ЛитМир - Электронная Библиотека

Из задумчивости меня вывели ароматы. Я встрепенулась.

– В чем дело? – прищурился в нашу сторону Бинго. – Решили опоздать для понту?

– Ну полно, полно, деточка! – встряла Эрнестина – ни дать ни взять Кенга, увещевающая шкодливого крошку Ру. – Наверное, мистер Хаскелл потерял счет времени, готовясь к зачету по калориям.

Марджори Задсон громко фыркнула из-под вуали пчеловода. И – черт побери! – тут на сцене появилась Валисия Икс в ярко-красном платье, перетянутом на талии широким и блестящим черным ремнем. Ха-ха! А я-то думала, эта мода закончилась вместе с Гражданской войной.

– Как поживаете? – осведомилась Валисия, будто я была выставленным для созревания сыром, и не успела я разлепить губы, как она, взмахнув широкими рукавами, потянула Бена к столу. – Мистер Хаскелл, мне очень хотелось бы узнать ваше мнение по поводу приготовленных Джеффриз крема из смородины и искусственных земляных груш.

Ну ясное дело, какие у меня основания чувствовать себя обделенной вниманием?! Эрнестина жалостливо улыбнулась в мою сторону, рядом возник Пипс и сунул мне под нос блюдо с гофрированными блинчиками собственного изобретения. Я размышляла, прилично ли взять больше шести штук, когда появилась Джеффриз с крабами, источающими дивный аромат.

– С напитками каждый разбирается самостоятельно! – провозгласила карлица.

– Спасибо. – Удовлетворенно чавкая, я получила еще одной каплей дождя по подбородку. Неужели в этой стране не считается дурным тоном позволять погоде расстраивать социально значимые мероприятия? А если ливень зарядит – нам что, полагается отважно улыбаться? Задумчиво глядя на реку, я позволила себе немножко пофантазировать: мы с Беном вдвоем на этом островке и переживаем волшебные приключения; он – главарь шайки контрабандистов, а я – его дама, похищенная из замка на Корнуэльских утесах. А вечерами – такими, как этот, – мы отправляемся покататься на нашей старой доброй лодке, я слушаю плеск весел, погружаю ладонь в пену, белую и мягкую, как лучшие французские кружева. А на закате солнца мы возвращаемся обратно в Менденхолл, возвышающийся, точно украшение на носу огромного пиратского судна…

И вдруг фантазии мои разбились вдребезги: небо пронзила ослепительная вспышка. Первой моей мыслью было: фейерверк – в конце концов, сегодня ведь четвертое июля, День независимости. Но вспышка была слишком сильной и сверкнула слишком близко, а следом за ней раздался взрыв, который не имел ничего общего с празднеством.

Рядом с лодочным ангаром, прямо на воде, заполыхало яркое пламя.

– Боже мой! – вскричал Бен. – Моторка взорвалась!

Глава пятнадцатая

Спотыкаясь о валуны и друг о друга, мы бросились к берегу. Со стороны можно было подумать, будто мы провели двадцать лет на необитаемом острове и в один прекрасный день обнаружили на горизонте корабль. Марджори Задсон вырвалась вперед. Эрнестина сползла в сидячую забастовку, Бинго одним прыжком перемахнул через родительницу. Валисия Икс показывала отличную скорость, ее высокие каблучки ни разу не увязли в мокром песке. Бен схватил меня за руку, когда я резко оглянулась назад. Кажется, я недосчиталась двоих? Ага, вот они, Пипс и Джеффриз! Карлица придерживала старикана за локоть – то ли чтобы не упал, то ли чтоб не убежал. Глаза мне застилали слезы – вызванные не только потрясением, но и едким дымом, окутавшим остров. Я всматривалась в воду, которую еще лизали языки пламени. Несколько дрейфующих щепок – вот и все, что осталось от моторной лодки.

– Бен! Есть ли хоть крупица надежды? – Я тупо наблюдала, как он сбросил пиджак, отшвырнул в сторону туфли и, на бегу развязывая галстук, ринулся сквозь пелену дождя к реке. Однако Марджори Задсон обошла его и первой оказалась в воде. Я и не заметила, когда она успела разоблачиться до лифчика и подштанников, – правда, шляпу пчеловода снять забыла, если только не вознамерилась использовать ее для пущей плавучести.

