ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Еще не знаю, — ответил Юпитер. — Возможно, ничего. Но человек без обуви был здесь, и мне кажется полезным сделать слепок, пока отпечаток ноги не расплылся или его не смело ветром.

Когда мальчики вновь нашли след, Юпитер встал на колени и обрызгал отпечаток лаком для волос из баллончика, который он тоже купил в городе.

— А лак зачем? — спросил Пит.

— Чтобы зафиксировать след и предохранить гипс от грязи и камей, — ответил Юпитер.

Потом он начал сооружать примитивную раму из дощечек, взятых с верстака. Скрепив их клейкой лентой, он поставил рамку, отгородив ею след.

Закончив приготовления, Юпитер осторожно вылил немного гипса на след. Положив в него несколько веточек, чтобы отливка была покрепче, он подождал, пока первый след затвердеет, потом налил еще гипса.

— Отличная работа! — заметил Пит.

— Жаль, что у нас нет клиента, который мог по достоинству ее оценить, — сказал Боб. — Как считаете, может Ньют Макафи нанять нас?

— А как ты думаешь, Трем Сыщикам нужен такой клиент? — ответил вопросом на вопрос Юпитер.

— Нет, сэр! — воскликнул Пит. — Неприятный тип, да и жена у него не лучше. Не понимаю, как Элеонор их терпит.

Юпитер усмехнулся.

— Хозяйка магазина «Сделай сам» знала мат Элеонор, — сказал он. — Миссис Хесс была очень славная, и хозяйка считает, что Таллия ей завидовала. Она намекнула, будто Таллия и Элеонор тоже завидует. Еще я узнал, что Ньют жуткий скупердяй и берет с Элеонор деньги за комнату и питание, причем с того самого времени, как умерли ее родители.

Боб не понял.

— Но ей же было только восемь лет! Как она могла платить? Родители завещали ей деньги?

— У них дом был в Голливуде, — ответил Юпитер. — Макафи его сдает и забирает себе арендую плату.

— О— го! — воскликнула Боб. — Все это хозяйка магазина тебе рассказала? Как же ты ее разговорил?

— Упомянул между делом, что мы остановились у Макафи в сарае, и ей стало интересно, сколько он запросил с нас. Когда я назвал цену, она покачала головой и сама все мне рассказала. Она еще рассказала, что Джон Цыган не умеет ни читать, ни писать и перебивается случайными заработками, а Ньют его обманывает. Джон ведь не в силах как следует подсчитать, сколько времени он отработал у Ньюта.

— Ладно, хватит о Джоне Цыгане, — остановил его Боб. — Если он не умеет читать и писать, значит, он не мог послать записку с требованием выкупа.

— Он мог быть сообщником, но я почему— то так не думаю, — сказал Юпитер. — Он не слишком умен. Вряд ли ему кто-нибудь доверился бы. Еще мне показалось, что сегодня утром он не притворялся. Он действительно испугался. Нет, он ни при чем. Без него тоже народа хватает.

— Мы беремся за это дело, да? — спросил Пит. — А кто наш клиент? Элеонор?

— Разве обязательно иметь клиента? — возразил ему Юпитер. — Эта загадка увлекательна сама по себе. Украли ископаемого человека, который умер в стародавние времена, и заодно усыпили целый город.

Боб рассмеялся.

— Это так ненормально, что мне даже нравится.

Он уселся на землю, достал из кармана блокнот и шариковую ручку и принялся писать.

— Исчезнувший пещерный человек, — бормотал он. — Таинственное лекарство в водяной системе. Неграмотное требование выкупа. Возможно, это несущественно. Неграмотность, я имею в виду. Она может быть искусственной. Теперь перейдем к подозреваемым.

Боб посмотрел на друзей.

— Брэндон? — спросил он. — Он хотел вынести кости из пещеры, и он мог послать требование о выкупе, чтобы отвести от себя подозрения.

— Он спал в парке, когда кости исчезли, — напомнил ему Пит. — Когда я проснулся я на нем лежал. Все спали в парке. Нам некого подозревать.

— Мы не знаем наверняка, что все жители города были на церемонии, — ответил Юпитер. — Кроме того, похититель вполне мог защитить себя от воздействия снотворного. Если это предположить, то все в городе попадают под подозрение.

— Тихо, — сказал Боб. — Идет Элеонор.

Юпитер оглянулся и, увидев на лугу Элеонор Хесс, быстро передвинулся, чтобы Элеонор не заметила лежавший на земле слепок.

