ЛитМир - Электронная Библиотека

Фалько закивал головой, и его взгляд переметнулся на Дижани. Немедленно, словно ему только и нужно было на чем-нибудь сфокусироваться, выражение его лица стало командным, но, тем не менее, дружелюбным.

— Всегда приятно встретить храброго офицера флота Альянса. Совершенно очевидно, что вы командуете сильным кораблем, капитан Дижани.

Дижани вежливо кивнула в ответ.

— Спасибо, капитан Фалько.

Гири указал на Рион.

— А это Виктория Рион, вице-президент Республики Каллос и член сената Альянса.

На сей раз Фалько медленно развернулся и вежливо кивнул. Рион кивнула в ответ с бесстрастно-формальным выражением лица. Гири по блеску в её глазах мог сказать, что Фалько ей совершенно не понравился. Интересно, что она о нем знала? Внезапно до него дошло, что Фалько одарил офицера теплым приветствием, полным комплиментов, фальшивых комплиментов, потому что у него пока не было основания считать Дижани храброй, а её корабль сильным. Однако он был достаточно холоден с сенатором. Казалось, он относился к Рион как к сопернику, как к кому-то, с кем приходится иметь дело совсем не так, как следовало бы подчиненному.

Очевидно, Дижани не страдавшая отсутствием интеллекта, это тоже заметила. Гири увидел, как посуровело её лицо, а это означало, что командующему офицеру «Неустрашимого» совершенно не нравились попытки завоевать ее расположение грубой лестью. В свою очередь, Рион поприветствовала Фалько на удивление холодно.

— Ваша репутация идет впереди вас, капитан Фалько.

Гири как раз пытался понять, что бы это могло значить, как вдруг боковым зрением заметил, что по толпе освобожденных пленников прошло движение. Группа за группой оборачивались они, чтобы посмотреть на него, и в их глазах читались те же удивление и надежда, что и в глазах лейтенанта Ривы. Стараясь не давать воли негативным чувствам, Гири увидел, что у Фалько появилась еще одна причина хмуриться. «Ему не нравится, как они на меня смотрят. Но совершенно не по тем причинам, которые беспокоят Рион. Если я составил верное мнение о Сражающемся Фалько, он завидует. Великолепно. Словно мне без этого проблем было мало».

— Капитан Фалько, лейтенант Рива, — вежливо сказал Гири, — я вынужден откланяться, уверен, капитан Дижани позаботится о вас.

Такое развитие событий испортило тщательно контролируемое выражение лица Фалько, вновь заставив его нахмуриться.

— Дела?

— Конференция, — вмешалась Рион. — Капитану Гири и мне нужно идти. От лица правительства Альянса, — обратилась она ко всем, — я приветствую вас и поздравляю с возвращением во флот.

Вслед Гири и Рион, уже находившимся у выхода из шлюзового отсека, раздались неровные аплодисменты. Гири казалось, что взгляд Фалько прожжет ему спину, было совершенно очевидно, что для Фалько Гири являлся несоизмеримо большей проблемой, чем Рион. Но ему не хотелось говорить о Фалько там, где их могли услышать, поэтому они молча проследовали в его каюту. Как только они вошли, Рион сердито развернулась к нему.

— Этот человек представляет опасность.

— А я думал, что это я опасен, — горько сказал Гири, резко опустившись в кресло.

— Вы опасны, потому что умны. Капитан Фалько — опасность совершенно иного рода.

— Само собой разумеется, я ничего о нем не знаю. Вы имеете в виду, что он глуп?

Рион неопределенно взмахнула рукой.

— Нет. Это капитан Ньюмос глуп. К слову сказать, он настолько темен, что я поражена, как вокруг него еще не образовалась черная дыра. А вот капитан Фалько вполне сообразителен, правда, очень своеобразно сообразителен.

Гири едва сдержался, чтобы не расхохотаться над столь точным определением умственных способностей Ньюмоса.

— Вы знали Фалько до того, как он попал в плен?

— Вы думаете, я настолько стара? — спросила Рион, приподняв брови. — Капитан Фалько попал в плен около двадцати лет назад. С тех пор как я стала членом сената, мне рассказывали о нем политики преклонного возраста. До того как попасть в плен, капитан Фалько был очень амбициозным и харизматичным офицером, способным кровавую бойню преподнести как грандиозную победу. Он также делал заявления о том, что победа над Синдикатом возможна только в случае отказа от вызывающей подозрение в неэффективности нашей демократической системы в пользу временной диктатуры в правительстве — подобной той, которой подчиняется Синдикат.

