ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Никак не могу уснуть, – сказал он.

– Я тоже.

Они помолчали.

– Рекс похоронен где-то здесь?

– Да, вот там. – Она указала рукой куда-то направо.

– Тебе не холодно? – спросил он.

– Я никогда не мерзну. Это у нас семейное. Хорошее кровообращение или что-то в этом роде.

– Что ты здесь делаешь?

– Я… я разговаривала с Богом.

Ему и в голову не приходило, что она может быть человеком глубоко верующим. Сам он не исповедовал никакой конкретной религии. Конечно, он верил, что есть нечто, что управляет миром, но церковью для него скорее было поле диких цветов или усеянный звездами ночной небосклон. Формальные церемонии не доставляли ему чувства близости к Божественному.

– Что же ты Ему говорила?

– Не твое дело. – Люсинда улыбнулась. – Пойдем в дом. Ты, похоже, совсем замерз.

Через выходившие во внутренний дворик балконные двери они прошли в гостиную. Люсинда включила лампу, и они сели на диван перед потухшим камином. Она взяла подушку и положила ее себе на колени. Рядом с ней Райан чувствовал себя на удивление спокойно. Не нужно было играть и притворяться. В обществе Линды ему всегда приходилось работать на публику – помогать творить образ идеальной пары. И только изредка они становились сами собой – как в тот день, когда к ним в дом залетела птица.

– Тебе грустно? – спросила она, словно прочитав его мысли.

– Пожалуй.

– О чем ты думаешь?

– Да так, ничего особенного.

И вдруг он почувствовал непреодолимое желание рассказать ей – излить ей душу, – пусть это было глупо, бессмысленно…

– Это может показаться странным…

– Как я могу судить, пока не услышу?

Он чуть заметно улыбнулся и погрузился в молчание, словно ему требовалось время, чтобы внятно сформулировать мысль, которая не давала ему покоя.

– Это было в нашем доме в Бэль-Эйр… – неуверенно начал он. – Мы с Линдой собирались ложиться, как вдруг услышали какое-то щебетание. Я вышел в холл – там на люстре сидел дрозд. Мы чувствовали, что должны выпустить птицу на волю, что должны спасти ее. Это вдруг стало делом всей нашей жизни. Мы открыли двери, окна и попытались выгнать ее… Линда размахивала полотенцем, я орудовал веником. Наконец птица вспорхнула, ударилась в стену и свалилась на пол. Но едва мы хотели взять ее, она перелетела в другую комнату.

– И что было потом?

– Так продолжалось битый час. Наконец Линде удалось схватить ее. К тому времени несчастная птица так измучилась, что даже не сопротивлялась. Линда вынесла ее во двор и посадила на землю. Целый час мы наблюдали за ней, но она так и не взлетела. Мы легли спать, а наутро ее уже не было.

– Это случилось до гибели Мэтта?

– Это было в тот самый день, когда он уехал. На другой день мы отправились в Санта-Барбару. Там мы узнали, что он утонул… А откуда тебе это известно?

– Я поняла это по тому, как ты рассказывал…

– Это было все равно что знамение, – промолвил он. – Он был с нами. Мы выпустили его на волю, и его не стало.

– Все наладится, Райан. Все меняется, становится чем-то другим. Страдание делает нас взрослее.

Люсинда взяла его руку в свою.

– Увидимся утром, – сказал он, поднимаясь вслед за нею. А потом он поцеловал ее. Беглым поцелуем… не в губы.

– Не уходи не попрощавшись, – попросила она, поднимаясь по лестнице.

Вернувшись к себе, Райан долго стоял в тишине, словно прислушиваясь к собственным ощущениям. Что-то в нем изменилось. Он не сразу понял, что именно. Впервые за последние месяцы он ощутил покой и умиротворенность. Он потушил свет и растянулся на кровати. Он думал о преследовавшей его тени. Он не даст ей сломить себя. Он почувствовал, как к нему возвращается былая уверенность. Как когда-то давным-давно в колледже на футбольной площадке, когда он стоял на третьей линии и слышал, как с трибун выкрикивают его имя. Тогда он точно знал, что, если мяч окажется рядом, он не упустит его. Теперь, впервые с тех пор, как погиб Мэтт, он смело смотрел в завтрашний день.

