ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Райан почувствовал удар в правое плечо, но тут раздались три выстрела, и Мики дернулся назад.

На прямых ногах.

Как человек на ходулях.

Живот Мики раскрылся… Желудок, почечная жидкость и кишки вывалились на крышу к его ногам. Он с ужасом смотрел вниз, пока его жизнь уходила из его тела через огромную дыру в животе.

В дверях стояла Люсинда все еще с пистолетом охранника в руке. Широко раскрытыми глазами она смотрела на брата.

Мики взглянул вниз. «Беретта» все еще была в его руке. Он бросил ее и, пошатываясь, побрел прочь, пытаясь добраться до вертолета, возвращавшегося за ним. Майкл Ало двигался только усилием воли. Перед глазами у него все плыло. Он потерял перспективу, слепо спотыкаясь на скользком от дождя бетоне.

Вертолет по-прежнему стоял в нескольких ярдах от края крыши, и итальянские кузены выпустили смертоносную девятимиллиметровую очередь. Пули выбили бетон вокруг головы Райана, но чудом не задели его. Мики двигался на нетвердых ногах к вертолету, и они перестали стрелять. Брат Люсинды дернулся вперед, к шасси вертолета, и упал с крыши, в последнюю секунду зацепившись за ее край.

Райан посмотрел вниз на Мики. Их отделяло друг от друга всего несколько футов. На лице его врага было странное пустое выражение. Уже умирая, Мики все равно крепкой хваткой держался за край. Что-то дьявольское вырывалось из глубин существа Майкла Джозефа Ало, звук протеста, мощный и яростный. Райан опустился на колено, чтобы расслышать. И тут Мики произнес два леденящих кровь предложения.

Глаза Мики блестели, их взгляд был более ярким и живым, чем Райану доводилось у кого-нибудь видеть. На его лице расплылась широкая улыбка, как на тыкве, а потом он просто отпустил руки.

Мики Ало неловко упал с крыши, повернувшись в воздухе, ужасная улыбка все еще раздвигала его пухлые щеки.

Четырьмя этажами ниже его тело взорвалось при ударе.

Вдали послышалось завывание сирен, а вертолет резко изменил направление и устремился в залитую дождем ночь.

Райан, у которого из плеча шла кровь, проковылял к Наоми, подобрал ее фотоаппарат, потом вернулся к Люсинде. Он обнял ее здоровой рукой.

– Спасибо, – прошептал Райан.

– Что он сказал? – спросила молодая женщина, все еще не оправившись от шока.

Боулт отвернулся.

– Я не разобрал.

Они пошли в гараж, чтобы уйти с дождя, и на первом этаже встретили Коула. Тот выглядывал на улицу, где съезжались полицейские машины, создавая ожерелье мигающих красных фонарей.

– Наоми мертва. Вот ее фотоаппарат. – Райан протянул его Коулу.

Харрис опустил голову. Наоми Зур ушла к своему израильтянину.

Они вышли на улицу, где ими занялись полицейские. Им надели наручники и зачитали их права. Дождь стих, когда их усаживали в разные патрульные машины.

Райан сидел в одиночестве на заднем сиденье, слушая шорох «дворников» на ветровом стекле, сгонявших влагу прочь. Он был посреди восьмимиллионного города, и все-таки один, и ему было страшно. Райан не мог забыть последние слова Мики:

– Я вернусь, – прошептал его бывший школьный товарищ. – Я вернусь и достану тебя.

Глава 72

Зачем беспокоиться?

Когда Хейз Ричардс вернулся домой из Европы и вышел из самолета в аэропорту Даллеса, его взяли под стражу два федеральных помощника инспектора и отвезли в штаб-квартиру ФБР. Два дня спустя Малкольм Рашер сделал краткое заявление средствам массовой информации со ступенек резиденции губернатора Род-Айленда:

– Хейз Ричардс снял свою кандидатуру на пост президента Соединенных Штатов. Это никоим образом не свидетельствует о плохой работе губернатора Ричардса, но пока следствие не закончено, губернатор Ричардс считает, что его дальнейшее участие в выборах нанесло бы вред нашей демократии. Губернатор Ричардс хотел бы поблагодарить всех тех, кто его поддерживал. Он сделает заявление в ближайшие дни.

