ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Молдер встал и повернулся к Скалли.

— По образцам, которые извлекают в ходе бурения, определяют, как изменялось строение земной коры.

Дэйна уселась перед телевизором и раскрыла папку.

— Их работа продвигалась успешно, — продолжал Фокс, — она близилась к завершению. Никто даже не думал, что могут возникнуть какие-то осложнения, до тех пор пока примерно неделю назад мы не получили вот это, — и он нажал на кнопку пульта дистанционного управления.

На экране появилась надпись: «Проект „Ледовая кора". Связь осуществлена пятого ноября 1993 года. 20:44 по времени арктической станции».

Экран был опять покрыт сеткой помех. Узкий пучок света выхватывал из темноты человека. Точнее — плечо и половину лица. Скалли с трудом узнала это залитое кровью лицо — Джон Рихтер.

— Мы — не те, кто мы есть, — тяжело дыша, невнятно проговорил Рихтер. Потом, подняв голову, он произнес отчетливей, с трудом шевеля разбитыми губами: — Мы — не те, кто мы есть. Но дальше этих стен оно не пойдет.

Скалли напряженно вглядывалась в изображение.

— Все кончится прямо здесь. И прямо сейчас. Потом мелькнула чья-то рука, схватила Рихтера за шею и передача прервалась. Скалли расширенными глазами продолжала глядеть на пустой экран.

— Что там произошло? — после короткого молчания спросила она.

Молдер слез с края стола и выключил видеомагнитофон.

— Из-за плохой погоды не было никакой возможности добраться до станции, — ответил он и присел рядом с коллегой. — Нас позвали либо потому, что мы гении, либо потому, что нами можно пренебречь. Потому что так легли карты.

— Может быть, у них синдром замкнутого пространства? — предположила Дэйна. Призрак сходу разрушил эту версию:

— Это лучшие ученые. Их специально тренировали для этого проекта и проверяли всеми возможными способами, включая тесты на психологическую совместимость. Завтра мы вылетаем сюда, — Молдер подошел к карте и ткнул в красную точку на оконечности Аляски. — Мы встретимся с тремя учеными, которые знакомы с проектом «Ледовая кора». А потом, — Фокс провел пальцем по жирной красной линии, соединяющей аэропорт Дулиттл с мысом Ледяной, — мы направимся на север, на мыс Ледяной. Национальная служба прогнозов погоды обещает нам три ясных дня. Мы как раз успеем туда и обратно, прежде чем разразится очередная арктическая буря. И не забудь надеть варежки.

Молдер вышел, а Скалли с тихим ужасом смотрела на карту. «Черт побери, — подумала она, — это же так далеко за Полярным кругом». Тяжело вздохнув, она покачала головой.

Аэропорт Дулиттл

Ном, Аляска

14 ноября 1993

Путешествие в Сиэтл было утомительным, но последовавший за ним перелет Сиэтл — Ном оказался сущим кошмаром. Старенький DC-10 болтало в воздухе, и Дэйну пару раз начинало подташнивать. Молдер же, как и в полете до Сиэтла, преспокойно спал — он вообще умудрялся засыпать в любом положении. Лишь при заходе на посадку он потянулся и открыл глаза.

Нелюдимый здоровяк в диспетчерской аэропорта глянул на агентов исподлобья и пробурчал:

— Едва ли кто согласится вас везти на этот треклятый мыс Ледяной. Не любят у нас это место, очень не любят.

— А почему? — спросил Молдер. Здоровяк еще больше набычился.

— Вам этого не понять, вы оттуда, — здоровяк мотнул головой на юго-восток. — Вы предполагаете и заключаете, а мы здесь все, — он ткнул большим пальцем себя пониже спины, — ориентируемся вот этим местом. Может, кому не нравится или кто считает, что все это чушь, но я привык верить предчувствиям. А сейчас мой агрегат говорит мне, что все не слава богу.

— А если пнуть? — чуть улыбнулся Молдер. Здоровяк пожал плечами.

— Пнуть можно. Даже кой-какой толк из этого выйдет — для вас. Да и то — ненадолго. Зато потом… — Он красноречиво махнул рукой. — Да ладно, не вы одни такие. Тут еще трое обещали мне все прелести жизни, если я не предоставлю им транспорт до Ледяного. Какие-то ученые, мать их, извините, мэм. Болтали, что работают на федеральное правительство. Видать, по тем же делам, что и вы.

