ЛитМир - Электронная Библиотека

Сестры Трамвелл воспитывались в те времена, когда мужчин прощали по определению, причем чаще всего – за прегрешения пикантного свойства. Примула залилась румянцем – в тон своей алой блузке. Гиацинта коснулась огненно-красным ногтем своего пучка на голове и возвестила:

– Ваши извинения принимаются, дорогой Бентли. Полагаю, вы не подумали, будто мы с Примулой излишне драматизируем предсказания Шанталь.

Переставив кресло, так чтобы лицо его оказалось в тени, Бен с чувством откликнулся:

– Что вы, что вы! Напротив, я опасаюсь, что вы могли недооценить серьезность положения. Мы с Элли в неоплатном долгу перед вами. Едва вы произнесли слова "ревность", "злоба" и "страх" – я тотчас понял, какого рода опасность нас подстерегает. К нам собрались с визитом родственники.

Само собой, он имел в виду моих родственников, и оскорбление это я встретила с радостью – вцепилась в него как в спасательный круг. Дядюшка Морис, должно быть, бегает от своих кредиторов. Тетушка Аулу, очевидно, нуждается в передышке от тяжкого труда магазинной воровки. Я успокаивающе похлопала себя по животу: все нормально, малыш! Радость переполняла меня. Господь Бог решил не наказывать меня за то, что забываю принимать таблетки с повышенным содержанием железа два раза в неделю.

– А ты что скажешь, солнышко? – с дегенеративной вкрадчивостью поинтересовался Бен. – Куда бы нам сбежать, подальше от Черного Облака? – Приложив палец ко лбу, он закрыл глаза. – Как насчет Америки?

– По-моему, это слишком близко, милый. – Счастье имеет обыкновение действовать на меня, как шампанское. – Разве не безопаснее была бы Австралия? Только подумай, какие деликатесы ты смог бы приготовить из кенгуру! Эти милые зверушки наверняка ужасно вкусные, а главное – их так легко фаршировать!

– Австралия? Вы уверены, милочка? – Крашеные черные брови Гиацинты сошлись воедино. – Признаться, меня одолевают сомнения: вряд ли страна, где времена года шиворот-навыворот, достаточно цивилизованна.

Бен заложил руки за голову, скрестил ноги и одарил меня улыбкой турецкого султана.

– Милая Элли, – зачастила Примула, тряся серебристыми кудельками, – на мой взгляд, Америка куда как предпочтительнее. В том ничтожно вероятном случае, если зловещие предсказания Шанталь не сбудутся, мы с Гиацинтой страшно огорчимся, что вынудили вас совершить путешествие в мир-антипод – а попросту в преисподнюю! К тому же мы хотим сделать приятное Бентли, верно, Гиацинта?

– Ну да… по мере сил.

– У нас есть сестра, Фиалка, – поспешила продолжить Примула, – она живет в Детройте – одном из самых цветущих садоводческих районов Штатов. Ее фамилия по мужу – Уилкинсон, супруг Фиалки вместе с сыновьями держит погребальную контору. Так что нет нужды тревожиться: когда пробьет час нашей дорогой Фи, о ней хорошо позаботятся. Молю вас, навестите ее, если будет время, и расскажите, как мы с Ги поживаем, – она поправила один из бантиков. – И будьте любезны, успокойте нашу дорогую сестричку, скажите, что, по мнению нашего доктора, мы выглядим совсем девчушками.

– Думаю, мы можем твердо обещать, что позвоним ей, правда, дорогая? – встрял этот коз… в смысле, мой ненаглядный.

Бен читает меня как открытую книгу для младших дошкольников. Он прекрасно знает: я отправлюсь на край земли, если заподозрю хоть в малейшей степени, что Черное Облако – это моя омерзительно прекрасная кузина Ванесса, которая заявится в Мерлин-корт с продолжительным визитом. На днях Ванесса по телефону промурлыкала: "Дорогая, я уверена, что беременность тебе к лицу. Ведь лишний вес настолько в твоей природе!" Ничто не доставит ей большего удовольствия, чем пощеголять своей осиной талией передо мной и Беном… можно подумать, он обратит внимание!..

