ЛитМир - Электронная Библиотека

— И для чего нам это нужно? — спросил Ньюмос. — Может, нам вообще уйти в дальний конец пространства Синдиката? Уж этого-то они от нас точно не ожидают. Вы хоть понимаете, насколько сильно мы будем нуждаться в дозаправке к тому моменту, как достигнем Цидони. Кстати, а что там?

— Ничего, — сказал Гири. Все выжидательно смотрели на него. — Еще одна заброшенная система. Фотосфера звезды расширяется, и единственная обитаемая планета была эвакуирована несколько десятилетий назад. Нам нужно то, что лежит за Цидони.

Он снова прочертил пальцем по дисплею, стараясь сделать свой жест как можно более значительным.

— На предельном для прыжка расстоянии от Цидони находится Сенсир. Слегка в стороне от Альянса, но шансы на то, что наше прибытие туда станет для Синдиков неприятным сюрпризом, очень высоки.

— Сенсир находится в числе самых крупных судостроительных верфей Синдиката, — прозвучал в гробовой тишине голос капитана Дьюллоса. — Но разве мы можем попасть туда через Цидони? Технические характеристики прыжковых двигателей указывают на то, что Сенсир вне досягаемости.

— Можем. Мне доводилось прыгать и дальше, — сказал Гири. — С момента изобретения гиперсети вы все перестали зависеть от двигателей для долгих прыжков между звездами. В мое время без них было не обойтись, и мы нашли несколько способов расширить зону охвата за пределы официально признанного максимума.

— Это — безумие! — выразила свое мнение совершенно сбитая с толку капитан Фареза. — Двигаться вглубь территории Синдиката, чтобы добраться до объекта, который, вне всякого сомнения, будет под усиленной охраной, когда наши ресурсы практически истощены.

— Там не будет ничего такого, с чем бы мы не смогли справиться, — сказал Гири гораздо увереннее, чем на самом деле чувствовал. Всегда существовала возможность ужасной ошибки. Но он не мог этого признать, если хотел хоть кого-то хоть в чем-то убедить. — Синдикату пришлось разослать тяжелую артиллерию ко всем точкам прыжка в попытке перехватить нас. Им и в голову не придет, что у нас хватило духа прыгнуть к Сенсиру, даже если кто-то из них все еще помнит о прыжковых двигателях, которые могут помочь нам добраться туда от Цидони. И дозаправка не станет проблемой. Это же густонаселенный центр кораблестроительства. Там есть все, что нам только может понадобиться.

— Включая гиперсеть, — заметил капитан Тулев.

— Верно, — кивнул Гири, замечая застывшее на многих лицах замешательство. — Если они разрушат ворота, то не смогут получить подкрепление, а если не разрушат… — Гири намеренно не стал заканчивать предложение, закинув наживку.

— Мы сможем сразу попасть домой, — выдохнул кто-то. Ньюмос, прищурившись, взглянул на Гири.

— Значит, ключ от гиперсети Синдиката, который передал нам предатель, все еще у нас?

— Да.

— Мы могли бы прыгнуть к Кадису и использовать его там!

Гири почувствовал, как в нем закипает злость, вызванная бестолковым упрямством Ньюмоса.

— Как мы уже заметили, Кадис является слишком очевидным объектом. Синдикат сделал все для того, чтобы там мы столкнулись с численно превосходящим нас флотом.

— А у Сенсира никого не будет? Как вы можете идти на такой риск? — спросил Ньюмос.

Гири холодно взглянул на него.

— Мне казалось, что я слишком осторожен. Теперь вы упрекаете меня в излишней смелости? — Он перевел взгляд на других офицеров. — Вам так же, как и мне, известна правда. Синдикат устроил нам не одну, а три ловушки в этой системе. И предупредил все системы, находящиеся в стороне Альянса по тому курсу, которым мы следуем сейчас. Единственный шанс на то, чтобы смешать их планы и сохранить флот, — это сделать нечто неожиданное не один, а несколько раз подряд, чтобы им пришлось изрядно потрудиться, пытаясь нас поймать. — Он снова ткнул пальцем в дисплей. — Сенсир был крупной верфью еще до появления гиперсети не только потому, что это богатая звездная система, но потому, что вокруг нее находится шесть звезд, до которых можно допрыгнуть, включая Цидони. Шесть дорог, пять из которых ведут на территорию Альянса. Меня не радует дистанция, которую нам нужно преодолеть, но мы нанесем Синдикату сильнейший удар, нарушим их план гнать нас до изнеможения и к тому же сможем достать там все, что нам необходимо для того, чтобы продолжить путь.

