ЛитМир - Электронная Библиотека

Гири ждал, он знал: Дижани уже приказала дозорным, что именно искать. Первый рапорт не заставил долго ждать: «Спектроскопический анализ показал необычную концентрацию радиоактивных материалов и следы газов, обычно присутствующих в ядерных зарядах».

— Вы были совершенно нравы, — заметила Дижани. В её взгляде было столько веры в него, что Гири стало не по себе. Ему не нравилось её доверие, как не нравилось доверие любого во флоте, потому что он был уверен, что рано или поздно он его не оправдает. Они верили и то, что он был непогрешим, а он верил в обратное.

— Объясните, пожалуйста, — попросила Рион не терпящим возражения тоном, — почему Синдикат расположил ядерные боеголовки внутри лун? Некоторые обломки теперь попадут на Сутру-пять.

— Это был риск, на который был готов пойти Синдикат и на который пришлось пойти мне, — угрюмо изрек Гири. — Учитывая малонаселенность планеты, возможность разрушений минимальна. Понимаете, мадам вице-президент, Синдикат знал, что для освобождения пленников нам придется сделать две вещи. А именно — подойти очень близко к планете и стянуть флот в максимально плотный строй, чтобы нашим шаттлам не пришлось лететь дольше, чем необходимо для того, чтобы подобрать пленников из трудового лагеря. — Он указал на облако обломков. — Когда мы проходили бы вблизи лун или того, что от них сейчас осталось, они привели бы в действие ядерные заряды, превратив все в плотную смесь осколков. Мы могли бы потерять немало кораблей, даже большие линкоры, окажись они слишком близко.

В глазах Рион вспыхнул гнев.

— Неудивительно, что гражданские, с которыми я вела переговоры, были так напуганы.

— Я сомневаюсь в том, что правительство планеты знало о том, что должно было произойти, — сказал Гири, — но они точно знали, что Синдикат обязательно что-нибудь предпримет.

— Что-нибудь, что в равной степени подвергнет их риску бомбардировки осколками лун и ответному заградительному огню флота. — Рион помрачнела. — Капитан Гири, я знаю, что по военным законам вам теперь следует провести бомбардировку всех значимых сооружений и городов Сутры-пять, но я прошу вас проявить милосердие к простым жителям планеты, оказавшимся пешками в этой игре.

Гири видел, как исказилось от презрения лицо Дижани, но кивнул.

— Мы ответим на агрессию, мадам вице-президент, но я не буду устраивать кровопролитие среди мирных жителей. Пожалуйста, свяжитесь с гражданским руководством планеты и потребуйте немедленно эвакуировать все промышленные объекты, рудники и центры транспортировки. Все космодромы и взлетные поля тоже должны быть эвакуированы. Передайте им, что я не буду принимать решения о масштабе разрушений до тех пор, пока не будет ясно, какого приветствия удостоятся наши военные в трудовом лагере. — Теперь он не мог сдерживать злость при мысли о том, что могло произойти. — Удостоверьтесь, что они поняли, что в случае любых проблем кому-то придется за это заплатить, и счет придет именно к ним.

Рион кивнула и выдавила из себя улыбку.

— Прекрасно, капитан Гири. Я передам ваше послание и постараюсь сделать так, чтобы они поняли, что их жизни висят на тонкой нити успешного сотрудничества с нами.

Дижани поежилась.

— Военную базу тоже необходимо уничтожить, не правда ли, капитан Гири?

Гири взглянул на монитор, та часть планеты, где располагалась военная база, была на линии огня флота.

— Я так понимаю, база уже была эвакуирована?

Дижани нахмурилась и сверилась с данными, потом её лицо помрачнело.

— Нет. Частичная эвакуация только началась.

— Частичная?

— Да. Там несколько колонн наземного транспорта, но в нем в основном члены семей. Очень мало военных. — Дижани взглянула на Гири, приподняв бровь. — Похоже, войска Синдиката планируют оставаться на своих позициях до конца. — Видимо, её эта новость совершенно не волновала.

Она волновала Гири. Он задумчиво потер подбородок.

— Только наземный транспорт? Больше ничего не замечено?

