ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

К утру Дэйна все-таки уснула. Она успела увидеть какой-то короткий красочный сон, но не запомнила его. Во сне были она, Молдер и еще кто-то очень знакомый. И смеялись.

А потом ее разбудил какой-то странный звук. Скалли резко вскинула голову, с трудом разлепила глаза. Ее тревога была напрасной — остальные тоже спали. И проснулись от одного и того же звука, который донесся из клетки. Прекрасно выспавшийся пес зевал, тихонько поскуливая. Потом поднялся и замахал хвостом. Увидев, что люди обратили на него внимание, он пару раз дружелюбно гавкнул и замахал хвостом еще активнее.

— Интересно, — сквозь зевоту проговорил Ходж, — чего он хочет?

— Наверное, есть, — пожала плечами Скалли.

— Рискнем выпустить? — немного сдавленным голосом спросил он.

Скалли снова пожала плечами. Тогда Ходж взял в руки одеяло, осторожно открыл дверцу клетки, готовый накинуть на пса одеяло при проявлении малейшей агрессии. Да Сильва забилась в угол, глаза ее испуганно блестели.

Но ничего страшного не случилось. Пес дружелюбно обнюхал людей, еще пару раз гавкнул и с аппетитом уплел миску собачьего корма, принесенного Скалли из кухни.

Через некоторое время Ходж сообщил обнадеживающее известие.

— Черви были у него под кожей. Мертвые, — сказал он, вытирая руки. — Я удалил их, как простой жировик.

К этому времени пес уже ни на шаг не отходил от Скалли, признав в ней хозяйку, и та сидела на корточках и почесывала ему загривок. Нэнси Да Сильва перестала шарахаться от животного, но посматривала на него все равно недоверчиво. Как, впрочем, и на Скалли.

— Значит, — произнесла Да Сильва, — метод эффективен.

— Да, — кивнул Ходж, — и его можно применять на людях.

И вдруг повисла томительная пауза. Все смотрели на Скалли. И она понимала — почему.

— Теперь, — прервал затянувшееся молчание Ходж, — надо избавить от червя Молдера.

Скалли молча встала и пошла по коридору туда, где сидел Молдер. Взявшись за засов, Скалли повернулась к Ходжу, шедшему за ней по пятам.

— Сначала я хочу с ним побеседовать, — сказала она. — Попробую уговорить, чтобы он согласился добровольно.

— Что? — каким-то придушенным шепотом испуганно переспросила Да Сильва.

— Я тебя туда одну не пущу, — мрачно сказал Ходж.

— Если что-нибудь случится — тогда входите, — сказала Скалли. — Я не могу с ним так обойтись без полной уверенности, что мы правы.

Резкий звук откатившейся в сторону двери и яркий свет заставили Молдера, сидевшего на полу в полной темноте, зажмуриться и вскочить. Он был готов защищаться, но увидел на пороге только Дэйну.

— Ты одна? — спросил он.

— Да.

Задвинув за собой дверь, Скалли щелкнула выключателем, и Призрак зажмурился еще раз.

— Что, — спросил Молдер, — один из них?

— Никто не был убит, пока ты здесь сидел, — произнесла Скалли.

— Ну и что?

И этот спокойный ответ поверг женщину в растерянность. Немного помявшись, но понимая, что долгой умиротворяющей подготовительной беседы не получится, она решила действовать напрямую.

— Мы нашли способ, — сказала она, — убить червя. Два паразита в одном хозяине убивают друг друга.

Молдер тяжело поглядел на коллегу:

— Если ты пересадишь в меня хотя бы одного, ты меня заразишь.

Скалли подошла ближе.

— Но если это правда, — вкрадчиво произнесла она, — то почему ты не позволил нам себя осмотреть?

Молдер наклонился так, чтобы его глаза оказались на одном уровне с глазами Скалли.

— Да я бы с удовольствием, — прошипел он, — но ты мне приставила пистолет ко лбу. А этим двум я не верю! Я верил — тебе.

«Де-ерьмо-о! — подумала Скалли. — И надо же было так облажаться».

— Хорошо, — решительно прошептала она, — но сейчас-то их здесь нет.

Молдер еще раз тяжело поглядел Скалли в глаза, повернулся и нагнул голову. Скалли осторожно взялась за ворот рубахи, а потом, словно ныряя в холодную воду, глубоко вдохнула и резко оттянула ворот, обнажив шею и верхнюю часть спины напарника. Она долго мяла кожу, внимательно исследуя все складки, прощупывая мышцы на шее и спине…

Молдер стоял каменным изваянием. Он был готов ко всему. В том числе к самому худшему. Услышав за спиной шумный судорожный выдох, он резко обернулся. Скалли стояла, склонив голову к плечу, и совершенно по-девчоночьи улыбалась — радостно и немного глупо. Она повернулась к выходу, но Молдер резко схватил ее за плечо. Скалли ахнула, попыталась вырваться, но Молдер удержал ее.

