ЛитМир - Электронная Библиотека

Ловушка для врага

После долгого ожидания, показавшегося бесконечным, дверь наконец распахнулась, и мистера Пека с ребятами ослепил фонариками полицейский патруль. Кто-то из редких прохожих, услышав крики, сообщил на станцию метро и дежурный, вызвав на всякий случай полицейский патруль, поспешил на помощь. Полицейские пытались расспросить мистера Пека, что с ними произошло и как они очутились в таком неприглядном месте, но мистер Пек закричал, что речь идет о безопасности целой страны и эти сведения он может доверить только ФБР!

Полицейские переглянулись, пряча улыбки, и отвели их в гостиницу. Старик тут же побежал звонить мистеру Андерсону.

Андерсон явился быстро, но был, как всегда, невозмутим. Это взбесило мистера Пека.

— Так нот за что вам платят деньги! — закричал он. — Мы рискуем жизнью, сидя в вонючем туалете, согласившись вам помочь, а вы спите!? Где были ваши люди? Они головой ответят за такую работу! Проворонили все на свете

— Вы совершенно правы, уважаемый мистер Пек! Мы приносим вам свои извинения! — спокойно ответил Андерсон, и это немного охладило старика.

Он стал рассказывать, что с ними сегодня приключилось, но, дойдя до того места, как им пришлось безропотно последовать в грязный, сырой туалет, рассвирепел опять.

— Такие муки! И все впустую! Они сбежали! Вместе того, чтобы сесть в тюрьму! — бурно негодовал он.

— Ну, это не так. Никуда они не денутся! Наши люди уже перекрыли все выходы из Нью-Йорка. В аэропортах, на всех причалах, на вокзалах и автомобильных постах дежурят агенты, всем полицейским и служащим таможен, а также добровольцам розданы фотографии этой парочки. У нас есть все шансы взять их, когда они попытаются уехать, — спокойно возразил Андерсон.

Услышав про такие оперативные меры, мистер Пек немного успокоился.

— А если они никуда не поедут? — не смог он удержаться от вопроса. — И поймут, что пленка — блеф? Мы так и будем для них приманкой?

— Ну что вы! Благодаря вашей бдительности дело практически закончено. Вам они больше не причинят ни малейшего вреда. Снэйбел сейчас доволен, что сбыл пленку, а его заказчик пока не понял, что к чему, а когда поймет — он отнюдь не дурак, сообразит, что в игру вступили мы, а значит, он проиграл! И скроется до следующего раза.

— Не понимаю! Два опасных шпиона разгуливают себе на свободе по нашей стране! — проворчал неугомонный старик. — Я бы не сказал, что это безопасно.

Мистер Андерсон наконец улыбнулся.

— Эдгар Снэйбел фактически закончил свою шпионскую карьеру, — сказал он. — Вы разоблачили его и можете этим гордиться! Он никогда больше не будет допущен к работе в секретных учреждениях. Там есть система отпечатков пальцев, так что он уже засвечен, как бы ни менял фамилию и внешность. Но скорее всего, он и сам уже не будет лезть на рожон. Чтобы замести следы, он заляжет на дно и всплывет где-нибудь в другом штате под чужой фамилией.

— А его сообщник? Этот негодяй Бартлетт? — не унимался мистер Пек. — Вы думаете, он тоже будет сидеть сложа руки?

— Если мы сейчас не поймаем его, конечно нет. Но рано или поздно он за все ответит. Мы будем искать его долго и упорно, пока не найдем! В любом случае, мистер Пек, ребята, мы вам очень благодарны за помощь! И не считайте это пустяковым делом, таких у нас просто не бывает!

Он пожал всем на прощание руки и удалился. Но полного удовлетворения никто из них не испытал!

— Вот досада! — мрачно сказал Пит.

— Да, — кивнул Юп. — Это напоминает сон в неразобранной постели. Вроде и спишь, но все время хочется встать и укрыться одеялом!

К сожалению, изменить что-то Три Сыщика были, казалось, не в состоянии. Все, что приходило на ум, было глупо и беспомощно. Оставалось выкинуть побыстрее все происшедшее из головы и в оставшиеся дни наслаждаться удовольствиями, которые щедро предлагал им Нью-Йорк.

Мистер Пек занялся наконец своим изобретением. На следующий день после похода на стадион он исчез прямо с утра и вернулся вечером, намекнув вскользь, что вышел на нужных людей.

