ЛитМир - Электронная Библиотека

Затем Трикси увидела еще одни следы и в изумлении вытаращила глаза. Следы велосипедных шин. И велосипед не простой, а одноколесный! Трикси прошла до того места, где они исчезали на покрытой ковром сосновых иголок тропинке. Невозможно! Никто, даже циркач, не смог бы проехать по этому лесу на велосипеде! Но следы все-таки были!

НЕОБЫЧАЙНЫЙ БРАКОНЬЕР

Трикси, согнувшись, прошла еще несколько шагов по узкой тропинке, а затем вернулась туда, где исчезали следы велосипеда. В ее голове мелькали образы канатоходцев и воздушных акробатов. Почувствовав легкое головокружение, она направилась назад, к развилке. Только одна-единственная мысль успокаивала ее: собаки — не преступники! Они могли ради спортивного интереса идти по следу раненого оленя, но они не убивали его и не разделывали тушу. Это сделал человек. И этот человек — браконьер.

Когда Трикси добралась до развилки, стояла уже непроглядная темень, и она засомневалась, куда идти дальше. Чуть ли не на ощупь она наконец отыскала тропу и начала с трудом пробираться по ней. И когда, как ей показалось, дошла до спрятанного велосипеда, то обнаружила, что вышла на Глен-роуд — там, где тропинка обрывалась напротив магазина мистера Лайтелла.

«И как я могла сбиться с пути?» — спрашивала себя Трикси, шагая по дороге. Она была уверена только в одном: никто не заставит ее вернуться в ночной лес. На дороге тоже было не очень-то светло, но она так хорошо знала ее, что скоро отыскала велосипед и поехала к дому.

Родители и Бобби ужинали. Они изумленно посмотрели на вошедшую в столовую Трикси.

— Что случилось?! — воскликнула миссис Белден. — Мы думали, ты у Уилеров. Разве Бен Райкер не там?

— Там, — ответила Трикси. — Но Ди Линч тоже там. Они сходят с ума друг по другу. — Она изо всех сил пыталась напустить на себя ревнивый вид, чтобы всем стало ясно — ее бросили, и сердце ее разбито. Но при этом у нее было такое ощущение, что выглядит она ужасно глупо, и родители с трудом удерживаются от улыбки.

— Ну, тогда поужинай с нами, — сказала миссис Белден. — Макароны с сырно-томатным соусом и салат. Принеси тарелку, я тебе положу.

Трикси просто умирала с голоду и быстренько умяла две порции. Отец рассмеялся и наклонился к дочери.

— Скажи мне, неужели ты не сразила Бена наповал сверканием своих бриллиантов? Или ты появилась перед ним прямо в этих джинсах?

— Нет, я была в юбке, — поспешно ответила Трикси. — Но Ди такая хорошенькая, и я поняла, что соперничать с ней невозможно.

— М-м-м-м, — задумчиво протянул мистер Белден. — Если ты решила вернуться к нормальной жизни, то собираешься, наверное, вернуть мне кольцо, чтобы я снова положил его в сейф. К твоему обычному наряду оно мало подходит.

— Папа! — воскликнула Трикси. — Ты же сказал, что я могу держать у себя кольцо целую неделю! Ты же обещал!

— Да, — согласился отец. — Но я не понимаю, зачем оно теперь тебе нужно. Разве что на День благодарения…

— Я собираюсь наряжаться каждый вечер, — заверила его Трикси, мысленно содрогнувшись от отвращения. — Сейчас у Уилеров гостит Ди, и они каждый вечер будут устраивать небольшие приемы. Мисс Траск приглашала нас с Брайаном и Мартом. Я же не могу пойти туда в таком виде!

— Разумеется, не можешь, — вступила в разговор миссис Белден. — Папа тебя просто дразнит. Но я не понимаю, почему ты сейчас не у Уилеров. Что случилось? Почему ты вернулась и сразу переоделась? — Она собрала грязные тарелки и понесла их на кухню, кивком головы поманив за собой Трикси.

Когда вся посуда переместилась на кухню, миссис Белден сказала:

— Я буду мыть, а ты вытирай. Я не собираюсь вмешиваться в твою личную жизнь, и если ты не хочешь отвечать на мои вопросы, то и не надо. Просто ты выглядишь такой обеспокоенной, и я не могу поверить, что это из-за Ди и Бена.

