ЛитМир - Электронная Библиотека

Боевые крейсеры капитана Тулева присоединились к «Гоблину» и теперь стали необходимой приманкой, хотя Гири была ненавистна сама мысль о том, чтобы рисковать одним из вспомогательных кораблей. «Они не станут нападать, если в мишени не будет хотя бы одного вспомогательного корабля», — настаивала Дижани, и Гири нехотя согласился.

Он несколько мгновений смотрел на замысловатую паутину проложенных для его кораблей курсов, прежде чем авторизировать отправку приказа.

— Всем подразделениям. Исполнить приказы по маневрированию. Каждое подразделение должно выполнить приказы совершенно точно.

Приказ был слишком сложным, чтобы передавать его устно, поэтому он был отправлен на все корабли, и в назначенное время они начали движение. Из-за задержки изображения у Гири было предостаточно времени, чтобы поволноваться о том, все ли исполнили приказ. Это относилось к категории вещей, которые ни человек, ни командный штаб не смогли бы спланировать или привести в исполнение. Без солидного превосходства в количестве кораблей, которым Гири обладал перед флотилией Синдиката «Альфа», это было бы просто невозможно.

Теперь же он сидел и наблюдал за тем, как на различном расстоянии и с задержками двигались его корабли, в то время как враг несся к центру системы.

— Ты выдохнешься, если будешь сидеть здесь до самого боя, — промурлыкал голос.

Гири поднялся и взглянул на Рион.

— Я знаю, но вся эта операция зависит от того, насколько точно все исполнят приказ.

— А если они этого не сделают, — парировала она, — ты не узнаешь об этом до тех пор, пока что-то не произойдет. Наблюдая ты ничего не сможешь изменить, иди, отдохни.

Он взглянул на Дижани. Командующий офицер «Неустрашимого» дремала у себя в кресле. Гири завидовал её способности делать это. Он снова взглянул на дисплей. Если Синдикат будет следовать первоначальному курсу, то до области, в которой будет можно вступить в бой, они доберутся через восемь часов. А до подразделения «Гамма», если они уже повернулись, через десять с половиной часов. Рион права. Глупо оставаться здесь.

— Я спущусь ненадолго, — сообщил он дозорным на мостике. — Пожалуйста, немедленно дайте мне знать, если корабли отклонятся от намеченных курсов или если противник двинется в другую сторону.

Он встал и взглянул на Рион.

— Как насчет тебя?

Она помотала головой, глядя мимо него.

— Не хочу сплетен о том, как ты проводишь свое время готовясь к битве, капитан Гири, — мягко сказала Рион. — Ты собирался спуститься, чтобы поспать, этим и займись.

— Есть, мадам вице-президент. Ты-то не собираешься сидеть здесь все время, не так ли?

Она отрицательно покачала головой.

— Я скоро пойду в свою каюту.

Гири знал, что это обязательно будет отмечено многими глазами, не пропускающими подобных вещей. Он также знал, что Рион права: если флот уверится в том, что Гири предавался удовольствиям в преддверии битвы, ничего хорошего это не принесет.

— Хорошо, скоро увидимся.

На сей раз Рион кивнула.

— Должна признаться, что буду чувствовать себя ответственной, если этот план не сработает, ведь это я его предложила.

— Предложила, но одобрил его я. Это моя ответственность, и ничья больше.

Рион посмотрела ему в глаза.

— Джон Гири, моментами я думала, а стоило ли мне поддаваться своим чувствам к тебе, не лучше ли было держаться от тебя подальше ради Альянса и своего собственного блага. Такие заявления, как это, заставляют меня поверить в то, что я сделала правильный выбор.

Гири не нашелся, что ответить, поэтому он просто кивнул, улыбнулся ей и покинул мостик. К своей каюте Гири направился извилистым путем, чтобы команда «Неустрашимого» видела его. Он останавливался там и сям, говорил с членами команды, повторяя ставшие уже знакомыми речи о своей уверенности в победе над Синдикатом в этой битве, что флот доберется домой и что он гордится тем, что служит с ними вместе.

