ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Я должен поговорить об этом с Хейзом. Я уверен, что этой девице просто нужна реклама.

– Хорошо. Что ж, мы собираемся сообщить обо всем журналистам завтра в девять утра, если вы не предоставите нам убедительных доказательств, что этого делать не следует. Это доказательство называется А-Л-И-Б-И.

– Оставь мне номер телефона.

Они обменялись номерами телефонов и пейджеров, потом одновременно положили трубки. Эй-Джей пригнулся и посмотрел сквозь деревья аллеи на губернаторскую резиденцию.

– Черт, – наконец произнес он, потом выбрался из своего кресла и отправился выяснять то, что, как он уже понял, было правдой.

Хейз не отрицал этого. Он сидел в офисе государственного здания и мрачно смотрел в окно.

– Ты был там? В эти числа в июне?

– Да… Аните делали гастероэктомию в Нью-Йорке. А я полетел во Флориду.

– Здорово. Твоей жене выдирают матку, а ты в это время играешь в донжуана с платиновой блондинкой-турагентом. О Боже!

– Послушай, Эй-Джей, так получилось. Доволен?

Тигарден сел, уставился на Хейза и долго не сводил с него глаз.

– Я не могу в это поверить. Вчера мы завоевали двадцать штатов на своем пути в Белый дом. А сегодня рушится моя жизнь.

– Твоя жизнь?

– Ладно… Твоя жизнь валится мне на голову.

– Послушай, я не могу помешать ей говорить.

– Свидетели были? – в отчаянии поинтересовался Эй-Джей.

– Я не полный идиот.

Они сидели молча и слушали, как напольные часы отмеряют время. Потом Тигарден поднялся и медленно пошел через комнату к дверям.

– Куда ты идешь? Что ты собираешься делать?

Эй-Джей посмотрел на Хейза, в его голове уже начал формироваться отчаянный план. Он думал, что и так уже далеко зашел, так почему же не пройти весь путь до конца?

– Раз мы не можем остановить эту девицу, значит, мы должны найти того, кто это сделает.

– Только не Мики. Ты не можешь позволить этому парню перебить половину моих знакомых.

– Нет, не Мики. Мы заставим Хенни Хендерсона остановить ее.

– Зачем ему это делать?.. Ведь он сам ее нашел.

– Он остановит эту женщину, если это будет соответствовать его интересам. Мы должны создать ситуацию, чтобы убедить его в этом. – Эй-Джей вышел из офиса губернатора, оставив Хейза сбитым с толку.

Пять часов спустя они встретились на той же стоянке возле заправки. Мики Ало один сидел в кабине «дома на колесах».

– Лучше, чтобы это были хорошие новости, – произнес гангстер.

– Так и есть, – ответил Эй-Джей, садясь с ним рядом на пассажирское сиденье. Они поехали по направлению к шоссе.

Фургон съехал с дороги в том же самом сценически выгодном месте возле той же самой бурлящей реки, где они впервые встретились. Мики поставил машину на тормоз, вышел и пошел к задней двери. Эй-Джей быстро последовал за ним.

– Это ваша вечеринка. Я проделал весь этот путь из Джерси, я одолжил этот чертов фургон у Пелико. Что же такого важного вы собираетесь мне сообщить, раз уж мы отправились за город вместе?

Эй-Джей оторвал взгляд от кисточек на своих мокасинах и посмотрел в окно.

– Ладно, – медленно заговорил он, не глядя на Мики. – На политическом фронте мы отлично справляемся… Но на домашнем фронте у нас проблемы. Хейз… В общем, он проявил неосторожность. У него была не одна связь на стороне. Встречи были короткими, но отнюдь не платоническими.

– Слушайте, во-первых, прекратите смотреть в окно, договорились? Я здесь, перед вами. Во-вторых, прекратите говорить, как этот чертов Билл Бакли. Переходите прямо к делу… Хейз резвится на стороне с подвернувшейся ему под руку телкой. Так?

– Резвился… Хейз резвился на стороне с подвернувшейся ему под руку телкой. После того как мы встретились с вами и решили в это ввязаться, я сказал ему, что ему придется попридержать коней. Он так и сделал.

– Кто об этом знает?

– В этом-то и проблема. Хенни Хендерсон, координатор избирательной кампании Паджа Андерсона позвонил мне и рассказал о некоей девице, турагенте из Флориды, на которую они вышли. Он намекнул, что у них в запасе не одна женщина. Я спросил Хейза, и он все признал. Завтра утром республиканцы сообщат об этом прессе.

