях благополучной доставки флотилии домой. Если же у меня не получится, то мы примем смерть от рук Синдиката. Как видите, либо так, либо иначе, третьего не дано. И поверьте, за всеми этими событиями меня меньше всего волнует перспектива, буду ли я когда-нибудь диктовать условия выборным властям Альянса, сидящим на своих теплых местечках, или нет. Точно я знаю одно. Если нам удастся доставить в целости и сохранности «Неустрашимый», то с помощью того, что, как вы знаете, находится у него на борту, у Альянса будет вполне реальный шанс покончить со всей этой бессмысленной войной. Я очень устал, Рион, но я знаю, что как бы это нескромно ни звучало, среди командующих флотилии нет ни одного, кроме меня, у кого был бы хотя бы крошечный шанс своими действиями обеспечить возвращение нашей флотилии в родные просторы. А вот когда же мы до них доберемся, я полностью сложу с себя все полномочия, передав их первому адмиралу, которого встречу на своем пути, а сам улечу на какую-нибудь маленькую тихую планету, где и проведу остаток дней.

— А на какую планету, капитан Гири? Какая планета сможет спрятать вас от ставшей традиционной славы Блэк Джека и современного героя галактики, спавшего союзною флотилию и тем самым весь Альянс?

— На… Косатку.

— Косатка? — Рион громко засмеялась, причем, скорее, от недоверия к его словам, чем от комичности происходящего. — Я вам уже говорила и повторю снова, капитан. Ваша судьба не на Косатке, она хоть и хороший, но очень уж скромный мирок. Вам там негде будет развернуться.

— А я и не собираюсь…

— Ни одна планета вас сейчас на себе не удержит. Вы все время будете там, куда вас позовет долг. Но если вам вдруг понадобится кто-то, кто бы сдержал вашу энергичную натуру от активных действий и душевных метаний, я всегда буду рядом.

Гири не верил своим ушам. Все что он мог сказать, было только:

— Это вы мне так угрожаете?

— Что вы. Нет, конечно. Просто буду рядом с вами в вашем горе и в вашей радости. А чтобы развеять все ваши сомнения, замечу только, что, разумеется, все люди взаимозаменяемые, и я — не исключение. Если вдруг со мной что-нибудь случится, на вас найдутся и другие желающие.

«Черт, я же ничего такого не делал, вроде».

— Вы знаете, госпожа Рион, у меня создается впечатление, что мы говорим с вами о разных людях. Я не великий Блэк Джек Гири, более того, не собираюсь им становиться. Я — это я. А что там насчет воображаемых героев — не знаю, ни разу не имел с ними дела.

Рион только покачала головой.

— С сожалением приходится констатировать тот факт, что вы ошибаетесь. Этой галактике совсем не важно, кто вы, откуда вы, ей важно единственное: вы — Блэк Джек, а остальное ее совершенно не волнует.

— Тогда, может быть, вы сумеете мне объяснить, какого черта мне с утра до ночи вкалывать на благо Альянса, на благо его союзной флотилии, развлекать его офицеров, если они считают, что это все делает чертов Блэк Джек, а не я?!

— Вы сами ответили на свой вопрос, сэр. Потому что они верят только в Блэк Джека. А значит, чтобы заставить их действовать, вы должны стать им. Все просто.

— То есть, по вашим словам, для спасения флотилии я должен стать кем-то другим? А если я не стану кем-то другим, то флотилия отправится к праотцам?

— Именно. Но, боюсь, в этом вопросе ничем не смогу вам помочь. Удачи, капитан. Берегите себя.

С этими словами Рион исчезла, а в голове у Гири, провожающего ее взглядом, пульсировали только две мысли:

«Черт возьми, а вдруг она права? И какого дьявола я все это заслужил?!»

— Всем боевым частям, участвующим в построении! Внимание! Занять позицию «сигма» под углом двадцать градусов в три минуты четыре секунды. Повторяю!

