ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Пойду оденусь, — сказал он, — а потом позвоню своему адвокату.

— Хоффер, как вы могли? — тихо спросил Терреано.

Его голос не изменился, но лицо стало грустным.

Хоффер не решился посмотреть ему в глаза. Он ушел в дом, и шериф последовал за ним.

Брэндон усмехнулся.

— Я тоже позвоню своему адвокату, — сказал он. — Может быть, стоит попробовать и найти закон, чтобы защитить останки от нового нападения Макафи. Хотя бы на время.

Брэндон встал и направился в гостиную, что— то радостно бормоча себе под нос.

— Еще не хватало! — огрызнулся Макафи. — Это мои кости!

— Не обязательно, Макафи, — откликнулся Терреано. — В конце концов, вы же не ближайший родственник!

20. Мистер Себастьян восхищен

Через несколько дней после возвращения в Роки— Бич Три Сыщика постучали в дверь дома в Малибу. В этом доме прежде был ресторан, называвшийся «Чарли-плейс». Теперь дом принадлежал сценаристу Гектору Себастьяну, который долго перестраивал и усовершенствовал его, получив в конце концов комфортабельное, правда, несколько необычное жилье.

Мистер Себастьян одно время работал частным детективом. Однажды, оправляясь от ранения в ногу, он начал писать рассказы и вскоре стал знаменитым писателем и сценаристом. Однако мальчики почти не сомневались, что иногда он с грустью вспоминает о тех днях, когда выслеживал преступников и раскрывал кражи. Поэтому, как бы Себастьян ни был занят своими проектами, он всегда находил время для беседы с Тремя Сыщиками об их приключениях.

В тот день дверь открыл вьетнамец Хоанг Ван Дон, дворецкий мистера Себастьяна, и улыбнулся, увидев мальчиков.

— Мистер Себастьян ждет суперсыщиков, — объявил он. — А пока он развлекается со своей замечательной новой машиной. Пожалуйста, входите. Дон принесет вам что-нибудь попить.

Мальчики пересекли холл и попали в огромную и почти без мебели комнату, которая в свое время была обеденной залой в ресторане. Сначала они не заметили мистера Себастьяна, зато услышали легкое пощелкивание из— за книжных шкафов, разделявших залу.

— Идите сюда и посмотрите, что у меня есть, — позвал их мистер Себастьян.

Три Сыщика повиновались.

Мистер Себастьян сидел за письменным столом и нажимал на клавиши машины, которая напоминала одновременно и пишущую машинку, и телевизор. Печатая, мистер Себастьян следил за словами и абзацами, которые появлялись на экране перед ним.

— Текстовый процессор! — вскричал Юпитер.

— Разве это не великолепно? — похвастался мистер Себастьян. — Когда я совсем недавно приехал в Голливуд, у меня была всего-навсего старая пишущая машинка «Ройял», которая то и дело распадалась на части. Зато теперь у меня потрясающий компьютер. Это так удобно для моей работы, я могу сочинять на нем и менять текст, ничего не перепечатывая. Если я делаю ошибки, я их тут же исправляю. Но и это не самое замечательное. Например, я хочу изменить имя персонажа во второй половине текста. Ну и что? Я даю команду компьютеру, и он проверяет все с самого начала. Мне не надо теперь по двадцать раз перепечатывать одно и то же.

— Поразительно! — восхитился Пит.

— Наконец, когда я закончу то, что я хочу написать, я дам команду компьютеру, и он мне все печатает. Ну, смотрите.

На столе рядом с одной машинкой стояла вторая. Мистер Себастьян коснулся кнопки на клавиатуре, и она пробудилась к жизни. Устройство внутри машинки стремительно задвигалась взад и вперед по листу бумаги, и как по волшебству на нем стали появляться слова.

— Декларация Независимости? — удивился Пит.

— Только для практики, — ответил мистер Себастьян.

Он выключил машину и встал из— за стола.

— Понимаю, понимаю, мальчики, вы делали большие дела в то время, когда я покупал компьютер, — сказал он. — Пойдемте и полюбуемся видом с моей новой террасы. Там вы мне все расскажите.

Он взял свою трость для прогулок, висевшую на стуле, и, хромая, направился через всю комнату к раздвижной стеклянной двери.

— Дон очень разволновался, когда увидел ваши фотографии в газете. Он особо тщательно готовился к вашему визиту.

На террасе мистер Себастьян сел в кресло возле большого стеклянного стола.

