ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Академия Стихий. Душа Огня
#Как перестать быть овцой. Избавление от страдашек. Шаг за шагом
Махинация
Изгои звездной империи
Дейл Карнеги. Как стать мастером общения с любым человеком, в любой ситуации. Все секреты, подсказки, формулы
Искусственный интеллект и будущее человечества
Девственница для альфы
#Зановородиться. Невероятная история любви
Таро. Подробное руководство: описание, схемы, авторские и классические трактовки. СircusTaro
Содержание  
A
A

– Продолжай. – Мики достал блокнот и начал делать заметки.

– О'кей… Эрик Галлифорд по прозвищу Гиллиган, потому что похож на Боба Денвера. Демократ со стажем. Хьюберт Хемфри, конгрессмен из Огайо. Проповедует традиционный демократический вздор: профсоюзы, социальные гарантии, работа для всех, увеличение расходов. Обложит налогами даже покойников. Популярен в среде партийных ветеранов. Может представлять опасность лишь в том случае, если демократы – по каким-то причинам – предпочтут его, а не Скатини. Последний из заявленных кандидатов Бенджамин Сэвидж. Либерал из Калифорнии. Уже три срока в сенаторах. Как и все западные либералы зациклен на одном и том же: перестроить производство, как того требуют интересы общества; ужесточить наказание за сексуальные домогательства, защита животных, права «голубых», права женщин, бесплатное здравоохранение для каждого, легализация наркотиков…

Мики поморщился, однако его собеседники этого не заметили.

Кен отложил нож в сторону и откинулся на спинку стула.

– Такова диспозиция, – заключил он. – Дай каждому из этих ребят в руки по компасу – они не смогут договориться о том, где север. Малкольм считает, что всех этих «инсайдеров»[5] надо свалить в кучу и рассматривать их как одного противника. Все они одного поля ягоды. Следовательно, нам надо постараться найти такого кандидата, который не работал на высоких должностях, не успел засветиться в Конгрессе и не требовал увеличения жалованья. Мы остановились на кандидатуре Хейза Ричардса, губернатора Род-Айленда. У него за спиной нет опыта пребывания в законодательных органах, и к нему трудно придраться. Он фотогеничен. Кстати, у нас есть снимок…

Ван открыл портфель и извлек оттуда глянцевую фотокарточку, с которой на Мики смотрел обаятельный мужчина пятидесяти с лишним лет, точно сошедший с рекламного ролика – тронутые благородной сединой коротко остриженные волосы, волевой подбородок, голубые глаза.

– Второй срок губернатором. Все что от нас требуется – это найти человека, который бы наставил его на ум, чтобы он делал то, что нужно нам.

Мики понимал, что все упирается в этого человека. Именно это они и обсуждали с отцом два дня спустя. Похоже, что этим человеком должен был стать Эй-Джей Тигарден.

Мики вгляделся в лицо отца. Тот день ото дня терял силы… Глаза его по-прежнему излучали живую энергию, но он уже с трудом держал голову, и его донимали приступы кашля.

– Мики, завтра отправляйся туда. Поглядим, какой выйдет толк из этого губернатора.

Глава 6

Соломон Казоровски

Клуб был самым что ни на есть низкопробным, похуже иного вегасского подпольного притона. Издаваемый игорными автоматами звон и бесконечные реплики крупье сливались в один монотонный гул.

Тузди Ромер начинала танцовщицей в отеле «Звездная пыль». Она была семнадцатилетней длинноногой блондинкой. Однако с тех пор многое изменилось. Тузди имела неосторожность спутаться с владельцем одного игорного зала; с его легкой руки она сначала пристрастилась к наркотикам, а затем и вступила в союз жриц любви. Ей потребовалось лишь однажды прокатиться в такси, чтобы из дорогой экстравагантной проститутки превратиться в дешевую шлюху, которая промышляет в захудалых гостиницах по пятьдесят долларов за ночь. В бытность Соломона Казоровски шефом специального подразделения ФБР по борьбе с организованной преступностью в Лас-Вегасе, Тузди была его осведомителем в отеле. Правда, в этом качестве ей так и не удалось оправдать его надежд, но со временем между ними установились добрые приятельские отношения. На Рождество Каз – как его называли – неизменно подносил ей бутылочку «Дом Периньон». «Вот это класс», – неизменно замечала Тузди по этому поводу.

В Тузди угадывалась какая-то трагическая обреченность, и Каз не мог заставить себя особенно давить на нее.