Молдер кивнул:

— Да, они должны лететь с нами.

— Угу, — буркнул здоровяк, — только не говорите, что я вас не предупреждал. А сейчас идите и ждите у шестого ангара. Я попробую найти кого-нибудь. Но не обессудьте, если ждать придется долго.

Молдер пожал плечами, открыл дверь, пропуская Скалли вперед, и, выходя, оглянулся на здоровяка. Тот прикрыл глаза и помотал головой. Молдер вновь пожал плечами и вышел.

— Ни фига себе сервис! — возмутилась Скалли, когда они зашагали по бетонированному полю к ангарам, — Неизвестно, сколько мы проторчим в этой дыре, прежде чем сумеем добраться до станции.

Молдер хмыкнул:

— Добро пожаловать в Арктику. Кстати, варежки не забыла?

Скалли свирепо поглядела на напарника, но ничего не сказала.

В ангаре перед Молдёром и Скалли предстало странноватое и забавное зрелище — на верстаке у компрессора сидел, закрыв глаза и поджав под себя ноги, плотный крепыш лет тридцати пяти-сорока в меховой куртке и пестрой бейсболке. Он жестикулировал, подпрыгивал на месте, потом вдруг соскочил с верстака и выполнил пару пируэтов. До Скалли и Молдера донеслись звуки, источником которых были несомненно наушники коротышки:

— Итак, нападающий выходит в центр, — перекрикивал комментатор рев невидимых трибун, — осталось пятнадцать секунд, десять секунд — гол!

Коротышка воздел руки в победном жесте. — Прекрасно! «Файертс» — это боги! — воскликнул он.

Агенты переглянулись. Скалли подняла брови и склонила голову набок.

— Несомненно, это один из тех, с кем нам лететь, — шепнула она Молдеру. Тот кивнул.

А коротышка, почувствовав, что его разглядывают, вытянул из ушей маленькие «ракушки», щелкнул клавишей плеера и повернулся к агентам.

— Извините, — улыбнулся он, — моя команда только что забила гол.

— По средам нет никакого футбола, — заметила Скалли, опуская сумку на пол ангара.

— «Файертс» закончили играть в 1987 году, не правда ли? — уточнил Молдер.

— У меня все игры записаны на кассетах, я их постоянно слушаю, — серьезно пояснил коротышка, глядя в лицо Молдеру, словно ожидая подвоха или ироничной улыбки. Но не дождался. — Вы двое — из ФБР? — спросил он.

— Агент Молдер, агент Скалли, — представил себя и коллегу Молдер, пожал протянутую руку. — А вы?

— Дэнни Мэрфи, профессор геологии, университет Сан-Диего.

— Сан-Диего? — переспросил Молдер. — И что, в Сан-Диего много льда? Как вы его изучаете?

— Вокруг морозильника ковыряюсь, — на полном серьезе ответил Мэрфи.

Скалли добродушно усмехнулась. «Нет, у этих двоих есть что-то общее, — подумала она. — Даже шутят с почти одинаковым выражением лица». Но толком обдумать увиденное и услышанное она не успела.

К ангару быстро приближались двое, катя перед собой тележку с сумками. Мужчина и женщина, он — за сорок, высокий, худой, лысеющий; она — около тридцати пяти, худощавая, длинные пряди сухих ломких волос падают на плечи, лицо напряженное, нервное.

— Извините, мы опоздали, — еще издали начал мужчина.

— Доктор Да Сильва, доктор Ходж? — полувопросительно произнесла Скалли.

— Да, это мы, — ответил мужчина, протягивая руку. — Извините. Здравствуйте, как поживаете?

Все обменялись дежурными приветствиями и рукопожатиями, после чего доктор Ходж всех огорошил:

— Будьте добры, документы.

— Зачем? — удивился Молдер.

— Чтобы быть уверенным, что мы все — те, за кого мы себя выдаем, — ответил доктор Ходж.

Молдер и Скалли переглянулись. «Ну и ну, — читалось в глазах Дэйны, — вот так начало». Ходж и Да Сильва первыми достали бумажники и продемонстрировали водительские права.

Мэрфи что-то буркнул и полез в карман:

— Вот я.

Ходж склонился к бумажнику геолога, внимательно вчитываясь в его документы. «Интересно, он попросит Мэрфи предъявить палец для сличения отпечатка или нет?» — подумала Скалли.

2
{"b":"13356","o":1}