ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Это была «Женщина с розой».

— Точно такая же, как у миссис Чамли, но вроде бы другая, — пробормотал себе под нос Боб.

— Разница в том, что эту написал Вермеер, — улыбнулся Герхард Мальц. — Даже самая превосходная копия остается всего лишь копией. Не хватает гениальности мастера.

Они помолчали, потом Боб заметил:

— Она кажется новой. Вермеер давно умер?

— Более трехсот лет назад. Картина написана примерно в 1660 году. Когда Мосби ее купил, на ней было несколько слоев лака, а краски темные, тусклые. Я смыл старый лак, и краски засияли, как свежие. В соседнем зале у нас несколько картин Рембрандта. Они совершенно желто-коричневые были, но я их тоже вернул к жизни. Пошли, покажу.

В вестибюле Юпитер потянул носом и поинтересовался:

— Пахнет красками или растворителями?

— Да, тут рядом моя мастерская, — Мальц неопределенно махнул рукой. — Для обычных гостей туда доступа нет, но для таких почетных, как вы — пожалуйста.

Во время осмотра мастерской Юпитер не удержался и спросил:

— Неужели вам здесь не скучно? Так тихо и пусто!

— Иногда одиночество действительно угнетает, но у меня есть квартира в городе, и когда тишина и покой надоедают, я отправляюсь туда. Хотя, в принципе, я доволен этим обществом, — Герхард Мальц описал рукой полукруг вокруг себя.

Они еще походили по залам. Коллекция была действительно очень богатая — тут были полотна Рубенса и Рембрандта, Ван Дейка и Тициана, а также других, менее известных мастеров.

Наконец экскурсия закончилась, и Мальц проводил гостей к выходу. Сторожа уже не было. Хранитель музея сам запер тяжелую дверь и включил систему сигнализации.

Сыщики уже пересекли улицу, направляясь на виллу Рэдфордов, когда полуденную тишину пронзил истошный визг.

— Господи, что там опять? — ахнул Пит и бросился бегом к дому.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

ТАИНСТВЕННЫЙ ДОЗОРНЫЙ

Пит с Бобом первыми вбежали на террасу. Перед бассейном стояла Легация в мокром купальнике и босая, она прижимала к себе большое полотенце и отчаянно визжала.

— Летиция, прекрати, — послышался голос миссис Чамли.

Пожилая дама уже катилась в кресле к месту происшествия. На террасу вышла миссис Берроуз. Она размашистыми шагами подошла к Летиции и энергично встряхнула ее за плечи. Несчастная тут же прекратила визжать и тихо заплакала. Миссис Берроуз обняла ее:

— Ну, ну, все уже хорошо. Давайте успокоимся, мисс, — она бережно обняла хозяйку и увела ее в дом, что-то ласково приговаривая.

— Что случилось? — спросил ошеломленный Герхард Мальц.

Прежде чем миссис Чамли успела ответить, на каменных ступенях террасы появился Чарльз Вулли. Видно было, что он бежал во всю прыть.

— Здесь кто-то кричал? — прохрипел он. с трудом переводя дыханье. — Впрочем, это уже стало обычным делом.

Внезапно возник Берроуз с непроницаемым выражением лица.

— Я уничтожил этого зверя, — сообщил он.

— Зверя? — брови на лице Чарльза Вулли удивленно поползли вверх. — Какого зверя?

Миссис Чамли вздохнула:

— Летиция купалась, а когда вылезала из бассейна, на террасу спустился большой лохматый паук. Он упал Летиции прямо на ногу — естественно, она закричала.

— Я думаю, это был тарантул, — хладнокровно заявил Берроуз. — Я поймал его полотенцем. Сейчас он в мусорном ящике — стопроцентно мертвый. Я позволил себе выбросить вместе с ним и полотенце.

— Ну, конечно, Берроуз, — согласилась миссис Чамли, — правильно сделали.

— Тарантул! — разволновался Чарльз Вулли. — Бедная Летиция! Как тут не закричать! Мне бы тоже не понравилось, если бы у меня по голой ноге побежал тарантул, хотя я очень хорошо отношусь к паукам.

— Она, конечно, вообразит, что это было подстроено, — прокомментировал Мальц. — Бедняжка считает, что против нее существует заговор.

Миссис Чамли закрыла глаза ладонью и проговорила усталым голосом:

— Она здесь просто убивает время. Я считаю, ей пошло бы на пользу путешествие в Европу или куда-нибудь еще. Надо предложить ей, когда успокоится, хоть на несколько дней съездить в Беверли Хиллз. У нее там друзья, и, конечно же, ей нужно сходить к доктору Уимплу.

