ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Глава 42

Неприятное решение

Анита Фаррингтон Ричардс не сказала Хейзу о своем желании развестись с ним, когда ездила в Айову. Она собиралась это сделать, но что-то остановило ее. Ей потребовалось несколько дней, чтобы понять, насколько сложными оказались причины ее нерешительности. Анита выросла на Востоке в семье протестантов среднего класса, с детства учивших дочь не показывать свои чувства, не устраивать сцен на публике и не привлекать к себе внимания. Мысль о грязи публичного процесса о разводе приводила ее в ужас, и после шторма, устроенного представителями прессы во время теледебатов в Айове, Анита поняла, что развестись с мужем без шумихи не удастся. Она уехала сразу же после победы в Айове и теперь скрывалась в безопасности резиденции губернатора в Провиденс. Жена Хейза Ричардса отказывалась от всех интервью, которые попытался для нее устроить ее пресс-секретарь. Анита надеялась, что предвыборная кампания Хейза завянет сама по себе, что он проиграет в Нью-Гэмпшире, так что ей не придется использовать развод, чтобы наложить вето на его кандидатуру. Анита Ричардс знала лучше всех на свете, что ее муж не годится в президенты. Она понимала, что ему не хватает моральной устойчивости. Но дни шли за днями, и женщина поняла, что Хейз набирает очки популярности. Каждый вечер о нем говорили в новостях. «Кандидат-сюрприз», – так называла его Ю-би-си… «Вероятный лидер». Анита снова начала пить. У нее были проблемы с алкоголем после тридцати, когда Хейз еще был обвинителем. И теперь она каждый день пробиралась в кабинет и наливала себе чистой водки из маленькой хрустальной бутылки, стоявшей на мраморной крышке бара.

В этот день Хейз должен был прийти домой, чтобы собрать вещи для четырехдневной поездки по десяти штатам на Юге, и Анита «набралась» для храбрости, чтобы все-таки сказать ему, что уходит. Она налила две лишних рюмки из графина, села на клетчатый диван и стала вспоминать о событиях, которые привели ее к этому решению.

Анита Ричардс никогда не была бойцом. Она старалась избегать стычек, поэтому и не стала моральным лидером для Хейза, когда таковой был ему необходим. Вместо этого она выбрала изоляцию. И теперь Анита готовилась к тому, что, как она была уверена, станет самым безобразным событием в ее жизни. Она собиралась подать на развод.

Хейз прибыл домой на лимузине к шести часам. Он нашел жену спящей на диване в кабинете. Он посмотрел сверху вниз на свою расплывшуюся супругу, испытывая отвращение к тому, какой она стала. Губернатор заметил бокал на столе и понял, что Анита снова начала пить. Он двинулся было к дверям, когда Анита проснулась и села.

– Ты давно здесь? – спросила она.

– Я только что вошел.

– Ах так. – Анита вдруг почувствовала, что не готова к сражению. Но это следовало сделать.

Хейз развернулся и пошел по коридору к своей спальне. Жена пошла за ним.

– Мне надо поговорить с тобой кое о чем.

– Не теперь, Анита. Ради меня задерживают самолет.

– Я хочу развестись.

Хейз посмотрел на нее.

– Да ладно тебе, Нита, прекрати молоть ерунду.

– Хейз, я больше не могу этого выносить. Завтра я подаю на развод.

– Ты не можешь развестись со мной. О чем ты говоришь?

– Для начала напомню – я могу делать все, что пожелаю. Я не обязана спрашивать у тебя разрешения, чтобы начать бракоразводный процесс.

– Но почему ты это делаешь?

– Чтобы остановить тебя.

– Как это остановить?

– Именно об этом я и хотела с тобой поговорить, – сказала Анита и, выйдя из спальни мужа, прошла по коридору к своей комнате.

Он поймал ее по пути, схватил за руку и развернул к себе.

– Что ты делаешь? Ты знаешь, что поставлено на карту? Я на самом деле могу победить.

– Я приняла решение. – Анита вырвала руку и пошла к себе.

Хейз двинулся за ней, но жена захлопнула массивную дубовую дверь и закрыла ее на задвижку прежде, чем он успел подойти.

– Анита, ты должна поговорить со мной, – взмолился Хейз через закрытую дверь. Спустя минуту он сообразил, что это напрасно, и вернулся к себе в кабинет, чтобы позвонить Эй-Джею. Тигарден заехал в свой офис, находившийся всего в квартале от губернаторского особняка, чтобы забрать кое-какие бумаги. Он снял трубку после второго звонка.