– Посторонись, мальчик, это женская работа! – Мощный шлепок по воде, и мой муж захлебывается в лавине брызг. Марджори же поднялась во весь рост, бледная и блестящая, как морская свинья, широко распахнула рот, будто намереваясь заглотнуть весь окружающий воздух, – и исчезла в пучине.

Бен, отплевавшись, последовал ее примеру, с грацией святого мученика, которого бросают в кипящее масло. Мой отважный, он терпеть не может опускать лицо под воду – даже когда моет голову.

Время от времени на поверхность всплывала голова, и у меня перехватывало дыхание. Господи, только бы на сей раз это была Мэри! А когда это оказывалась не она, сердце мое ныряло вместе со спасателями. Безысходность навалилась на меня, столь же сырая и холодная, как и промокшая насквозь одежда. Из всех присутствующих только у Валисии Икс волосы не были растрепаны ветром. Ее совершенный по форме пучок на затылке оставался столь же гладким и ровным, как и ее голос:

– В Грязном Ручье наверняка заметили взрыв. Должна же у них быть какая-нибудь примитивная служба спасения?

– А что, если они подумали, будто мы просто развлекаемся и устраиваем фейерверк? – робко предположила я, глядя на беспокойные воды.

Никто не ответил. Звездно-полосатый шарфик Эрнестины трепетал на ветру, упорно затыкая ей рот.

– Если… если Мэри действительно… обрела покой, то думаю, вы понимаете что это означает? Полагаю, нет нужды произносить это вслух, в присутствие Бинго?

– У-БИЙ-СТВО! – В рубашке с тропическим рисунком и шортах цвета хаки толстый парнишка напоминал охотника на львов. – На сей раз, мамочка, ты совершенно права. Даже люди со средним коэффициентом умственного развития доперли бы, что это отнюдь не несчастный случай. – Очкам не удалось скрыть вытаращенных от возбуждения глаз Бинго.

Может… Неужели этот кошмар вот-вот обретет счастливое завершение? Судорожно сцепив руки, я запрыгала взад-вперед, едва не сбив с ног Валисию Икс. Марджори Задсон, рассекая волны, плыла к берегу – и вот она выволокла из воды… о нет! Не Мэри, а Бена. Прошу понять правильно: конечно же, я была рада его возвращению на сухую землю и умиленно внимала его горячим заверениям, что он ни на секунду не терял сознания. Но мысль о том, что Мэри Фейт скорее всего нет в живых, оказалась горькой пилюлей.

Так мы и стояли в сгущавшихся сумерках: Марджори натягивала на себя платье, Бен выжимал брючины, Пипс снял с шеи черный галстук и молча передал его Джеффриз, та, приподнявшись на цыпочки, обвязала галстук вокруг его руки.

– Вот всегда так: в доме кто-то умирает, а вы совершенно к этому не готовы. – Карлица ухмыльнулась.

– Возможно, она не погибла, – услышала я собственный голос. – А что, если она передумала встречаться с матерью и вернулась домой?

– Исключено, – отрезала Валисия. – Ей пришлось бы миновать зону пикника. Мы бы ее непременно увидели.

Пипс, с лихорадочным блеском в глазах, судорожно облизнул губы:

– Это я во всем виноват!

– Вы взорвали лодку?! – Эрнестина крепче прижала к себе Бинго.

– Что вы, мэм, я не вандал! Я имел в виду… Джеффриз сноровисто заткнула своего соратника локтем.

– Ты, старый дурак, имел в виду, что вчера вечером проболтался мисс Теоле. Поднимаясь в ее квартиру по пожарной лестнице, ты сказал, что сегодня на пять часов запланирован пикник. Я сама слышала. А сегодня днем она велела тебе передать мисс Мэри, чтоб та приехала.

И в самом деле, как хитроумно мамочка-монстр выбрала время, когда Мэри почти наверняка отплывет без сопровождения, потому что все остальные будут веселиться на пикнике.

– Ты за меня не говори! – Пипс погрозил Джеффриз желтым пальцем. – Я не нарушал кодекса Кулинаров, когда сказал ей про пикник, и вовсе не намерен бросать хозяйку волкам на растерзание. Пока что. А сказать я хотел, что нам следовало урезонить мисс Мэри. Связать ее, засунуть кляп в рот. Когда я увидал, как она отчаливает, то подумал об этом, но побоялся, что начнется дождь и салат расплывется.

Скрестив на груди руки, Джеффриз одарила его торжествующей улыбкой.

54
{"b":"133559","o":1}