ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Давай, Касукэ, мокрую уборку сделаем, — достал веник и согнал воду в дыру под окном.

Услышав, что кто-то пришел, вышел учитель. Он как-то странно смотрелся в летнем кимоно с красным веером в руках.

— Как вы рано. Вдвоем класс убираете? — спросил учитель.

— Доброе утро, сэнсэй, — сказал Итиро.

— Доброе утро, сэнсэй, — сказал и Касукэ, а затем сразу ж спросил:

— Сэнсэй, а сегодня придет Матасабуро?

Учитель, немного подумав, сказал:

— Матасабуро, это Такада-сан? Такада-сан вместе с отцом вчера уехали. Было воскресенье, поэтому они не успели со все ми попрощаться.

— Сэнсэй, они улетели? — спросил Касукэ.

— Отца вызвали телеграммой из его компании. Он сказал что еще раз, возможно, вернется сюда, но Такада-сан буде учиться в другой школе. Там у него и мама живет.

— А зачем его компания вызвала? — спросил Итиро.

— Кажется, здесь на приисках молибдена какое-то время не будет работы.

— Так и есть. Он был Матасабуро-ветер, — громко крикнул Касукэ.

В комнате ночного сторожа что-то загрохотало. Учитель поспешил туда.

А мальчики какое-то время молчали и переглядывались, словно пытаясь понять, о чем думает другой.

Ветер так и не стихал. Дрожало запотевшее от дождя оконное стекло.

ЗВЕЗДЫ-БЛИЗНЕЦЫ

1

На западном берегу Небесной реки[100] видны две звезды, размером не больше спор полевого хвоща. Это два маленьких хрустальных дворца, в которых живут звездные дети-близнецы по имени Тюнсэ и Посэ.[101]

Дворцы обращены друг к другу. По ночам близнецы, вернувшись каждый в свой дворец, чинно играют на серебряных флейтах в такт звездному хороводу. Это — работа звезд-близнецов.

Как-то раз поутру, когда Солнечная госпожа величественно потянулась и поднялась на востоке, Тюнсэ, положив серебряную флейту, сказал Посэ:

— Посэ-сан! Довольно играть. Солнечная госпожа уже поднялась, и облака сверкают белым цветом. Пойдем сегодня к роднику на западной равнине.

Однако Посэ так увлекся, что продолжал играть на флейте с полузакрытыми глазами, тогда Тюнсэ вышел из своего дворца, обулся, поднялся по ступеням дворца Посэ и повторил еще раз:

— Посэ-сан! Хватит тебе. Небо на востоке уже будто охвачено белым пламенем, и маленькие птички проснулись. Пойдем сегодня к роднику на западной равнине. А потом, может быть, поиграем, развеем туман ветряной мельницей и погоняем маленькие радуги.

Посэ, наконец, пришел в себя, вздрогнул, отложил флейту и сказал:

— Ах, Тюнсэ-сан. Извини. Уже совсем светло стало. Я сейчас, только обуюсь.

Тюнсэ надел туфли из белых ракушек, и они вместе отправились в путь по серебристой небесной равнине, дружно распевая песенку:

Белые облака на небе!

Подметите дорожку

Для Солнечной госпожи.

Дайте путь свету.

Синие облака на небе!

Закопайте поглубже мелкие камешки

На дорожке

Для Солнечной госпожи.

Так они дошли до небесного родника.

В безоблачные вечера этот родник отчетливо виден снизу. Он находится довольно далеко от западного берега Небесной Реки, и окружают его маленькие синие звездочки. На дне выложены голубые крошечные камешки, а между ними бьет источник с прозрачной водой, который маленьким ручейком впадает в Небесную Реку. Может, и вам доводилось видеть отощавших козодоев и соловьев, которые, когда над миром светит солнце, лишь молча взирают на этот родник, с тоской глотая слюнки? Ведь ни одной птице не долететь туда. Но небесная звезда Большого Ворона, и звезда Скорпиона, и звезда Зайца, конечно же, запросто могут добраться до источника.[102]

— Посэ-сан, давай устроим здесь водопад.

— Давай. Я сейчас камни принесу.

Тюнсэ снял обувь, вошел в ручеек, а Посэ стал собирать на берегу камешки.