Я уловила скрытый намек в его голосе, когда он заверял сестер Трамвелл, что мы непременно будем слать открытки из далекой Америки.

Стоит ли продолжать борьбу? Когда судьба взяла тебя за шкирку, дрыгаться бесполезно. К тому же я уже просрочила свой "тихий час", а Бен опоздал в "Абигайль". Пускай только Кулинары сообщат нам свой пароль, и мы тотчас тронемся в путь. Украдкой покосившись на книжный шкаф, я утвердилась в своем решении. Альбомы для вырезок, которые Доркас и Джонас завели во время вояжа в Америке, как будто сочетались браком и дали приплод, устрашающими темпами оккупируя книжные полки. Нет уж, лучше самой познакомиться с Новым Светом, чем с помощью еженедельного выпуска "Географического вестника" да парочки бывших путешественников.

К действительности меня вернул голос Бена: – Ну вот и Доркас с чаем. А с Джонасом вы, полагаю, уже знакомы.

– М-да, – промычал Джонас, тряся косматой головой, – имели такое счастьице. – Он щелкнул подтяжками, удерживавшими его видавшие виды штаны. Что за ужасный тип! Даже не снял сапоги. Седые усы Джонаса насмешливо дернулись, когда он плюхнул на колени Примулы тарелку с кексами.

Доркас взяла свой свисток на изготовку (Бен занялся распределением чая, дабы ускорить процесс и поскорее отчалить в "Абигайль"), но Джонас и ухом не повел. Он ухватил кекс и громогласно изрек:

– Мисс Примула, я рискую получить отставку, но чтоб мне язык проглотить, ежели я вру: вы… ну просто вылитая кинозвезда!

От столь чарующей прямоты бедняжка Примула расплескала свой чай. Лицо Гиацинты окаменело.

– Какая радость, милая Примула, для того, кто одолжил тебе свою блузку, – процедила она. – Как ты помнишь, меня неоднократно сравнивали со знаменитой Теолой Фейт в ее лучшие годы. И кстати… – ухватив сестрицу под локоток, Гиацинта стремительно увлекла ее в вертикальное положение, – нам пора! – Канарейки в клетках угрожающе засвиристели.

– Так скоро? – Бен в два глотка осушил обе чашки, которые держал в руках.

Гиацинта подхватила свою сумку.

– Боюсь, что да. По пути домой мы должны посетить собрание Уорвикского отделения фэн-клуба Теолы Фейт. Ее дочь – полное ничтожество, до недавнего времени никто и не знал о ее существовании – накропала о Теоле какую-то клеветническую книжонку. Мы намерены пикетировать здание библиотеки.

Имя кинодивы пробудило во мне воспоминания. Теола Фейт была секс-богиней своей эпохи; ее обожали миллионы. Моя матушка, когда мне было лет девять-десять, сыграла маленькую танцевальную роль в одном из фильмов Теолы – "Печальном доме". Но сейчас не время хвастаться. Я обратила свои мысли в будущее. Любопытно, есть ли среди Кулинаров женщины? Впрочем, какая разница? Высокий белый поварской колпак совершенно не идет даже самым вдохновенным особям женского пола.

В отличие от Шанталь, я напрочь лишена экстрасенсорных способностей. Даже с самой заурядной интуицией у меня проблемы. Более того, я попросту не вижу того, что происходит у меня под носом, – например Тобиаса, который в данный момент кружил по дивану, плотоядно поглядывая на клетки с пичужками в ушах Гиацинты. Даже если бы в комнате внезапно стемнело и воцарился арктический холод, я бы и тогда не дотумкала, что, убегая со всех ног от пресловутого Черного Облака, мы с Беном на самом деле спешим прямиком в его зловещие объятия.

Итак, мы собрались в Америку.

8
{"b":"133559","o":1}