Гири еще несколько минут подождал, после чего уронил голову на стол. Одна половина кораблей еще пыталась худо-бедно построиться, вторая же только слегка успела сдвинуться с места, как неожиданно все оставшиеся части флотилии стали зачем-то тоже поворачиваться на двадцать градусов, едва не сбивая собой замешкавшиеся суда.

«Слушайте внимательно, черт бы вас побрал! Прошу вас! Внимательно! Нельзя бездумно бросаться выполнять не дослушанное до конца, как же вы не понимаете…»

В конце концов, Гири взял себя в руки и попытался говорить как можно более спокойным тоном.

— Всем боевым частям, всем, пожалуйста, внимательно выслушивайте указания старшего по званию, не спешите выполнять все с полуслова! На сегодня достаточно. Благодарю всех за плодотворную работу.

«Надеюсь, что хоть что-то до них доходит. И не только смысл фразы о том, как держать позицию».

Капитан Дижани тоже выглядела усталой, но при этом отважно улыбалась во весь рот.

— Никогда еще не видела, чтобы наши боевые части маневрировали так на поле битвы!

— Да и сейчас не видите. Это все большей частью эмуляция, в отсутствии стресса и напряженности реального сражения.

— Понимаю. Но все равно, на мой взгляд, мы несколько подросли над собой.

Гири обдумал услышанное, затем кивнул.

— Да, вы правы. Действительно, подросли, причем довольно-таки быстро, учитывая наш вечный недостаток времени. Вы научились чувствовать свои корабли, вдумчиво расходовать их потенциал. Это очень важно.

— Благодарю вас, сэр, — Дижани зарделась от гордости.

— Я собираюсь пойти перекусить перед тем, как мы начнем отыгрывать следующий сценарий. Пойдете со мной?

— К сожалению, не могу, сэр, на «Неустрашимом» есть еще кое-какие дела, которые требуют моего непосредственного участия.

Гири немного посидел, разрываясь между чувством долга и усталостью, в конце концов долг победил, и он вернулся к отложенным делам. На сегодняшний день у них уже было три металлических рудника и горы еды, которую второпях побросали где только можно местные жители, не видя смысла тащить ее через весь Калибан на пути к Синдикату.

«У меня почему-то такое чувство, что скоро мы уже чертовски устанем от их пищи, особенно учитывая, что все самое вкусное расхватывается первым, а всякая гадость, естественно, остается на потом».

Неожиданно коммутатор дал о себе знать, прервав обеденные размышления Джона Гири.

— Сэр, капитан Дижани беспокоит.

— Слушаю. Что такое?

— Они здесь.

Гири бросил все и понесся в капитанскую рубку.

— Наши датчики засекли флотилию Синдиката, по численности и составу похожую как раз на ту, что преследовала нас на Корвусе, сэр, — затараторила Дижани.

Гири ограничился кивком, отметив про себя, что, слава предкам, обитатели союзной флотилии уже перестали говорить, что Синдикат «наступал им на пятки», а заменили это более нейтральным «преследовала», мало ли на каком расстоянии и с какими намерениями они могли нас преследовать, правда? Глядишь, если так и дальше пойдет, то они уже будут говорить о том, что это, напротив, флотилия Альянса преследовала Синдикат где-то там на планете Корвус.

— Что ж, если это точно они, то в этот раз им с нами придется туго.

Дижани усмехнулась.

— Следуя вашим указаниям, командующие уже приказали всем своим людям вернуться на места, а шаттлы разместили в нужную боевую позицию.

— Рад слышать. Оборудование дезактивировали?

— Да, сэр! Причем так, что оно никогда ни для кого снова не заработает.

— Все правильно, молодцы. — Признаться, Гири было немного жаль вновь приводить все в негодность в этой звездной системе, но он просто не видел другого выхода, иначе то, что они оставили бы после себя, могло сыграть на руку Синдикату. — Дижани, посмотрите, как думаете, откуда на Калибан свалились войска Синдиката — с Саксона или Пулльена?

46
{"b":"133551","o":1}