ЛитМир - Электронная Библиотека

Подразделение Синдиката прошло через первые два ряда мин, не задев ни одной. Обидно, но на большое количество попаданий шансов не было. Третий ряд был прямо у них на пути.

Охотник Синдиката получил прямой удар по корме. Мина разорвала задние щиты и взорвала двигатели, лишив его возможности маневрировать.

Один из крейсеров наткнулся на две мины, потеряв один двигатель. Потом было небольшое затишье, когда Синдикат двинулся вперед, пока не наткнулся на четвертый и пятый ряды. Снова несколько попаданий выбили из подразделения тяжелый крейсер и уничтожили пару двигателей боевого крейсера.

К этому моменту до противника дошло, что они на что-то наткнулись. Лучшим, что они могли предпринять, был бы разворот вперед, чтобы удары приходились на носы кораблей. Но разворот сделал бы невозможным использование основных двигателей для торможения, что не даст им замедлиться в достаточной степени, чтобы перехватить подразделение «Гамма». Гири догадывался, что командир Синдиката скорее предпочтет случайные попадания мин отказу от шанса нанести удар по кораблям Альянса в подразделении «Гамма». Если бы Синдики наткнулись на все мины разом и весь ущерб был бы нанесен одновременно, их лидер, скорее всего, отозвал бы атаку, но вместо этого попадания были одиночными, накапливаясь таким образом, что командир Синдиката, чье внимание было сфокусировано на военных кораблях Альянса «Гамма», не спохватится до тех нор, пока не будет слишком поздно.

По мере того как удачно расположенные мины делали свое дело, произошло еще несколько взрывов, каждый из которых нанес еще немного ущерба, ослабляя щиты кораблей Синдиката. К этому момент командир уже должен был забеспокоиться. Поврежденные корабли уже сдвинулись со своего места в строю, и, возможно, их придется оставить позади, когда подразделение вновь разгонится после удара по «Гамме».

— Капитан Тулев выпустил снаряды. Похоже, что он использует все снаряды, которые у него есть. Они перехватят подразделение Синдиков, когда те пройдут через последний минный ряд.

— Неплохой ход, — согласился Гири.

Финальная вспышка света ознаменовала последний ряд мин, а потом корабли Синдиката беспрепятственно устремились к подразделению «Гамма». Мгновениями позже яркие вспышки ознаменовали контакт кораблей Синдиката с выпущенными «Гаммой» снарядами. Высокая релятивистская скорость помешала некоторым снарядам попасть в цель, зато другие застучали по кораблям, щиты которых в большинстве случаев уже были ослаблены минами. Еще один боевой крейсер принял удар двигателями, еще один охотник превратился в облако обломков, и два оставшихся тяжелых крейсера были сильно повреждены. Еще лучше: два линкора потеряли по паре двигателей.

— Сделайте необходимые изменения курса, чтобы перехватить Синдикат, — приказал Дижани Гири, одновременно передавая идентичный приказ капитану Дьюллосу в подразделение «Бета». Остальные корабли в подразделении последуют за «Неустрашимым» по мере того, как Дижани будет делать небольшие поправки курса и скорости, чтобы перехват удался как можно лучше.

— Нам скоро нужно будет начать торможение, — посоветовала она.

Гири сверился с дисплеем и кивнул.

— Всем кораблям в подразделении «Дельта» изменить направление на сто восемьдесят градусов, немедленно. — Это развернет корабли Альянса кругом, чтобы их двигатели были направлены вперед. — Начинайте торможение до первой световой на три-один.

Тулев развернул свои корабли липом к Синдикату и расположил их вокруг «Гоблина», стараясь сделать для него максимально надежный щит. Подразделение Синдиката растягивалось все сильнее, по мере того как поврежденные корабли покидали свое место в строю, но, несмотря на это, они продолжали двигаться на перехват, и у них все еще было в два раза больше огневой мощи, чем у сил Тулева.

Гири моргнул, пытаясь понять, что ему только что довелось увидеть.

Дижани широко улыбалась.

— Великолепно!

