ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

К тому времени как самолет приземлился в Нью-Гэмпшире, Брентон Спенсер уже начал выпуск вечерних новостей.

– Сегодня взорвалась бомба в стане демократов, выдвинувших своего кандидата на президентские выборы. Мелкая сошка преступного мира на проходящем в Нью-Йорке процессе по поводу подделки контракта, заявила под присягой, что Лео Скатини давал обещания гангстерам.

На экране появилась запись из зала суда, где уличный преступник Джек Васакки, по кличке «Жирдяй», сидел на месте свидетеля, по щекам у него катился пот, капли падали на лацканы пиджака от Армани.

– Тогда мы звоним этому парню в Олбани, – говорил он, – который может сделать так, чтобы все сработало.

– И как зовут этого человека в Олбани? – раздался голос обвинителя за кадром.

– Его звали Кристофер Делео. Он помощник сенатора Скатини.

– И этот человек сказал вам, что вы получили контракты на строительство автобана еще до того, как были получены остальные заявки?

– Так сказал Делео. Он говорил, что все равно все должен одобрить сенатор.

На экране снова появился Брентон Спенсер. Он торжественно смотрел в камеру со своего места ведущего в «Ободе»:

– Сенатор отказался прокомментировать эти слова. На самом деле, мы не смогли с ним сегодня связаться. Его пресс-секретарь заявил, что мистер Делео больше не является помощником сенатора Скатини и что свидетельские показания, данные под присягой в здании федерального суда, абсолютная ложь. Далее он заметил, что, будучи сенатором Соединенных Штатов, Скатини не был связан с подписанием контрактов в штате. Мы будем следить за развитием этой истории.

Хейз смотрел последний выпуск новостей в своих апартаментах в «Манчестер Хауз» в Манчестере, штат Нью-Гэмпшир. Он улыбался, когда Лео Скатини опорочили бездоказательными обвинениями.

Он и понятия не имел, что это все организовал Эй-Джей.

Глава 30

Путешествия

Он боролся за каждый вздох, и кислородный баллон не помогал ему. Пенни вызвала врача, но тот еще не приехал. Легкие Джозефа Ало медленно наполнялись жидкостью. Он тонул изнутри. Джозеф попытался откашляться, но давление на грудную клетку оказалось слишком большим. Он закрыл глаза. Пусть Господь заберет его.

Священник из Трентона приехал в полдень и вошел в темную комнату, где царил сладкий запах смерти и лекарств. Он опустился на колени возле кровати и произнес покаянную молитву. Когда священник взял умирающего за руку, глаза уходящего в небытие дона мафии открылись. Он взглянул на святого отца, которого никогда раньше не видел.

Священник снова опустился на колени и начал миропомазание. Мазок святого масла на лоб Джозефу, потом он умаслил ладони.

– Пусть Господь, который освобождает тебя от грехов, спасет тебя.

Джозеф не считал свои деяния грехом. Он просто старался обеспечивать свою семью. Ало научился у мира, который не проявил к нему снисхождения, ни когда Джо был еще ребенком, ни теперь, когда он лежал в кровати, слыша, как его легкие заполняются жидкостью, понимая, что его жизнь подходит к концу.

Джозеф закрыл глаза. Он снова стал ребенком. Он лежал на спине на прекрасной зеленой поляне и слушал пение птиц. Дул сильный, холодный ветер… Он ерошил его густые черные волосы. Перед ним была огромная жизнь, она только начиналась. А потом старик в белых одеждах с длинной развевающейся седой бородой склонился над ним, закрывая солнце.

– Ты готов? – спросил он маленького Джозефа.

– К чему? – голос Джозефа снова превратился в сопрано его юности.

– К новому путешествию. Я помогу тебе подняться, но тебе придется идти одному.

Когда старик протянул руку, Джозеф потянулся, чтобы схватить ее.

В спальне священник увидел, что Джозеф Ало высоко поднял руку. Казалось, он тянется к чему-то, потом рука медленно упала на кровать.

Святой отец посмотрел на него, но Джозеф Ало уже умер.