Как бы фальшиво ни звучали первые два заявления, Гири точно знал, что последнее было правдой. Это знание помогло ему заснуть по возвращении в каюту, хотя он был немало удивлен тем, что отсутствие Виктории Рион в его кровати уже стало вполне ощутимым.

Он проснулся от сигнала переговорного устройства и увидел, что прошло уже шесть часов — Гири на связи.

— Подразделение Синдиката «Альфа» начало маневр, сэр. Они направляются к подразделению «Гамма».

Приманка сработала.

— Я поднимусь через несколько минут.

Когда флотилия Синдиката двигалась к центру системы, у неё было много вариантов. Слишком много для того, чтобы хотя бы с некоторой точностью предсказать, каким курсом она пройдет. План Альянса был направлен на то, чтобы вынудить Синдикат действовать определенным образом, в данном случае атаковать небольшое подразделение которое, казалось, случайно было оставлено вне зоны защиты остального флота. Когда Гири уселся в свое кресло на мостике «Неустрашимого» и взглянул на дисплей, он увидел, что конус вероятности для курса Синдиката все еще был широк в своем основании, где флотилия только что изменила курс. Но этот конус неумолимо сужался по направлению к курсу подразделения Альянса «Гамма», который Синдикату придется пересечь, если они хотят вступить в бой с кораблями «Гаммы». Прекрасно. Если они сделают это, они в наших руках. Если они решат не вступать в бой с «Гаммой», то тогда эти корабли в безопасности. В любом случае мы выигрываем, не теряя ничего, кроме снарядов.

Остальной флот Альянса все еще перестраивался в еще одно небольшое подразделение в сопровождении «Ведьмы», которое было слишком далеко для того, чтобы стать мишенью для Синдиката, так как и этом случае им пришлось бы пройти через всю систему, и два больших подразделения: одно сформированное вокруг «Неустрашимого», другое — вокруг «Отважного». Особое подразделение «Неистовый» было почти в двух световых часах сбоку от Синдиката, куда оно вернулось после того, как разнесло несколько сооружений на внутренних планетах системы. Гири с радостью отметил, что большая часть кораблей, входивших в оба подразделения, все еще была в пути. Часть плана заключалась в том, чтобы заставить Синдикат поверить в то, что Альянс не спеша готовился отразить атаку и поэтому медленно отреагирует на их неожиданную смену курса.

И весь этот спектакль ради того, чтобы заставить Синдикат действовать так, как нужно Альянсу.

Несмотря на это, смотреть на то, как враги направляются в сторону подразделения Гамма, которое не меняло курса, но ускорилось с 0,5 до 0,75 световой, было страшно. Для Синдиката это будет выглядеть как попытка к бегству, но это было необходимо для того, чтобы скорректировать, где именно Синдикат перехватят подразделение «Гамма». Теперь все было сведено к простым законам физики. Для того чтобы приблизиться к «Гамме» на достаточное для боя расстояние, Синдикату придется пройти там, где это нужно было Альянсу. Трюк заключался в том, чтобы они не передумали и не сменили курс. Поэтому «Гамма» устроила шоу с ускорением до 0,75 световой только для того, чтобы «Гоблин» поотстал, словно не поспевая за ними. Остальные корабли подразделения «Гамма» замедлили ход, чтобы присоединиться к нему, играя для Синдиката вполне убедительный спектакль.

Подразделение Гири наконец-то собралось, и он развернул его вокруг и направил вниз на перехват «Альфы» Синдиката. Он оставил за собой имя «Дельта», хотя сейчас у него было в два раза больше кораблей. В тридцати световых минутах от подразделения «Гамма» собралось новое подразделение «Бета», которое тоже стало в два раза больше и теперь пришло в движение. Гораздо меньшая группа «Эхо» с «Ведьмой» делала вид, что возвращается к третьей планете, чтобы добыть больше припасов или разрушить сооружения на поверхности. И, наконец, особому подразделению «Неистовый» было приказано оставаться на окраине Системы, чтобы удостоверится в том, что неприятель не уйдет безнаказанно. Если все, что они запланировали, провалится, то особое подразделение «Неистовый» сможет обстрелять силы Синдикат, когда они попытаются снова покинуть систему.

52
{"b":"133552","o":1}