У Трикси перехватило дыхание. Мама такая замечательная, и папа тоже. Но им не понравится вся эта история с кольцом. И будет очень трудно объяснить, почему она не рассказала Джиму про оленя. Родители иногда понимают абсолютно все, но бывает, до них не доходит, что очень правильные вещи могут выглядеть как совсем неправильные.

И вдруг Трикси поняла, что в каком-то отношении Джим точно такой же, как ее родители. Хотя теперь ясно, что собаки ни в чем не виноваты, она все равно не может никому рассказать про оленя. Джим разозлится, потому что она не сообщила обо всем сразу, и они упустили время и не поймали браконьера. Март сердиться не будет, но немилосердно ее задразнит — с утра до вечера станет талдычить, что у нее «не все дома».

Нет, мальчики ничего не должны знать. Значит, существует одно-единственное решение: они с Белкой должны сами поймать браконьера… Без чьей-либо помощи.

Вслух же она ответила маме:

— Я и в самом деле очень беспокоюсь, мамочка. Это связано с нашей работой. Она требует от нас гораздо больше ответственности, чем я предполагала.

Миссис Белден понимающе кивнула.

— Вы с Белкой отвечаете за очень большую территорию. Вам завтра очень рано вставать, так что лучше иди и ложись спать.

Трикси, чувствуя себя как никогда виноватой, покачала головой.

— Сначала я уложу Бобби, — предложила она. — Он с удовольствием заберется в кровать, если я пообещаю почитать ему что-нибудь смешное.

— Это будет просто замечательно, — с благодарностью отозвалась миссис Белден. — Он сегодня вел себя как настоящий чертенок. Обещал тихонечко отдохнуть на заднем сиденье, раз уж я не укладывала его спать днем, но вместо этого постоянно вертелся и засыпал нас вопросами.

— Ой, мама! — воскликнула Трикси. — Мне надо было остаться дома с Бобби, а вы бы покатались с папой вдвоем. Ты, наверное, ужасно устала.

— Не физически, — ответила мама. — Но бесконечные разговоры Бобби ужасно утомляют. — Она обняла Трикси. — Он тоже порядком устал, так что не читай ему слишком долго. Проследи, чтобы он как следует вычистил зубы, а то у него теперь новая привычка: мочит зубную щетку и слизывает с ладони пасту, а потом сообщает, что зубы у него чистые.

Они посмеялись, и Трикси пошла в гостиную, где Бобби пытался уговорить отца почитать ему комиксы.

— Я почитаю тебе, Бобби. — Трикси взяла братишку за руку. — Пошли! Вот почистишь зубы и ляжешь в постель, и я почитаю тебе «Кролика Питера».

Бобби высвободил руку и уставился на пальцы Трикси.

— Эй! На тебе нет кольца! Спорим, ты его потеряла!

— Не болтай глупостей! — быстро проговорила Трикси. — Леди не носят колец, когда на них джинсы.

— Эй! — огорошил ее Бобби. — Но ты же не леди!

Трикси быстро схватила комиксы и вручила ему.

— Ты неси книжку, а я пойду вперед и разберу тебе кровать.

Бобби, ни слова не говоря, последовал за сестрой и после угроз и подкупа тщательно вычистил зубы. Наконец Трикси удалось уложить его в кровать. И тут он опять начал выпытывать у нее про кольцо. Трикси понимала, что он капризничает, потому что устал, и она старалась быть как можно терпеливее.

— Спорим, ты его потеряла! — настаивал Бобби. — Спорим! Эй! Ты его потеряла!

Трикси не выдержала, пошла в свою комнату, порылась в верхнем ящике стола и нашла кольцо, которое одолжила ей Белка. Она отнесла его Бобби и устало спросила:

— Ну, теперь ты доволен? Ты и твоя единственная в голове извилина?

И тут перед глазами Трикси встали извилистые следы велосипеда на полянке, и она вздрогнула, вспомнив, как перепугалась, когда заблудилась. Она еще могла бы плутать в темноте и искать дорогу, а сейчас там наверняка бродят рыси.

К действительности ее вернули визги Бобби.

— Забери свое кольцо! Мне оно не нужно! Давай читай «Кролика Питера»! — Кольцо полетело в Трикси. — Читай, читай, ЧИТАЙ!

Трикси подняла кольцо и надела на палец.

— Бобби, не надо бросать вещи. Тебе понравится, если я стану швыряться твоими сокровищами?

Бобби просиял.

— Брось в меня моего мишку! А я буду ловить. Брось в меня мишку!

19
{"b":"133553","o":1}