ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Нет, я сделал копии.

Тони улыбался ему. Потом он положил кассеты на землю и тяжело наступил на каждую, разнося их вдребезги. Он вытащил пленки и разорвал их. Райан решил наброситься на него, пока руки Тони были заняты кассетами, но бандит снова опередил его и поднял пистолет.

– Ты не умрешь здесь, Боулт, если только не совершишь ошибки. – Тони Нью-Йорк достал зажигалку и поднес огонь к пленкам. Сначала они не загорались, но потом потемнели и стали сворачиваться клубком, пока невысокое пламя лизало их концы.

– Знаешь, что я думаю? – поинтересовался Тони, пока пленки чадили между ними.

Райан почувствовал слабость во всем теле.

– Я думаю, что это все, что у тебя есть. Нет больше никаких других копий.

– Вы ошибаетесь, – ответил Райан.

– Повернитесь, мистер Боулт.

– Что вы собираетесь делать?

– Я просто собираюсь попросить вас посмотреть в другую сторону, пока я буду сматывать отсюда, – солгал Тони, взводя курок на пистолете, собираясь сделать смертельный выстрел. Ему очень хотелось снова очутиться на своем старом рабочем месте, на бойне, где он мог подойти ближе, чувствуя тепло живого существа возле своей ноги. Ему нравилось танцевать, пока большие рогатые животные спокойно стояли и ждали. Но этот парень двигался быстро, так что Тони держался на расстоянии. – Давай, поворачивайся, – приказал он.

Райан понял, что у него больше не осталось времени. Он повернулся, сделал упор на правую ногу, потом быстро развернулся и метнул указатель поворота в Тони. Тот заметил его слишком поздно. Металлический стержень ударил его над правым глазом. Тони выстрелил раньше времени. При первом выстреле он промахнулся. Он потерял ритм. Райан карабкался по бревнам, и Тони выстрелил второй раз, попав беглецу в левое бедро. Большой кусок мяса вывалился из его бедра, пуля развернула Райана, опрокидывая на мокрые ветки. Словно молния, Тони оказался рядом с ним, вытирая кровь, сочащуюся из небольшой ссадины над правым глазом. Он направил пистолет на Райана.

– Ты, задница, так мы пропустим прощальную молитву. – Он взвел курок, направил пистолет на голову Райана, переводя мушку так, чтобы она смотрела Боулту прямо между глаз.

И тут голова Тони Нью-Йорка взорвалась.

Красные ошметки, кости и мозги взлетели в воздух и дождем посыпались на Райана. Кровавый салат смерти. Какое-то короткое кошмарное мгновение обезглавленное тело Тони оставалось стоять над Райаном, сжимая в руке пистолет. А потом Тони Нью-Йорк сделал свой последний танцевальный пируэт. Его левая нога подломилась, он развернулся на месте и упал в двух футах справа от Райана.

Райан почувствовал, как все его тело онемело. Потом он заметил движение среди деревьев, и к нему направился коренастый мужчина средних лет. Под пальто он надел гавайскую рубашку. Незнакомец держал в руке огромный «магнум 357» и пожевывал сигару, прилипшую к уголку рта. Он подошел ближе и нагнулся над Райаном.

– Привет, я Казоровски. Ты выглядишь так, будто тебе требуется отряхнуться, – произнес поседевший бывший фэбээровец.

Глава 26

Доктор Джаз

Каз с усмешкой взглянул на обезглавленное тело.

– Тони, ты, детка, просто красавец…

Райан постарался сосредоточить взгляд на крупном мужчине в гавайской рубахе, на которой зеленые и пурпурные пальмовые листья украшали желтый дакрон. Каз внимательно взглянул на рану и присвистнул. Райан истекал кровью.

– Ты потерял фунт гамбургеров и кварту кетчупа. Нам надо тебя перевязать, а потом я вернусь и позабочусь об этом мертвяке. – Он подхватил Райана под локоть и помог ему подняться.

Медленно потекла густая кровь из артерии. Каз втащил раненого на заднее сиденье микроавтобуса, разорвал свою гавайскую рубаху, скатал жгутом этот цветастый кошмар и перевязал ногу над раной. Он огляделся, ища в грязи какую-нибудь палочку, и нашел указатель поворота, который Райан метнул в Тони. Каз продел его в узел и закрутил.

Райан заскрежетал зубами и почувствовал, что сейчас потеряет сознание.