Тулев развернул свои корабли и максимально ускорился как раз тогда, когда противник уже не мог среагировать и как раз вовремя, чтобы перехват не удался. Для этого маневра требовалась идеальная точность, и у Тулева все получилось. Он также успел дать залп картечи по ведущим кораблям Синдиката, в то время как те стреляли туда, где корабли Тулева должны были бы быть, не измени они скорость, слишком поздно сместив прицел на настоящее положение кораблей Альянса. Два ведущих линкора, казалось, вспыхнули, когда по их щитам ударил концентрированный залп картечи.

— Он попал в них, — восторжествовала Дижани, когда сенсоры «Неустрашимого» передали информацию о том, что оба линкора были сильно повреждены.

Но из-за этого основная часть крупных боевых кораблей Синдиката прошла мимо подразделения Тулева. Щиты военных крейсеров Альянса вокруг «Гоблина» вспыхивали и мерцали под шквальным огнем, обрушенным на них военными кораблями Синдиката.

— Несколько раз попали в «Левиафан», — отрапортовал дозорный, — «Дракон» потерял два двигателя и основную маневровую систему. У «Стойкого» выведены из строя батареи альфа-один и альфа-три плюс множественные попадания. «Отважный» серьезно поврежден в середине, но продолжает стрелять.

Гири сжал кулаки, стараясь не думать о солдатах, прогибающих на этих кораблях. Если он потеряет один крейсер или больше, это будет большой ценой за потери Синдиката, какими бы они ни были.

— Большинство крупных военных кораблей ушло от подразделения «Гамма», — отрапортовал дозорный.

Когда Гири просматривал информацию о повреждениях, нанесенных его военным крейсерам, он осознал, что их спас ущерб, ранее причиненный Синдикату минами, снарядами и картечью. Общий эффект этих ударов разметал подразделение Синдиката, в результате чего их огонь не был в достаточной степени сконцентрирован на боевых крейсерах в один короткий разрушительный залп, а скорее был достаточно разреженным, чтобы щиты кораблей Альянса могли выдерживать его дольше.

— Что насчет «Гоблина»?

— Несколько попаданий, ничего критического.

Гири с облегчением вздохнул. Боевые крейсеры Тулева отстреливались, когда враги проносились мимо, причиняя им еще больший ущерб. В отличие от военных кораблей Альянса, Синдикату на подмогу не спешили более внушительные силы. Им необходимо было отступать, но некоторые уже не могли сделать этого достаточно быстро.

К сожалению, многие все еще могли.

Гири тихонько постукивал кулаком по подлокотнику своего кресла. Однажды он удивился, что на подлокотнике не было кнопок управления, а потом понял, что это было сделано специально, чтобы расстроенный и обеспокоенный командир случайно не ударил по ним.

— У него все еще есть пять почти не поврежденных линкоров и три тяжелых крейсера. — Подразделение Синдиката растягивалось по мере того, как корабли с исправно действующими двигателями удалялись от поврежденных. — Этих мы поймать не сможем.

— Нам и не придется, — спокойно заявила Дижани, — если я, конечно, не ошибаюсь.

— Что вы имеете в виду?

Она указала на переднюю часть подразделения Синдиката.

— Там сейчас командир, который потерял половину своего войска, или потеряет, как только мы поймаем поврежденные корабли. Оставшихся кораблей будет недостаточно, чтобы помешать нам закончить свои дела в этой системе. Этот командир знает, что лучшее, на что он может рассчитывать, — это трудовой лагерь. Но, скорее всего, — расстрел, хотя нам доводилось слышать о наказаниях, которые доходят до пыток или до смерти под видом «добровольного участия в медицинских исследованиях».

Гири смотрел на дисплей.

— Вы думаете, что этот командир выберет смерть в бою?

— Или хотя бы сражение до смерти кораблей. Это не кажется особенно разумным, если вы не являетесь командиром, которого в любом случае ждет смерть. — Дижани снова указала на дисплей. — А вот и они. — Уцелевшие и несильно поврежденные корабли сбрасывали скорость и вновь присоединялись к своим поврежденным товарищам. — В порыве отчаяния или нет, — признала Дижани, — эти корабли совершают смелый поступок.

54
{"b":"133552","o":1}