— Дело сдвинулось, — кратко сообщил он на следующий вечер и отдал распоряжение приготовить седан в обратный путь.

В последующие дни так и повелось. Он исчезал с утра, появлялся поздно вечером, и ребята были целиком предоставлены самим себе. Они посетили воздушный парад восстановленных старинных самолетов, первых ласточек американской авиации, побывали в Планетарии, изучили под чутким руководством Юпа все радости итальянской кухни в Маленькой Италии, проехались по подвесной дороге до Рузвельт-Айленда, совершили экскурсию в Рокфеллеровский Центр и накупили огромное количество подарков и сувениров.

На четвертый день после исчезновения Снэйбела они увидели женщину с орхидеями в руках.

Это было на пересечении восьмой авеню и тридцатой улицы. Женщина только что перешла через дорогу. В руках у нее был горшочек с тремя прекрасными орхидеями в кремово-коричневых тонах.

— Ох! — воскликнул Боб.

— Ну, конечно! — сразу все понял Пит.

Да и Юпитер остался Юпитером, разыграв целое представление, которое не могло оставить женщину равнодушной. Сначала он покачал головой, потом прикрыл глаза рукой, открыл и засиял, как медный таз тетушки Матильды.

— Неужели это Цимбидиум!?! — прошептал он.

Женщина кивнула, приятно удивленная.

— Вы знаете орхидеи, разбираетесь в них? Как чудесно! Наверное, вы учитесь на садовника? — тут же спросила она.

— Их выращивает мой любимый дядя Эджберт! А я пока только любуюсь и накапливаю знания! — ответил Юпитер. Он врал с таким вдохновением, что женщина ни на минуту не усомнилась в его словах.

— Я несу их к своей дочери, чтобы оставить до вечера, пока буду убирать квартиры у клиентов. Вечером у нас в клубе выставка, и я надеюсь, что на этот раз получу главный приз! Как вы думаете? — затараторила женщина.

— Я просто уверен в этом! — тут же подхватил Юп. — А что, в Нью-Йорке городская выставка орхидей?

— Ну, не городская, конечно, просто ежемесячная выставка нашего клуба. Но у нас сегодня выступает Клайв Стилтон! Это такой специалист! Почему бы вам не прийти к нам в клуб? У нас есть небольшой резервный фонд, и мы ежемесячно разыгрываем растения. Может, вам повезет и вы выиграете орхидею для своего дяди. Вы из Нью-Йорка?

— К сожалению, нет! Мы из Калифорнии, — ответил Юп.

Женщина доверила Питу, как самому надежному, свой горшочек, открыла сумочку, достала карандаш и визитную карточку и на обороте записала адрес клуба.

— В восемь часов вечера в «Статлер Ройял», — сказала она. — Приходите! Ваш дядя будет завидовать, вы услышите Клайва Стилтона! Выступление будет записываться на магнитофон, вы сможете отвезти запись своему дяде, если захотите. Вы, честное слово, не пожалеете, если придете!

Они поблагодарили ее за приглашение, а она, забрав горшочек с цветами у Пита, еще долго оглядывалась, махая им приветливо на прощание рукой.

Юпитер изучил карточку. Женщину звали Хелен Иннс МакЭйлиф и проживала она в Ривердейле. «Статлер Ройял» находился на пересечении седьмой авеню и тридцатой улицы.

— Не кажется ли вам, что если об этой выставке объявлено в газетах, Снэйбел может там появиться? — после небольшого размышления спросил он у ребят.

— Мне это тоже пришло в голову, стоило тебе с ней заговорить! — ответил Боб. — Ты думаешь, Снэйбел еще в Нью-Йорке? И осмелится появиться на выставке? Он же скрывается, ты помнишь об этом?

— Кто знает? — ответил Юп. — Если он еще здесь, ему нужно как-то убить время, а мистер Пек говорил, что орхидеи — единственное, что его интересует в жизни.

— Вообще-то это мысль, — сказал Пит. — Он вполне может прийти, решив, что его не будут там искать. К тому, же, в любом случае, мы ничего не теряем.

Трудно было только решить, говорить ли об этой затее мистеру Пеку. Пит был решительно против.

— Ему вредно волноваться, от этого подскакивает давление. А если Снэйбел появится на выставке, можете себе представить, что с ним будет! — сказал он. — Он, как обычно, рассвирепеет.

23
{"b":"133562","o":1}