Неудивительно, что Фалько даже не попытался очаровать Рион. Даже если он не заметил её отношения к себе в достаточной мере, чтобы понять бессмысленность лести, это не имело бы значения, ведь всех политиков он воспринимал как противников, стоящих на его пути к власти. Гири разразился невеселым смехом.

— Я так понимаю, что в правительственной системе, о которой мечтал Фалько, роль диктатора отведена ему самому. Почему правительство не приняло никаких мер к человеку, пропагандирующему подобное?

Рион вздохнула.

— Альянс так же отчаянно нуждался в героях тогда, как и сейчас, и капитан Фалько умудрился перетянуть на свою сторону достаточное количество сенаторов, чтобы защитить себя. К тому же он был очень популярен в народе. Вы же видели его там. Фалько даже змею способен очаровать так, что она отдаст ему кожу до линьки. Правительственный совет опасался общественного резонанса, который мог вызвать арест Фалько. Но в конце концов удача отвернулась от него, и он пропал вместе с очень большим количеством наших кораблей. И пока флот горевал по поводу этой потери, что лично мне очень сложно понять, так как он, возможно, угробил больше солдат Альянса, чем врагов, правительство Альянса особо не расстраивалось, однако публично выражало глубокое сожаление.

— И теперь он вернулся. — Гири пожал плечами. — Мне непонятно, почему его любили во флоте. Он из тех людей, кто, вонзив тебе нож в спину, заставит тебя поверить в то, что оказал тебе услугу.

— Но я же сказала, что у него есть харизма, не так ли?

— Слишком много харизмы, по-моему. Жаль, что я не могу найти предлог для того, чтобы вернуть его Синдикату.

— Если мне что-нибудь придет в голову, я обязательно с вамп поделюсь. — Рион задумчиво глядела в потолок. — Капитан Фалько постарается отобрать у вас командование флотом.

— У него нет на это оснований, — сказал Гири. — Я на восемьдесят лет старше его по рангу.

Рион улыбнулась.

— Не скажу, что он хорошо воспринял эту новость.

— Я заметил. Хотя бы это меня порадовало, — признал Гири.

— Но Фалько попытается взять командование флотом в свои руки, капитан Гири, невзирая на устав. Если вы считали капитана Ньюмоса и его союзников опасными, то теперь эта опасность несоизмеримо возросла.

— Спасибо за ваше мнение, которое, к сожалению, полностью совпадает с моим. — Рион скептически взглянула на него, но Гири постарался придать своему тону больше искренности. — Я очень ценю ваше мнение, я благодарен за ваше присутствие во флоте.

Она снова посмотрела на него с выражением, которое было трудно понять.

— Спасибо вам, капитан Гири.

После того как Рион ушла, Гири углубился в поиск информации о сражениях капитана Фалько. Изучая записи сражении в боевом стимуляторе, Гири пришел к выводу, что мнение Рион об этом человеке было совершенно верным. Потери во время так называемых побед Фалько были ошеломляющими, и в большинстве случаев являлись результатом ошибок командования. Сражающийся Фалько, а? Забавно, как же этот сражающийся капитан умудрился выжить в столь многих сражениях, унесших жизни других офицеров флота.

Файл также содержал записи речей и выпусков новостей, посвященных тому, как молодой Фалько заводит толпы высокопарным краснобайством, и все это — совершенно искренне. Гири подумалось, что он, возможно, составил неверное мнение об этом человеке, но потом он вслушался в его речи. Все, что говорила Рион, было правдой. Потрясений слушал он, как Фалько обвиняет правительство в отсутствии прогресса в военных действиях и открыто претендует на роль нового верховного лидера. Интересно, что бы случилось, не попади Фалько в плен к Синдикату Неудивительно, что вице-президент Рион так забеспокоилась, когда я принял командование флотом. Она думала, что я такой же, как Фалько. Но, к всеобщему облегчению, в моем времени подобные вещи даже не приходили в голову офицерам флота. Я бы даже представить себе не смог, чтобы кто-то решился на такое, не говоря уже о том, чтобы это осталось безнаказанным.

12
{"b":"133552","o":1}