Тузди родилась в бедной семье в одном из тех фермерских штатов, что непременно начинаются с гласной. Она пала жертвой собственных красивых ног, роскошной груди и нелюбознательности. И в свои сорок лет она по-прежнему проводила выходные валяясь в постели и разглядывая комиксы.

Однажды они с Казом сидели у него дома – с тех пор прошло лет десять, – выпили лишнего и со скуки – не столько повинуясь зову страсти, сколько будто бы желая продемонстрировать друг другу свою нормальную сексуальную ориентацию – занялись любовью под недремлющим оком старика Эдгара.

Это было ошибкой, и больше они никогда не позволяли себе этого, договорившись, что будут просто друзьями… и они по-прежнему оставались друзьями, невзирая на то, что девять лет назад Каза поперли из ФБР за то, что он слишком активно раскручивал связи клана Ало с губернатором Аркеттом и игорными заведениями Вегаса.

У него до сих пор не укладывалось в голове, как это произошло. Он повел свою мать ужинать в ресторан в отеле «Фламинго», и метрдотель – желая засвидетельствовать свое почтение – прислал ему на столик бутылку шампанского и баночку икры. Каз, который никогда в жизни не получал ни цента от мафии, дал маху – неожиданно для самого себя он принял презент. Возможно, ему просто хотелось покрасоваться перед матерью – выглядеть в ее глазах значительной шишкой. Так или иначе, он подставился, и преступный мир не преминул воспользоваться этим – Казу инкриминировали получение взятки в размере пятисот долларов. Ласвегасская пресса смешала его с грязью: в газетах появились разгромные статьи – его карьера оказалась утопленной в злополучной бутылке шампанского. Всю жизнь Каз мечтал быть «федом» (федеральным агентом) – неподкупным борцом за справедливость. Он понимал, что это наивно, и все же верил в правоту своего дела. Расправой дирижировал клан Ало – это они уговорили губернатора Пола Аркетта накапать на Каза его руководству. Он был вынужден сказаться больным и прежде срока подать в отставку, чтобы сохранить хотя бы половину пенсии. Жизнь пошла прахом. Все последующие годы в душе Каза тлела обида. Ведь хотя к отставке и приложил руку всемогущий Гувер, в жилах Каза по-прежнему текла кровь агента ФБР – он оставался начеку, а следовательно, был опасен.

– Управляющий, поганец, вечно норовит тебя потискать – у этого типа такой вид, будто он вырос в банке из-под майонеза, – ворчала Тузди. – Вонючая дыра, чтоб она провалилась. Костюмы не моего размера, трико врезается в задницу, а туфли приходится одалживать у Клоринды – а у нее нога на два размера меньше.

Тузди жаловалась на судьбу, коротая время в обществе Каза. Глядя на него, она не могла не отметить про себя, как он постарел за последние годы. Он продолжал носить чудовищной расцветки гавайские рубахи и выглядел лет на десять старше своих пятидесяти четырех. Руки у него были покрыты пигментными пятнами, свидетельствовавшими о больной печени. Видимо, он действительно тяжело переживал увольнение со службы.

– Что ж, Туз, тут ничего не поделаешь, верно?

– Точно, – с кислой миной согласилась она. – Ну да ладно, а ты-то как поживаешь? Слышала, тебе снова отказали в разрешении открыть практику.

Каз пытался получить лицензию частного детектива, чтобы иметь возможность вести дела, связанные с разводами, число которых в городе становилось все больше. К тому же всегда попадались подонки, на которых висело по несколько угонов. Как правило, это были молокососы, которые раздевали автомобили и продавали запчасти, чтобы купить наркоту. Казу отказывали в лицензии уже четыре раза – за годы, что он боролся с игорной мафией, у него появилось множество недоброжелателей.

– Собираюсь заняться торговлей подержанными автомобилями, – ответил он.

– Слушай, я, собственно, вот зачем хотела тебя увидеть, – сказала Тузди или просто Туз, как он ее называл. – На днях мне сказали одну странную вещь.

– Что же?

– Словом, у меня есть подружка, Синди Медина, мы с ней вместе выступаем в шоу. Ее сестра работает в офисе коронера.[6] Так вот, она говорит, что когда сделали анализ крови покойного сенатора Аркетта, реакция на ВИЧ-инфекцию была положительной.

вернуться

5

Инсайд – игрок в футбольной и хоккейной команде, занимающий в линии нападения положение между крайним и центральным игроками.

вернуться

6

Должностное лицо округа, как правило, имеющее медицинское образование, обязанное засвидетельствовать смерть человека, предположительно погибшего насильственной смертью; в разных штатах назначается или избирается.

10
{"b":"133558","o":1}