— Дон, — позвал он, — мы готовы!

Вьетнамец вышел на террасу с подносом, улыбаясь еще шире, чем обычно.

— Натуральная пища способствует укреплению здоровья, — объявил он, ставя поднос на стол. — Лепешки из семян кунжута, проросшей пшеницы и сои с патокой, — сказал Дон. — И коктейль из дыни.

— Коктейль из дыни? — переспросил Боб.

— Измельчаем дыню в кухонном комбайне, — объяснил Дон. — Потом кладем в стаканы с мороженым и добавляем мед, чтобы напиток был душистым. Очень полезно. Повышает тонус.

Дон ушел с террасы, а мистер Себастьян виновато взглянул на своих юных гостей.

— Что случилось? — спросил Боб. — Дон использовал рецепты, рекомендуемые по телевизору?

— Он становится приверженцем послеполуденной программы телевидения, в которой учат приготовлению полезной для здоровья пищи, — пожаловался мистер Себастьян.

— О! — только и сказал Боб.

Он сделал глоток дынного напитка и изобразил удовольствие. Потом выбрал самую маленькую лепешку и хотел откусить кусочек.

— Не ешь это! — предупредил мистер Себастьян. — Ты рискуешь сломать зуб. Оставь. Я потом выброшу это, а мы сходим за гамбургерами. Ладно. Теперь расскажите о краже пещерного человека.

Боб два дня печатал на машинке отчет о краже, который теперь предложил вниманию мистера Себастьяна. Мальчики молчали, пока писатель не дочитал до конца о событиях в Апельсиновой Роще.

— Здорово! — сказал мистер Себастьян, закончив чтение. — Но и страшно. Ди Стефано ведь мог удрать с препаратом, правильно?

Юпитер кивнул.

— Несмотря на его беззаботность, он почти преуспел. Как ни странно, подвела его как раз одна— единственная попытка осторожничать. Он вырвал те страницы из записей доктора Биркенштейна, где тот писал о своем лекарстве и о предполагаемой встрече с анестезиологом. Когда я заметил отсутствие страниц, Элеонор притворилась, будто ничего не знает, но я был уверен, что это ее рук дело.

— Бедная, глупая Элеонор, — вздохнул мистер Себастьян. — Как вы думаете, ди Стефано мог уехать и оставить ее в этом склепе? И вас тоже?

— Кто знает! — сказал Юпитер. — Он, вероятно, не счел нужным подумать о том, что будет с нами.

— Мысли у этого парня прыгали, как кузнечик, — сказал Пит. — Он действительно ни о чем не думал. Например, он таскал повсюду с собой маску, хотя не умел плавать, не избавился от зеленого карандаша.

— Он взял выкуп из— под столика в зоне отдыха между Апельсиновой Рощей и Сентердейлом, — сказал Боб, — и бросил все в багажник автомобиля. Туфли, которые были на нем, когда он украл пещерного человека, валялись у него под кроватью в Сентердейле. После того, как шериф сделал фотографии следа в пещере, это уже стало уликой.

— А почему ты начал его подозревать? — спросил мистер Себастьян. — него ведь было алиби на то время, когда украли пещерного человека?

— Думаю, потому, что он не разу не был там, где что— то происходило, — ответил Юпитер. — Он появлялся позднее. Он не спал с нами в парке, когда произошла кража, он не был на станции, когда в сундуке нашли кости. Он даже не захотел посмотреть, как откроют сундук. А все нормальные люди любопытны и всё хотят видеть собственными глазами.

К тому же, он единственный, кто был как— то связан со всеми участниками событий. Он знал Элеонор Хесс, значит, мог знать о ключах Ньюта Макафи. От нее же он мог узнать об опытах доктора Биркенштейна и о его лекарствах, от которых мгновенно засыпаешь. Он знал порядки в Фонде и планы насчет открытия пещеры.

Его алиби на время кражи, в общем— то, висит в воздухе. Я выяснил, что хозяйка на самом деле его не видела, она только слышала храп. Почему бы ему не записать полтора часа храпа на магнитофон и, предупредив хозяйку, что он плохо себя чувствует, не включить эту запись. Потом он мог вылезти в окно и направиться в Апельсиновую Рощу. Он не беспокоился, что она дай бог, проследит за ним. Она никогда этого не делала, потому что он терпеть не может, когда на него смотрят.

22
{"b":"133563","o":1}