Но он прятался еще неделю и не защищал себя. Пресса ухватилась за историю и выдавала все больше и больше компрометирующей информации. Появились утверждения, что Анита Ричардс собиралась подать на развод и даже назначила встречу своему адвокату в Провиденс. Не странно ли, что она умерла спустя день после этого? И не странен ли тот факт, что Хейз получил столько денег на проведение избирательной кампании? Вопросы без ответа.

В эту неделю никто не видел Эй-Джея Тигардена.

Через два дня после того, как их выпустили из участка, Коул сказал Райану, что Хейза обвиняют в заговоре с целью убийства. Коул и Райан пытались сблизиться, но у них было слишком мало общего. Их свели вместе обстоятельства, а не дружба. У Райана болело простреленное плечо. Они выпили по стаканчику в номере Райана в отеле и распрощались, зная, что, скорее всего, им больше никогда не встретиться.

Люсинда поехала домой, чтобы побыть с матерью, которую совершенно выбили из колеи смерть Мики и сообщения о делах семейства Ало, так что Райан остался один в своих апартаментах в гостинице «Шерри Неверленд». Журналисты осаждали коридоры, карабкались по пожарным лестницам на зданиях на другой стороне улицы, вооружившись длиннофокусными фотоаппаратами, и пытались сфотографировать его. Телефон звонил не переставая. Райан попросил гостиничного оператора отключить его. Каждый вечер служащие отеля доставляли список сообщений и почту в брезентовых мешках, весивших больше двух фунтов.

Марти Ланье звонил пять раз.

Каждый вечер Райан разговаривал с Люсиндой из своего номера. Она была в особняке в Нью-Джерси с Пенни.

– Это просто удивительно, – сказала Люсинда перед отъездом Райана в Лос-Анджелес. – Мама так отчужденно держится. – Молодая женщина долго молчала. – Она не понимает, почему я… – Люсинда не смогла закончить фразу.

– Ты не убивала его, Люсинда. Он сам убил себя. Мики набивался на это.

Но Люсинда не могла ему поверить, и их ежевечерние разговоры стали наполняться длинными паузами.

– Я собираюсь поехать домой, – в конце концов объявил Райан. – Я должен попрощаться с Мэттом. Я полагаю, что смогу наконец это сделать. Но я скучаю по тебе. Мне бы хотелось тебя увидеть.

Когда Люсинда наконец заговорила, от ее слов ему стало холодно.

– Я говорила, что люблю тебя… И я не перестала тебя любить… Но сможем ли мы справиться с таким множеством плохих воспоминаний? Достаточно ли мы сильны? Да и хватило бы сил на это у кого-нибудь другого?

– Я не знаю, – признался Райан. И он на самом деле не знал.

Боулт вернулся в Лос-Анджелес. Журналисты слетелись в аэропорт. Передвижные телестанции припарковались на белых полосах, где обычно пассажиры садились в машины. Представители прессы толкались, пихались, ругались, пока Райана вели сквозь полицейский кордон. У тротуара стоял кортеж.

Райана Боулта встречали как кандидата на пост президента, которого он только что уничтожил.

На следующее утро Райан прокрался в грузовой лифт отеля «Сенчери плаза» и ждал на лестнице, пока служащий подгонит взятую напрокат машину. Ему пришлось прятаться под гостиничным одеялом, пока клерк вел машину мимо отеля, мимо журналистов и телерепортеров до условленного места двумя кварталами дальше. Там мужчина протянул Райану ключи от машины и пешком вернулся к своей стойке в гостинице.

Райан договорился встретиться в доме на Бэль-Эйр с агентом по продаже недвижимости, представлявшим интересы его жены. Он проехал по улице и остановился у особняка в стиле французского регентства, где они с Линдой когда-то жили. Дом, полный совершенных с точки зрения дизайнера вещей, которые Райан абсолютно не ценил. Агент впустил его внутрь.

– Я могу подождать, – предупредила тридцатипятилетняя длинноногая блондинка с телом инструктора по аэробике и улыбнулась ему.

– Нет… Это я должен сделать один.

Он бродил по дому со старым чемоданом, упаковывая, с его точки зрения, куда более ценные вещи, чем предметы искусства доколумбовой эпохи, украшавшие комнаты.

Линда все еще владела домом, но со времени развода она сюда не заходила. Его бывшая жена путешествовала по Европе. Она никогда не станет скучать по вещам, которые забрал Райан. Он отправился в комнату Мэтта, подошел к шкафу с его одеждой и стал их рассматривать. Потом протянул руку, взял несколько вещей и понюхал их.

95
{"b":"133558","o":1}