Глава 13

Поиск пони

Дверь перед ним отворилась, и Райан сразу очутился в гуще событий. Небольшое помещение с бетонными полами без всяких ковров было разделено на несколько офисов. Туда-сюда сновали люди, человек двадцать. Какой-то волонтер извлекал из коробки листовки с последних губернаторских выборов Хейза Ричардса. Предвыборный штаб Хейза Ричардса в Род-Айленде походил на учебный центр по организации массовых беспорядков. Вен и Ван оба сидели на телефонах, пытаясь узнать расписание авиарейсов на Айову.

– Мне нужно сорок билетов, минимум… до Де-Мойна, – говорил Вен. – А как насчет Айова-Сити или Сидар-Рапидс? – Повисла пауза, затем он отрывисто произнес: – Добро, бронируйте, – и швырнул трубку. – Деревенщина, – буркнул он, поднимая взгляд на Райана.

– Мое имя Райан Боулт… Мне нужен Малкольм Рашер. Он меня ждет.

– Мэл! – что было мочи заорал Вен.

Метрах в шести от него открылась дверь, из-за которой выглянул Малкольм Рашер. Это был высокий чернокожий – судя по виду, яппи[23] – в дорогом двубортном костюме и очках-стеклышках.

– Что? – крикнул он в ответ.

– Это к тебе. – Кен Венэйбл указал на Райана.

Райан представился, и они обменялись рукопожатием.

– Так вы будете делать документальный фильм? – спросил Малкольм.

– Сказать вам по правде, мистер Рашер, я пока сам толком не знаю, какова моя роль во всем происходящем.

– В данный момент мы стягиваем войска. Операция рассчитана на внезапность. У вас уже есть съемочная группа, оборудование и все прочее?

– Прежде чем встанет вопрос оплаты услуг, я должен уяснить для себя, что от меня требуется. Вы не находите?

– Вероятно, вы правы. Идемте. – Он провел Райана в конференц-зал, в котором стоял одинокий деревянный стол с поцарапанной крышкой.

Вокруг стола сидело человек шесть, которые живо беседовали.

– Присаживайтесь, Райан, и пристегните ремни.

Через несколько минут к ним присоединились остальные члены команды. Всего – вместе с Райаном – собралось десять человек.

– Так, попрошу всех замолчать и включить диктофоны, – произнес Малкольм. – Я не собираюсь повторять что-либо дважды. Я открыт для вопросов, но только по существу. Мы должны сразу добиться перелома в ходе праймериз, иначе грош нам цена.

На столе появилось девять диктофонов. Райан пожалел, что не захватил с собой свой.

– Что ж, для начала представимся друг другу, – продолжал Малкольм. – Сегодня вечером, в шесть, проведем тест – каждый должен знать всех остальных, кто за что отвечает и номера телефонов. Мои данные – круг обязанностей и номера телефонов – лежат на столе в холле. Итак, идем по кругу.

…Справа от меня руководитель избирательной кампании Альберт Джеймс Тигарден, или Эй-Джей.

Эй-Джей поднял руку:

– Я отвечаю за стратегию, идеологическое обеспечение кампании, обработку общественного мнения совместно с Кеном Венэйблом и Ги Вандерготом. Готов выслушать любые предложения, если таковые имеются. Я продолжу через минуту. Мои данные на том же столе в холле.

Затем встала миловидная женщина, сидевшая рядом с Тигарденом. У нее были блестящие светло-каштановые волосы, а подтянутая фигура говорила о том, что она долгое время проводит в тренажерном зале.

– Мое имя Сьюзан Уинтер. Личный эскорт.

Райан никогда прежде не слышал этого термина и понятия не имел, чем занимается этот самый «эскорт».

От внимания Малкольма не укрылось его удивление.

– Личный эскорт – для тех, кто не в курсе, – это лицо, постоянно находящееся при фигуре кандидата. Сьюзан будет отвечать за бронирование номеров в отелях, установку дополнительных телефонов, следить, чтобы в холодильнике всегда имелось все необходимое. Она будет также следить за неукоснительным соблюдением графика. Если губернатору необходимо срочно сорваться с пресс-конференции, чтобы успеть на шестичасовой рейс, именно она должна в нужное время толкнуть его локтем.

вернуться

23

Англ. yuppie – молодой, добропорядочный карьерист.

17
{"b":"133558","o":1}