— Привет, — сказал он, когда Элеонор подошла поближе. — А мы вот… сидим и разговариваем обо всех чудесах, происшедших сегодня.

Элеонор кивнул, потом смущенно, словно не зная, рады ей здесь или нет, присела рядом с Тремя Сыщиками.

— Я… ой… я собираюсь сейчас в Фонд, вот и подумала, может, вы захотите со мной…

— А почему бы нет? — сказал Юпитер. — Мы…

— Это не обязательно, — проговорила она. — Просто, если вам нечего делать.

Внезапно ее прорвало.

— Десять тысяч долларов! Ужасно много денег! Дядя Ньют пошел в город, чтобы всем скинуться, и… ужас какой— то!

Из глаз Элеонор закапали слезы.

— Эй, все не так плохо, — попробовал утешить ее Боб. — В конце концов, пещерный человек — всего лишь кучка костей. Это ведь не то, что похищение живого человека.

— Да. Но мой дядя так взбесился, словно у него похитили любимого сына. Он меня пугает. Говорит, что каждую секунду теряет много денег из— за похищения пещерного человека. Наверное, так оно и есть. Пещерный человек принес бы ему больше денег, чем его магазин. Там все так медленно.

— Ты ему помогаешь в магазине? — спросил Юпитер.

Элеонор кивнула.

— Когда не занята в Фонде. Но я предпочитаю Фонд. Там никто не кричит, кроме доктора Брэндона, да и он невсерьез.

Она едва заметно улыбнулась, у нее порозовели щеки.

— Доктор Брэндон очень добрый. Он говорит, что мне надо учиться в колледже, в Сан— Диего или еще где-нибудь.

— За чем же дело? — спросил Боб.

— Ну, во— первых, мне нужна машина, чтобы туда ездить, а тетя Таллия сказала «нет». Она считает, что посылать девушку в колледж — пустая трата денег. Кроме того, я не должна забывать о своем происхождении.

— Это как понимать? — спросил Пит.

— Думаю, это значит, что я зазнаюсь, если буду учиться в колледже. Тетя Таллия говорила мне, будто моя мать зазналась. Она решила, будто слишком хороша для этого городка, поэтому уехала и вышла замуж за отца. А все кончилось…

Элеонор умолкла. Лицо у нее помрачнело.

— Она меня очень обидела! — с трудом продолжала она. — Моя мать могла попасть в аварию где угодно. Не только ведь злобные и чванливые попадают под автобус. Моя мама замечательная. У нее были роскошные волосы. И папа тоже очень хороший. Он играл на гобое в филармонии Лос— Анджелеса, и я помню, как он занимался. Гобой такой инструмент! А в нашем доме музыки не услышишь — только радио и телевизор.

Она вновь замолчала, потом, словно взорвалась.

— Я хочу уехать отсюда! Откладываю, сколько могу. У меня уже есть около ста долларов за работу в Фонде. Дядя Ньют и тетя Таллия берут деньги за дом моих родителей в Голливуде, чтобы покрыть расходы, но деньги из Фонда я им не отдам!

— А почему ты не потребуешь от них и те деньги тоже? — спросил Юпитер. — Если ты уедешь, им ведь не надо будет тебя кормить, верно?

Элеонор испугалась.

— Я не могу этого сделать! Они будут в ярости! Они выкинут меня отсюда!

— Ну и что? — не понял Пит. — Ты же хочешь уехать.

— Но мне некуда!

— Ты можешь уехать к себе в Голливуд, — заметил Боб.

— Не могу. Там живут люди.

Она встала.

— Я коплю деньги, — повторила она. — Когда у меня, их будет достаточно, я уеду. Так вы пойдете со мной в Фонд или нет?

— Мы придем попозже, — ответил Юпитер. — Нам надо сначала кое— что сделать в сарае.

Мальчики долго смотрели ей вслед.

— Как ты думаешь, она, в самом деле, уедет? — спросил Пит.

— Не знаю, — пожал плечами Юпитер. — Она не хочет оставаться здесь, но перемен боится тоже.

Юпитер перенес свое внимание на слепок. Когда он поднял застывший гипс с земли, то увидел босую правую ногу.

— Отлично! — воскликнул Пит.

— Х— м— м, у нашего удивительного пещерного человека были проблемы с ногой, — пробормотал Юпитер. — Смотрите. Вот большой палец, потом пустое место, потом три пальца. Как будто второй палец поднят и не касается земли.

11
{"b":"133563","o":1}