Мики встал, подошел к дивану. Его мозг напряженно работал.

– Итак, что происходит? – наконец спросил он.

– Вы видели, что произошло с Гэри Хартом и Донной Райс, и вы видели, как Дженнифер Флауэрс урвала свой кусок у Клинтона. В нашем случае все будет еще хуже. Консерваторы и моралисты распнут Ричардса. Если только не… – Тигарден замолчал и заставил себя взглянуть на Мики.

– Если что?

– Если мы не создадим ситуацию, когда Падж и Хендерсон не смогут воспользоваться этой информацией.

– И что это за ситуация?

– Что вы собираетесь сделать с Анитой?

– Анита решила предпринять долгое путешествие. Она собирается уехать из страны. Леди сможет вернуться после того, как выдвижение Ричардса кандидатом от демократической партии будет обеспечено, может и не вернуться. Все будет зависеть от нее. Как раз сейчас она думает об этом.

– А что, если Анита попадет в трагические обстоятельства? – выпалил Эй-Джей.

– Вы слишком часто смотрите телевизор.

– А что, если миссис Ричардс зафрахтует самолет и полетит в Огайо, где мы сегодня вечером организуем пресс-конференцию, чтобы там встретиться с Хейзом? В полете могут возникнуть проблемы… – Тигарден остановился, не в состоянии закончить свою мысль, потому что Мики с улыбкой смотрел на него.

– Господи, да вы совсем не тот, каким мне казались.

Эй-Джей отвернулся и постарался договорить:

– Хейз заплачет перед камерами национального телевидения. Мы это растянем… Возможно, нам удастся месяц играть на этом, может и дольше. Похороны на обложке журнала «Тайм». Хейз произнесет надгробную речь. Он будет говорить о любовной истории, длившейся тридцать лет. Губернатор будет посещать ее могилу, и нация будет скорбеть вместе с ним.

– А как это удержит тех шлюх от желания выступить?

– Они не смогут. Падж будет выглядеть последним мерзавцем, если начнет нападки на человека, оплакивающего свою жену. Я вам обещаю. Это ударит по нему сильнее, чем по Хейзу.

С минуту мужчины молчали. Потом Эй-Джей заговорил снова:

– Это решает две проблемы одновременно. Исчезнет Анита, а вместе с ней и угроза бракоразводного процесса. И еще. Опросы общественного мнения показывают, что народ считает Хейза несколько далеким. Гибель жены вызовет сочувствие к нему и сделает его имидж более человечным. – Эй-Джей использовал то, что подсказал ему когда-то Райан в баре отеля в Айове. – Падж не осмелится выпустить на сцену своих проституток, – закончил Тигарден, вдруг почувствовав себя в доме на колесах как в ловушке. Ему захотелось убежать из душной коробки.

– Хорошо, арендуйте самолет. Мы кое-что сделаем, и это не будет выглядеть как террористический акт.

– А как насчет пилотов?

– Это совершенно неважно, Альберт. Люди – это просто мясо. Иногда они имеют денежную или эмоциональную ценность. Если это не так, то они вообще не идут в расчет. – Мики Ало направил палец на Эй-Джея и словно щелкнул воображаемым курком. – Бах, – произнес он. – Нет дохода, нет человека.

– Черт, – негромко выругался Тигарден.

Мики привез его обратно на заправку. Эй-Джей стоял возле своей машины, когда мафиозо посмотрел на него со ступеней «дома на колесах».

– Наймите самолет на деньги избирательной кампании. Он должен стоять сегодня в шесть тридцать вечера возле правительственного терминала в Провиденс. Об остальном я позабочусь. – Мики улыбнулся ему. – Вас это беспокоит, верно?

Эй-Джей поплотнее запахнул пальто и кивнул.

– Позвольте мне сказать вам кое-что, чтобы вас успокоить, – продолжал Ало. – Именно в эту секунду приблизительно пятьсот человек исчезают с лица планеты… Некоторые из них погибают в автомобильных авариях, у других отказывают сосуды головного мозга, кое-кто совершает самоубийство. Дерьмовые пассажиры поезда, следующего к славе. Пока они уходят, автобус материнства останавливается и выпускает на свет тысячу новых идиотов. Они кричат, делают первый вздох и первый раз гадят. Точная прибыль – пятьсот человек. Девяносто процентов из них станут никуда не годными мерзавцами. Одним больше, одним меньше, нет никакой разницы.

59
{"b":"133558","o":1}