В это время небо наполнилось ароматом яблок. Благоухание исходило от серебристой Лунной госпожи, которая еще не исчезла из виду в западной части неба.

Вдруг из-за долины донесся громкий голос, напевающий песню.

О, Небесный колодец,

Что чуть в стороне от западного берега Небесной Реки!

Вода бурлит, дно сверкает,

Его окружили синенькие звездочки.

Козодой, сова, кулик и сойка -

Им нипочем не долететь до него.

— Это песенка звезды Большого Ворона, — сказали близнецы в один голос.

Издалека, с шорохом прокладывая себе дорогу через небесный мискант, размашисто шагал, расправив плечи, Большой Ворон. На нем было иссиня-черное бархатное пальто и иссиня-черные бархатные штаны.

Увидев близнецов, Большой Ворон остановился и почтительно поклонился.

— Добрый день, господин Тюнсэ, господин Посэ! Какой сегодня безоблачный день. Однако, когда так ясно, очень першит в горле. Да и к тому же, вчера ночью я взял слишком высокие ноты. Прошу меня извинить. — С этими словами Большой Ворон прильнул к роднику.

— Не обращайте на нас внимание, пейте на здоровье, сколько хотите, — сказал Посэ.

Большой Ворон минуты три с бульканьем глотал воду, а затем поднял голову, похлопал глазами и покачал головой, отряхиваясь.

И в этот же момент издалека донеслась другая песня, которую кто-то орал дурным голосом. Большой Ворон прямо потемнел от ярости и даже затрясся.

Те, кто не знает красноглазого Скорпиона с Южного неба

С ядовитым жалом и огромными клешнями -

Глупые птицы.

Большой Ворон сердито сказал:

— Это Звезда Скорпиона. Вот черт! Намекает, что мы все глупые птицы. Ну, подождите! Пусть только появится здесь, я выклюю его красные глаза.

Не успел Тюнсэ сказать «Господин Большой Ворон. Так нельзя. Господин наш про все узнает», как, шевеля двумя огромными клешнями и волоча за собой длинный хвост, появился красноглазый Скорпион.

Его шаги разнеслись по всей тихой небесной равнине.

Между тем Большой Ворон был настолько разгневан, что дрожал мелкой дрожью, вот-вот взлетит. Близнецы замахали руками, изо всех сил пытаясь его удержать.

Поглядывая краем глаза на Большого Ворона, Скорпион уже дополз до самого берега ручейка и сказал:

— Как в горле пересохло. Господа близнецы, добрый день. Извините. Я немножко воды попью. Вот те на-а, какой-то странный землистый запах у этой воды. Видно в нее окуналась чья-то черная дурная башка. Ну, ничего не поделаешь, придется потерпеть.

И Скорпион минут десять жадно пил воду. Все это время, словно бы издеваясь над Большим Вороном, он водил хвостом с ядовитым жалом из стороны в сторону.

Наконец, Большой Ворон потерял терпение, раскрыл крылья и закричал:

— Эй, Скорпион! Ты тут только что гадости про меня говорил, обзывая глупой птицей! Немедленно извинись!

Скорпион, наконец, оторвался от воды и заворочал красными, будто огонь глазами.

— Тут кто-то что-то сказал? Красный? Или серый? Покажем-ка мы ему наше жало.

Большой Ворон вспыхнул от гнева, подлетел и закричал.

— Что? Ах ты нахал! Сейчас полетишь отсюда вверх тормашками!

Скорпион тоже обозлился, скрутил свое огромное туловище и выставил вверх хвост с жалом. Большой Ворон подлетел, увернулся от жала, а затем ринулся камнем вниз, целя острым, как пика клювом, прямо в голову Скорпиона.

Тюнсэ и Посэ не успели их остановить. Скорпион получил глубокую рану, а Большой Ворон накололся на ядовитый шип, и оба со стоном упав друг на друга, лишились чувств.

вернуться

100

Небесная река (ял. Ама-но гава) или Серебряная река (яп. Гинка). — Так японцы в старые времена называли Млечный путь.

вернуться

101

Тюнсэ и Посэ — звезды «лямбда» и «ипсилон» в созвездии Скорпиона — это «Жало на конце хвоста Скорпиона».

вернуться

102

Но небесная звезда Большого Ворона… добраться до источника. — Перечисляются реально существующие созвездия.

59
{"b":"133555","o":1}