ЛитМир - Электронная Библиотека

Гири почувствовал неловкость.

— Многое получилось. Нам повезло.

— Должна заметить, вы прекрасно пользуетесь своим везением, сэр. — Она снова помолчала. — Он все еще тот мужчина, которого я помню. Возможно, у нас что-нибудь получится.

— Надеюсь. Война портит достаточно жизней. Приятно думать, что две из них смогут вновь наладиться.

Дижани кивнула, с затуманенным воспоминаниями взглядом.

— Посмотрим. Нужно очень многое вернуть и многим поделиться. Вы знали, что в документах добытых на Сенсире, была огромная база данных по военнопленным. Она давно не обновлялась, и последняя информация была добавлена три года назад, но там много имен тех, кого мы считали погибшими. Если… простите, сэр… когда мы вернемся на территорию Альянса, многие будут счастливы увидеть некоторые имена в этом списке.

Гири с интересом взглянул на нее.

— Когда в последний раз Синдикат делился информацией по военнопленным с Альянсом?

— Как минимум несколько десятилетий назад. Нужно проверить. В какой-то момент они решили, что незнание того, погибли пропавшие люди или умерли, повредит настрою Альянса, и перестали делиться информацией. В ответ Альянс, конечно, сделал то же самое.

Думать об этом было неприятно. Отправлять на войну друзей любимых и членов семьи было достаточно трудно само по себе, но незнание того, что случилось с ними, было медленной пыткой.

— Нам необходимо доставить этот список домой и убедить Синдикат возобновить обмен списками с последними данными.

Дижани кивнула.

— Если кто-нибудь и сможет это сделать, так только вы, — ответила она. — Я только начала просматривать список. Там так много имен, и он составлен в такой странной манере, что я с трудом двигаюсь вперед, подчас получая информацию, которую не запрашивала. Но там есть люди, чью судьбу я хотела бы узнать. Кое-кто из них был предположительно захвачен в плен, кое-кто убит в бою. Возможно, теперь мне удастся узнать наверняка.

— Думаю, вы и многие другие займутся этим, — заметил Гири, думая о том, что список трехгодичной давности не даст ему информации о том, не удалось ли его внучатому племяннику каким-то чудом ускользнуть с «Репульса» до того, как тот был уничтожен в домашней системе Синдиката. Это останется неизвестным, но лучше было думать, что Майкл Гири погиб. Чтобы потом приятно удивиться, если он вдруг окажется жив. Хотя оснований полагать, что он пережил взрыв своего корабля, почти не было.

Это вернуло его к мыслям о тридцати девяти кораблях, которые ушли с капитаном Фалько в Страбо. Скольким из них удалось выжить? Хотелось бы ему знать ответ уже сейчас, каким бы ужасным он ни был. Неизвестность была почти так же ужасна, как и не дающая покоя вера в то, что хоть кто-нибудь из них доберется до Иллиона.

— Они здесь.

Гири выскочил из каюты, не потрудившись проверить свой дисплей. Он бежал по длинным коридорам и лестницам, пока не добрался до мостика. Задыхаясь, он повалился в свое кресло и только тогда включил дисплей, молясь о том, чтобы выживших было как можно больше.

Удивительно, но там было три линкора. Системы «Неустрашимого» опознали в них «Боец», «Орион» и «Величавый». Там был один крейсер, «Непобедимый», настолько поврежденный, что Гири пришлось дважды перепроверить данные, прежде чем он смог поверить в то, что видел. Из шести тяжелых крейсеров, сопровождавших главные корабли, осталось только два. Ни один из четырех легких крейсеров не выжил, и из девятнадцати истребителей в живых остались только семь.

— Несчастные идиоты, — пробормотал Гири. — Потерян линкор и два военных крейсера, наряду с множеством легких кораблей. Из тридцати девяти кораблей, последовавших за Фалько, только тринадцать добрались до Иллиона.

Лицо Дижани побелело от злости.

— «Триумф» не выжил. Сто к одному, что «Триумф» остался позади, чтобы задержать погоню, пока остальные корабли уходили.