– Господи, Эй-Джей, моя жена хочет развестись со мной. Она заперлась в своей спальне. Анита снова пьет. Ты должен что-нибудь сделать. – Хейз, как обычно, обратился к единственному человеку, который всегда решал его проблемы.

– Еду, – сказал Эй-Джей и повесил трубку. Потом набрал номер аэропорта и позвал к телефону Малкольма. Они зафрахтовали «Боинг-737», чтобы перевезти разросшийся штат сотрудников и сотню репортеров, путешествующих вместе с ними.

– У нас проблема.

– И велика ли она?

– Я не могу сказать тебе по телефону. Просто задержи рейс. Если я не смогу приехать через час вместе с Хейзом, я перезвоню.

– Черт побери, Эй-Джей, у нас в самолете полно прессы. Если мы не будем придерживаться расписания, они заподозрят неладное. Журналисты насядут на меня. Первое правило избирательной кампании гласит – не отклоняться от расписания в присутствии репортеров.

– Час нам не повредит. Два часа, и нам придется что-то предпринимать. А пока накачай писак дармовой выпивкой. – Эй-Джей повесил трубку и рысцой побежал к машине.

В резиденции губернатора он нашел Хейза в коридоре наверху. Тот барабанил в дверь жены.

– Ладно тебе, Нита, я просто хочу с тобой поговорить. – Он обернулся и беспомощно посмотрел на Тигардена. – Она заперлась там.

– Дай мне попытаться. Иди к себе, – сказал Эй-Джей.

– Она хочет развода, мы проиграли.

– Иди к себе.

Хейз неохотно пошел по коридору к себе в спальню, но остановился на пороге, чтобы слышать слова Эй-Джея.

Тигарден негромко постучал в дверь. У него с Анитой всегда были хорошие отношения. На самом деле он считал ее умной и веселой и даже встречался с ней в колледже еще до Хейза. В старые времена они подолгу беседовали, и это имело значение для обоих. Эй-Джей высоко ставил ее ум и ее ценности.

– Нита, это Эй-Джей. – Он еще раз постучал в дверь. – Слушай, если не хочешь со мной говорить, просто скажи об этом. Ладно? Я не хочу барабанить в эту дверь всю ночь. Ты только скажи: «Сгинь, Альберт», и я исчезну. Договорились?

С другой стороны двери не раздалось ни звука. Но Эй-Джей был стратегом. Он всегда пытался решать проблемы по очереди. Ему не удается войти, значит, надо заставить Аниту заговорить.

– Послушай, если я ничего не услышу, Нита, я подумаю, что ты ничего не решила, и так и простою здесь, сдирая костяшки пальцев об это твердое дерево, – негромко уговаривал ее Тигарден через закрытую дверь.

– Уходи, Эй-Джей.

– Послушай… Гм, я уйду. Но только сначала я должен убедиться, что с тобой все в порядке.

– Просто уйди. Оставь меня в покое.

Говорить он ее заставил. Теперь нужно заставить ее думать, взаимодействовать с ним.

– Ты не хочешь быть одна, Нита. Хейза здесь нет, он в своей спальне. Поняла? Здесь только я. Ты же знаешь, что я никогда не причиню тебе вреда. Вспомни, ведь я был твоим другом еще с колледжа.

Эй-Джей познакомился с Анитой на танцах в колледже Свартмор и привез ее в Гарвард, где они с Хейзом учились. Хейз увидел Аниту, и для Эй-Джея начался все тот же сценарий, который повторялся в разные годы с разными женщинами. Хейз был лидером. А Эй-Джею всегда доставалась роль Денниса Дэя.

– Ну, Нита, я хочу убедиться, что с тобой все в порядке…

После долгой паузы он услышал, как женщина отодвинула задвижку. Эй-Джей повернул ручку и вошел.

Анита смотрела на него своими большими карими глазами, опухшими от водки и недостатка сна.

– Что тебе? – сердито спросила она.

– Что? Это не совсем верное слово. Что, это вопросительное слово, когда ты хочешь что-то узнать. А нам нужно… «Почему?» Почему – это слово для определения причины, цели или мотива, – заметил Эй-Джей, его мысли неслись галопом. Он знал, что Анита защищала диплом по английскому языку и ей это может показаться забавным. Он ждал ее улыбки и получил слабый намек на нее.

53
{"b":"133558","o":1}