— Уж своему психиатру Летиция непременно расскажет, что ко всем ее мучителям прибавился еще и тарантул, — съехидничал Мальц.

— Вы говорите так, будто Летиция все это навоображала, — удивился Юпитер. — Но ведь тарантул был самый натуральный. Спросите у Берроуза.

— О да, конечно! Я не это имел в виду, — извиняющимся тоном объяснил Мальц. — Но она убеждена, что все это заговор, хотя то, что паук оказался на террасе, когда она выходила из бассейна, чистая случайность.

— Предположим, что так, — поспешно согласился Юпитер. Мальц пристально взглянул на него.

— У тебя такой тон, будто для всех этих воплей и капризов есть серьезные основания.

— Все может быть, — Юпитер взглянул на часы. — Три часа. Нам пора домой.

— Приходите к нам еще, — миссис Чамли приветливо улыбнулась сыщикам.

— Спасибо, — сказал Юпитер. — Обед был очень вкусный.

— Я вам позвоню, — сказал на прощанье Чарльз Вулли и подмигнул.

* * *

— Странный дом, — заметил Юпитер, когда они спускались с горы, где оставили велосипеды. — Летиция кажется в нем лишней, хотя это ее родной дом. Все относятся к ней, как к глупой капризной девчонке.

— А как же еще к ней относиться, если она то и дело ревет? — возразил Боб. — Сколько раз только при нас закатывала истерики.

— Так-то оно так, — согласился Юпитер. — Уравновешенной ее назвать трудно.

— Ты подозреваешь, что тарантула тоже подкинули, как и муравьев? — спросил Пит.

Юпитер пожал плечами.

— Тарантулов здесь полно, но что-то уж больно точное попадание — прямо на ногу Летиции, — он замолчал и прислушался.

Слева от них послышалось сначала шуршание, потом громкий хруст и треск: кто-то напролом бежал через кукурузу. Сыщики кинулись вдогонку, но не успели достичь конца поля, как до них донеслось урчание. Они выбежали на открытое место и увидели облезлый фургон, мчавшийся в облаке пыли по шоссе.

— Черт побери! — разозлился Пит. — Номера не разглядеть — такую пылищу поднял.

— Еще одна загадка, — пробормотал Юпитер, с трудом переводя дыхание. — Я-то думал, что Летицию терроризирует кто-то из домашних, а тут, похоже, и посторонние замешаны.

— Думаешь, это было пугало? — спросил Боб.

— Не знаю, но почему надо было от нас убегать?

— Это могла быть просто какая-нибудь местная шпана, — предположил Пит.

— Шпана с машиной, — Юпитер с сомнением посмотрел на старый дом с заколоченными окнами, соседствующий с имением Рэдфордов. Вокруг него густо разрослась сорная трава, а надпись «продается» на дощечке над входом почти выцвела и различалась с трудом. Судя по всему, машина была припаркована около дома — на шоссе для такого фургона не было места.

Сыщики решили осмотреть развалюху поближе и перелезли через забор, окружающий кукурузное поле. На площадке перед домом они без труда обнаружили масляное пятно, а на траве — следы от шин. Отсюда хорошо просматривалась вилла Рэдфордов — эвкалиптовые деревья ее уже не загораживали, только ангар не попадал в поле зрения.

— Чтобы наблюдать за виллой, нужно подойти поближе и залезть наверх, — отметил Юпитер, посмотрев на окна без стекол на втором этаже.

Задняя дверь оказалась незапертой. Через нее они и попали в дом, поднялись на второй этаж по скрипучей лестнице и очутились в большой пустой комнате, где гулял слабый сквознячок. Пит выглянул в зияющее пустотой окно:

— Во, точно. Отсюда здорово наблюдать… Видно почти всю террасу и половину дома, — он посмотрел себе под ноги. Пол был густо усеян окурками. — Видите, тут он и стоял, наш дозорный.

— Странный дозорный, — заметил Юпитер. — Где же он был, когда тарантул свалился на Летицию, здесь или на вилле? Пока мы этого не знаем, — он говорил оживленно, как бывало с ним в тех случаях, когда дело принимало неожиданный оборот. — На этой стадии расследования у нас несколько подозреваемых, которые могли бы преследовать Летицию.

8
{"b":"133561","o":1}