— Это не помогло ни «Поларису», ни «Авангарду», — сказал Гири, осознавая, сколько ярости было в его голосе. — Посмотри на «Непобедимый». Как он еще функционирует?

— Понятия не имею, сэр. Но все эти корабли повреждены. Не думаю, что даже «Титан» сможет полностью починить эти корабли, сколько бы времени ему на это ни дали.

— Посмотрим. — Гири наконец-то включил переговорное устройство. — Полковник Карабали. Свяжитесь со своими отрядами на «Бойце», «Орионе» и «Величавом». С капитанов Керестеса, Ньюмоса и Фарезы должны быть немедленно сняты все полномочия, и их необходимо взять под арест. Капитан Фалько тоже должен быть помещен под арест за халатность и преступную потерю кораблей флота Альянса. — Обвинения в бунте будут предъявлены позже. Что имело значение сейчас, так это то, что из-за тупости Фалько они потеряли так много кораблей. Он переключился на другую волну. — «Боец», «Орион», «Величавый». Говорит капитан Гири, действующий командир флота Альянса. С ваших командующих сняты все полномочия. Старшим помощникам командиров немедленно принять командование. — Он снова переключился, на сей раз транслируя всему флоту: — Всем подразделениям, только что прибывшим в систему Иллион, максимально разогнаться и пройти через строй, присоединившись к вспомогательным подразделениям и сопровождению позади. Мы понимаем, что за вами погоня, и нам нужно чистое поле для обстрела. Особое подразделение «Неистовый» приступит к выполнению плана «Баррикада» за вами. Пожалуйста, следуйте приказам. Всем остальным подразделениям приготовиться к бою. Нам нужно за многих отомстить.

— Операция Баррикада? — Рион появилась на мостике, тяжело дыша, от бега. Она смотрела на дисплей, с посуровевшим от осознания количества потерь лицом.

— Операция «Баррикада» — это идея капитана Дьюллоса, — объяснил Гири. — Мы загрузили корабли в подразделении «Неистовый» большинством мин, имевшихся во флоте. Они двигаются вдоль пространства, перед точкой прыжка создавая настолько плотное минное поле, насколько это возможно за то время, что нам осталось.

Капитан Дижани ухмылялась в предвкушении того, как враги наткнутся на эти мины.

— Особенно приятно то, что мы можем позволить себе использование этих мин. Вспомогательные подразделения сделают новые из материалов, добытых нами на Сенсире. Синдикат сам снабдил нас средствами, чтобы создать замену минам, которые мы используем.

Гири с опозданием наблюдал за тем, как «Неистовый» и другие корабли особого подразделения двигались вдоль точки прыжка, оставляя мины, когда Рион вновь заговорила:

— Что случится, если из точки прыжка выйдет множество кораблей Синдиката как раз тогда, когда «Неистовый» и его товарищи находятся напротив?

— Риск есть, — признал Гири, — даже несмотря на то, что присутствие особого подразделения «Неистовый» рядом с точкой прыжка снижает вероятность того, что неприятели смогут появиться до того, как наши корабли пересекут пространство перед ней. Именно поэтому я попросил капитана Кресиду добровольно вызваться на это. — Наконец-то он перестал забывать использовать её новый ранг.

Рион бесстрастно взглянула на него.

— Вы и в самом деле считаете, что капитан Кресида восприняла бы просьбу вызваться добровольно не так, как приказ принять участие?

Дижани бросила в сторону Рион недовольный взгляд, в то время как Гири старался не кривить лицо. В том, что сказала Рион, было достаточно правды, чтобы уколоть.

— Мадам вице-президент, если бы я воздерживался от того, чтобы делать или просить то, что может вызвать смерть некоторых людей, находящихся под моим командованием, я был бы парализован в нерешительности, и тогда все люди за которых я отвечаю, были бы без сомнения мертвы или обречены на трудовые лагеря Синдиката.

— Только не забывайте о последствиях, — заявила Рион.

На сей раз Гири уставился на неё, пытаясь понять, почему она была настолько непримирима. Возможно, она пыталась сделать акцент на том, что её голос был голосом совести.

— Если вы пытаетесь убедиться в том, что я честен, — тихо сказал он, — то я вас понял.

60
{"b":"133552","o":1}