Оттянув воротник ковбойки, он быстро осмотрел шею, плечи и верхнюю часть спины.

— Чисто, — услышала Скалли его голос и поняла, что напарник тихо усмехается. Раньше это ее раздражало, но потом она поняла, что Молдер усмехается всегда, когда чем-то очень доволен.

— Иди, — сказал Молдер, слегка хлопнув Дэйну по плечу, — обнародуй свой вердикт.

Переговоры спецагентов затягивались, и мне становилось все грустнее и грустнее. Надежд на мирное разрешение ситуации не оставалось. Или — почти не оставалось.

Нэнси положила на стерильную салфетку пинцет и со стуком поставила рядом банку с медленно изгибающимся червем. Брезгливо отерла пальцы о подол рубашки.

— Последний червь, — сказала она и с каким-то странным вниманием поглядела на меня. Подошла ближе. — Она не даст нам ввести его Молдеру.

— Ее придется тогда убедить, — ответил я. — Это надо сделать, ведь он заражен.

Дверь кладовой отъехала в сторону, и на пороге появилась Скалли. Молдер маячил у нее за спиной. По их лицам я понял, что Нэнси права: придется принимать крайние меры.

— Я только что осмотрела его, — напряженно проговорила Скалли. — Он здоров.

Я шагнул вперед. Мне одновременно хотелось поверить им — и расхохотаться в лицо. Им невозможно было верить.

Молдер вышел из кладовой.

— Она — тоже здорова, — хрипло сказал он.

— А значит — заражен кто-то из вас, — подхватила Скалли.

Я изначально был против переговоров федералов с глазу на глаз — напарники всегда договорятся. А что останется нам?

— Ладно, — согласился я, сделав вид, что пошел на попятную, — давайте пройдем в центральный отсек. Я хотел бы осмотреть Молдера сам. Потом он сможет осмотреть нас обоих. Пойдете вперед?

Я переглянулся с Нэнси точно так же, как они переглянулись между собой. Но я уступил дорогу, Нэнси тоже посторонилась. И Молдер шагнул между нами. Этого было достаточно.

Я схватил Молдера сзади за плечи и швырнул на пирамиду ящиков. Одновременно Нэнси с силой втолкнула Скалли в кладовую и задвинула дверь.

Я все еще боролся с Молдером. Даже оглушенный, он оказывал мощное сопротивление. Нэнси, заблокировав дверь, схватила шприц, в который был загодя набран раствор мощного транквилизатора. Но сделать инъекцию не удалось. Я как раз завернул агенту руку к лопаткам, но он оттолкнулся свободной рукой от стены, и мы налетели на Нэнси. Выбитый из рук, шприц упал на пол, но благодаря столкновению мне удалось повалить Молдера на пол.

Я оседлал федерала и сумел заломить ему и вторую руку. Скалли колотила в дверь чем-то металлическим. Она могла вырваться в любой момент. Следовало спешить.

— Червя давай, — крикнул я Нэнси. Она осторожно взяла пинцетом извивающегося паразита и приблизилась к нам. Молдер бился изо всех сил, стараясь освободиться, глухой сдавленный рев клокотал у него в горле. Он завертел головой, но Нэнси, опустившись на колени, схватила его за волосы, блокируя все попытки помешать мне.

Я уже коснулся скальпелем кожи Молдера, и тут… Кровь Христова! Я увидел, как по склоненной шее Нэнси вдоль позвоночника к основанию черепа прокатился тугой валик.

— Мать моя… — пробормотал я и впервые в жизни ударил женщину.

От моего тычка Нэнси отлетела в сторону и упала на спину. А я, отпустив Молдера, выпрямился и отшатнулся назад. Молдер медленно встал.

Нэнси затравленно озиралась, агент недоуменно смотрел то на меня, то на нее.

— Молдер, — крикнул я, — червь — в ней!

С визгливым криком Нэнси бросилась вперед и, как заправский футболист, отшвырнула Молдера плечом. И побежала в центральный отсек. Федерал с криком: «Скалли!» — бросился к дверям кладовой, открыл. Скалли выскочила из кладовой с ледорубом в руках.

13
{"b":"13356","o":1}