Когда Джозеф Ало отправился в свое последнее путешествие в одиночестве, Хейз Ричардс начал свое, куда более короткое, в сопровождении сотни репортеров. Его путь начался на железнодорожной платформе в центре Манчестера. Он произнес несколько торжественных слов о необходимости объединения страны, потом сел в поезд. Все проходило так, как этого хотел Эй-Джей. Обычный человек отправляется в пасть верного поражения, чтобы спасти нацию, которую он любит. Хейз проехал два часа на поезде до Манхэттена. Вокруг него сидели скептически настроенные репортеры. Писаки перешептывались украдкой, что у него нет ни малейшего шанса выиграть. Ричардс держал свой кейс на коленях и смотрел в окно. Бегущий мимо ландшафт Коннектикута разворачивался перед ним, словно диафильм на испорченном проекторе. Его взгляд не мог сфокусироваться на пейзаже.

Хейз Ричардс представлял себе, как это все будет, когда его мечта сбудется. Каково это быть сорок третьим президентом Соединенных Штатов Америки.

Глава 31

Расплата

Всю неделю Брентон Спенсер отвратительно себя чувствовал. У него почти не осталось сил, и это начало сказываться на его рейтинге. Брентон не мог спать, потому что головные боли мучили его все сильнее, будя посреди ночи. Он ковылял в ванную на нетвердых ногах и закрывал дверь, чтобы его жена Сэнди ничего не слышала, и его рвало в выбранный декоратором унитаз из черного оникса. Он договорился с врачом о консультации, но страшился этого визита. Что-то в его организме было чертовски не так.

В день смерти Джозефа Ало его основным сюжетом в новостях должна была стать поездка Хейза Ричардса в Нью-Йорк. Он собирался рассказывать о ней в пятичасовом выпуске, используя репортаж Дага Майлса. Брентон сидел в своем кресле в «Ободе», пытаясь сосредоточиться, когда в его наушнике раздался обеспокоенный голос Стива Израела:

– Давай, Брентон, ты выходишь в эфир в пять. Приди в себя. Тебе придется давать заключительный комментарий к репортажу с места событий, – говорил Стив, пока на экране заканчивался показ Хейза на железнодорожной платформе. Режиссер показал ему четыре пальца, три, два, потом ткнул пальцем в Брентона, который смотрел в центральную камеру и читал свой текст с камеры-«подсказчика».

– Хейз Ричардс начал свое путешествие в Нью-Йорк. Многие считают эту поездку пустой попыткой разрешить один из самых серьезных трудовых споров в Америке. Сегодняшнюю ночь он проведет в Манхэттене в неизвестном месте, чтобы завтра утром попытаться разрешить конфликт между американскими шоферами-«дальнобойщиками» и нанимающими их компаниями. – Казалось, Брентон не знает, что делать, так как его текст кончился.

– Передай слово Хэлу, – подсказал Стив.

– А теперь Хэл Рид расскажет об избирательной кампании, – произнес Брентон.

Пока Хэл рассказывал о последних новостях, Брентон думал, нет ли у него рака мозга. Что вызывает эти головные боли? Через пять минут ему снова передадут слово, чтобы он кратко сообщил о смерти Джозефа Ало. Стив Израел решил остановиться на этом сюжете по причинам, о которых Спенсер мог только догадываться.

– Давай, Брентон, твой текст есть на мониторе, – скомандовал Стив, и Брентон начал читать текст. Над его плечом появилось изображение Джозефа Ало.

– Джозеф Ало, основатель национальной сети ресторанов, специализирующихся на мясных блюдах, известных под названием «У Мистера А» умер сегодня днем в два часа тридцать минут дня в своем доме в Нью-Джерси, – читал Спенсер. – Доктора говорят, что он последнее время страдал от болезни легких. Он скончался на семьдесят четвертом году жизни. – И никаких намеков на связь с мафией.

Райан и Каз в отеле для проституток смотрели выпуск новостей по черно-белому телевизору, стоящему на комоде. Никто из них не произнес ни слова, когда Брентон Спенсер закончил передачу. Оба погрузились в собственные мысли. Райан беспокоился о Люсинде, гадал, где она может быть, как смерть отца повлияет на нее и как ему найти способ связаться с ней.

40
{"b":"133558","o":1}