— Дайте взглянуть. — На этот раз брови Дижани поползли вверх. — Действительно, несколько кораблей покинуло базу чуть больше получаса назад, по направлению к ближайшему горному хребту. Система установила за ними наблюдение.

— Верхушка командования направилась в подземный командный бункер, чтобы с комфортом и в безопасности переждать наш заградительный огонь, — заметил Гири.

Дижани согласно кивнула.

— Я хочу найти этот бункер.

По её лицу расплылась довольная улыбка.

— Я так думаю, что у нас остались кинетические снаряды для бомбардировки с орбиты, которые смогут пробить плотную породу довольно глубоко.

— Да, сэр, — с оттенком злорадства ответила Дижани. Гири изъявил желание взорвать Синдикат — что могло бить лучше?

Множество шаттлов отделилось от флота Альянса и теперь опускалось на Сутру-пять, словно рой огромных насекомых на жертву. Вверху, стянутые в плотный строй, парили корабли Альянса, закрывавшие большую часть пространства над планетой. Гири знал, что жители Сутры-пять смотрели сейчас в небо, понимая, что его флот может обрушить на планету смертельный огонь, в мгновение превратив её в необитаемую.

Рядом с Гири парил в воздухе виртуальный дисплей со стройными рядами карт, представляющими военных. Одним движением пальца он мог вызвать любого из них и даже увидеть то, что видели они, благодаря встроенным в их шлемы сенсорам. Однако он связался лишь с полковником Карабали, не желая перепрыгивать через командную цепь, хотя система контроля позволяла делать это без малейших затруднений.

— Разведывательные шаттлы не обнаружили никаких признаков ядерного или какого-либо другого оружия массового поражения в зоне трудового лагеря, — отрапортовала Карабали, — мы сделаем еще один круг, а потом спустим разведгруппы.

— Получили ли вы подтверждение того, что в лагере присутствуют пленники Альянса в предполагаемом количестве?

— Похоже на то, сэр, — ухмыльнулась Карабали. — Отсюда они кажутся вполне счастливыми.

Гири, улыбаясь, откинулся на спинку кресла. С тех пор как его спасли, ему пришлось много чего повидать, и мало что из увиденного относилось к категории приятных событий. Служба была тяжелым бременем. Но сейчас внизу находились тысячи людей, которые уже потеряли надежду обрести свободу. Люди, проведшие в плену не одно десятилетие без надежды на освобождение, глядели на шаттлы его флота наверху. Этот флот, его флот, освободит их. От этой мысли на душе становилось хорошо. Только бы Синдикат не предпринял что-нибудь еще. Для тысяч людей, находившихся в шаге от свободы, все еще существовала опасность погибнуть в лагере.

— Шаттлы опустились, — доложила Карабали, подтверждая информацию, отобразившуюся на дисплее Гири, который он сфокусировал на лагере. — Выводим войска.

Гири поддался искушению вызвать одного из офицеров разведки. Открылось окно, передающее вид с его шлема: грязь и покореженные сооружения. Небо было выцветшего голубовато-серого цвета, такое же унылое, как и, наверное, жизнь в самом лагере. Охраны Синдиката видно не было, а вот пленники построились в несколько рядов с офицерами во главе. Они стояли с взволнованно-оцепенелым выражением на лицах, пока войска обходили все вокруг в поисках скрытой угрозы.

Военный, чьи сенсоры использовал Гири, остановился перед группой пленных и обратился к женщине, стоящей напротив:

— Известно ли вам о каком-либо скрытом оружии? Заметили ли вы какую-нибудь необычную активность?

Женщина была худая, преклонного возраста, с кожей, после долгого нахождения в атмосфере Сутры без адекватной защиты напоминавшей пергамент. Похоже, она провела в плену большую часть своей жизни. Говорила она размеренно и осторожно.

— Нет, лейтенант. Мы находились в бараках и не могли видеть ничего из происходившего снаружи вчера вечером, но мы слышали, как охрана поспешно удалилась до рассвета. Мы обыскали весь лагерь, но оружия не нашли. Канцелярия лагеря находится вон в том здании, — указала женщина.

8
{"b":"133552","o":1}