— И если это сработает, — добавил капитан Дьюллос, — то мы будем у ворот гиперсети, которые ведут домой.

Слишком много пар глаз все еще недоверчиво глядели на проложенный Гири курс. По выражениям лиц Гири понимал, что офицеры обдумывают то, насколько далеко от территории Альянса их заведет предложенный Гири план.

— Если наши намерения заключаются в том, чтобы попасть домой и по пути навредить Синдикату, — добавил Гири, — то нам нужно к Сенсиру.

— Чепуха, — заявил Ньюмос. — Я требую голосования.

Гири окинул его ледяным взглядом.

— В моем флоте не голосуют.

— Если мне предлагают броситься вглубь территории Синдиката с суицидальной миссией, я должен иметь право голоса. Мы все должны!

Капитан Тулев с отвращением сказал:

— Вы уже проголосовали за это, когда адмирал Блок командовал этим флотом. Или вы уже забыли, что именно голосование поставило нас в это положение?

Ньюмос покраснел от злости.

— Это была совершенно другая ситуация. Где капитан Фалько? Что он думает по этому поводу?

— Боюсь, что вам придется спросить у него, — сказал Гири. — Мне он свои идеи уже изложил.

«И я их отверг. Но им это знать необязательно».

— Где капитан Фалько? — спросила капитан Фареза, как обычно поддакивая Ньюмосу.

Капитан Дижани спокойно, словно читая рутинный доклад, ответила:

— Капитан Фалько проходит медицинские тесты, рекомендованные медперсоналом, на борту «Неустрашимого».

Гири постарался не выдать своего изумления и еле сдержал улыбку. Он и не подозревал, что Дижани была способна на такое коварство.

Фареза возмущенно переспросила:

— Медицинские тесты?

— Да, — подтвердила Дижани. — Для его же собственной безопасности. Он находился под сильнейшим физическим напряжением в трудовом лагере Синдиката и, конечно, страдал от психологического давления вызванного тем, что он был самым старшим по рангу из находящихся в лагере офицеров. Результаты первого теста вызвали беспокойство у врачей флота, и они настояли на немедленном повторном обследовании.

— Что порекомендовал капитан Фалько? — спросил кто-то.

— Это останется между мной и капитаном Фалько, — ответил Гири. Это не вызвало восторга у присутствующих, и поэтому Гири решил уточнить: — У капитана Фалько не было времени, чтобы нормально ознакомиться с той ситуацией, в которой сейчас находится флот. Он порекомендовал, чтобы мы провели гораздо более масштабную бомбардировку населенных планет этой системы. Я не считаю это ни мудрым, ни гуманным, ни справедливым и потому отверг это предложение.

— Капитан Фалько — Сражающийся, — после долгой паузы заметил капитан «Бандитки».

— Под его командованием погиб мой отец, — согласился капитан «Стойкого».

Этого Гири выдержать не мог.

— Под командованием капитана Фалько погибли многие офицеры. — Его резкое замечание вызвало недовольный шепот. — Любой, кому хочется сравнить мой боевой дух с боевым духом капитана Фалько, может сравнить то, что произошло у Калибана, с любой из его битв. Я верю в то, что мы можем служить Альянсу наилучшим образом, побеждая и оставаясь в живых, и потому не боюсь сравнения понесенных потерь.

— Я служил под командованием капитана Фалько у Батаны, — лениво протянул капитан Дьюллос. — Моя первая и почти что моя последняя битва. Когда мой командир осознал, что наши потери были такими же, как у Синдиката, то сказал, что было бы проще, если бы капитан Фалько просто приказал бы каждому из своих кораблей взять на абордаж один из кораблей Синдиката. Результат был бы тот же, а усилий затратили бы не в пример меньше.

— Капитан Фалько — герой Альянса, — попытался поспорить кто-то.

18
{"b":"133552","o":1}