– Ослабляй это каждую минуту-две. Я знаю парня в Трентоне, который тебе поможет. – Каз накинул пальто, уселся за руль краденого микроавтобуса и поехал, бросив свою машину, взятую напрокат.

«Парень из Трентона» оказался жилистым стариком-негром по прозвищу Доктор Джаз. Он жил в гетто в деревянном доме, который, казалось, вырос среди помойки. Его адамово яблоко было величиной с ручной мяч. Он брил голову наголо, и этот черный купол блестел. Его малые коренные зубы светились двадцатичетырехкаратным золотом. А черные глаза всегда смеялись.

– Я сижу тут, слушаю джаз, и вдруг – уродливый федерал по фамилии Каз, – пропел почти в рифму Доктор Джаз, улыбаясь и показывая еще больше сияющего желтого металла. У него оказался высокий, пронзительный, полный напевного ритма Вест-Индии голос. Он смотрел на Райана, лежащего на заднем сиденье микроавтобуса. – Парень, твоя слава совсем близко. Так заходи же и расскажи Доктору Джазу всю историю, киска.

Райану становилось холодно. Он думал, что это от потери крови. Боулт приподнялся на локтях, дрожа, и посмотрел на негра, стоящего на веранде. За его спиной расположилась плетеная мебель.

– Райан, это Доктор Джаз, – представил хозяина Каз. – Он сейчас тебя заштопает.

Старик широко улыбнулся, демонстрируя пустые места в нижнем протезе.

Райан взглянул на Каза.

– Он что, доктор?

– Доктор Джаз залатал не одного преступника и не одного законника. Всякий раз, как в каком-нибудь парне проделывают дырку, и ему кажется, что лучше не стоит об этом сообщать, за дело берется Доктор Джаз.

– Я наложил не один шов и на твою усталую, уродливую задницу, – произнес доктор. – Внеси-ка его в дом, пока он не слил все до капли.

Каз вытащил Райана и перебросил его через плечо, как делают пожарные. Он неуклюже вошел в дом, прошел через террасу, перешагнул через спящую кошку и вошел в забитую старьем переднюю комнату.

– Мы отнесем тебя туда, где большого зеркала вода, где свет горит ярко, и тебе станет жарко, – пропел старик, обращаясь к истекающему кровью пациенту.

Гостевая спальня была превращена в кабинет доктора. Там стоял металлический медицинский стол без единого пятнышка под огромной хирургической лампой. Здесь расположились ящички с инструментами и стальные столики, одноразовые шприцы в пластиковой упаковке лежали на белом полотенце. Шкафчик с лекарствами, полный бутылочек с металлическими крышками, висел на стене. Райану стало немного легче при виде оборудования комнаты.

– Кенетта! – позвал Доктор Джаз.

Через несколько секунду в комнату вошла красивая негритянка лет двадцати пяти. Волосы она заплела во множество косичек.

– Привет, Каз, ты выглядишь лучше, чем в прошлые два раза.

– Кенетта, это Райан Боулт. Кенетта – дочь Доктора Джаза.

Она мельком взглянула на Райана, пока Доктор Джаз мыл руки в смежной ванной комнате. Потом женщина нагнулась и посмотрела на рану.

– Господи, чем это такое сделали?

– Пуля «дум-дум» двадцать второго калибра, – объяснил Каз.

– Начинаем, дитя мое, – позвал ее Доктор Джаз, закончивший мытье.

Кенетта взяла зеленый хирургический халат из стерильной упаковки, подошла к отцу и развернула халат.

Каз посмотрел на Райана, все еще сомневающегося.

– Доктор Джаз работал хирургом на Ямайке, в Кингстоне. В семидесятых у него возникли трудности из-за политики, и ему пришлось уехать. Неприятности его преследовали, и он не смог получить здесь лицензию. Он знает, что делает. Поверь мне, тебе лучше не ехать в госпиталь. Мики найдет тебя там.

Райан слишком ослабел, ему было слишком больно, чтобы гадать, кто этот крупный мужик с всклокоченными волосами, откуда он явился и откуда ему известно о Мики.

Боулт смотрел, как Кенетта тоже облачается в хирургический халат и прячет свои косички под зеленой бумажной шапочкой.

– Думаю, что лучше нам парня усыпить, – заметил Доктор Джаз.

36
{"b":"133558","o":1}