ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Да, – осипшим голосом произнесла Габриэль. Наконец с горящим взглядом от невыплаканных слез приняла от Ренара шпагу. – Надо… надо его найти.

Ренар, похоже, несколько растерялся.

– Габриэль, – мягко сказал он. – Может быть, ты не совсем меня поняла. Реми…

– Знаю, что его нет в живых, – оборвала она. – Но мы не можем просто оставить его гнить на берегах Сены. Нужно его найти и похоронить, как подобает.

Ренар бросил на нее сочувственный взгляд:

– Я сожалею, Габриэль, но это невозможно. Там слишком много покойников. Мы, скорее всего, его не найдем. На улицах по-прежнему очень тревожно и неспокойно, сильны настроения против гугенотов. Идти искать Реми было бы слишком опасно.

Габриэль стиснула зубы.

– Мне наплевать. Я не допущу, чтобы его похоронили неубранным в безымянной могиле. Он достоин покоиться с почестями… как полагается рыцарю.

Она направилась к двери. Ренар преградил ей путь. Габриэль свирепо глянула на него, из глаз уже катились злые слезы. В руке опасно зажата шпага Реми. Арианн, оставив Мири, поспешила вмешаться и спокойно, но твердо положила руку на плечо сестры.

– Габриэль, я очень сожалею, но мы должны удовлетвориться тем, что отдаем должное его памяти. У нас нет другого выбора, и ты сама знаешь, что он ни за что не захотел бы, чтобы ты искала его, подвергаясь опасности.

– Конечно, он бы не захотел, благородный идиот. Был так занят, защищая других, что никогда не думал о себе. – Габриэль, сердито взглянув на обоих, отошла от них. – Надо было держать его взаперти в подвале. Это я виновата. Я… я могла бы сделать, чтобы он остался…

– Ох, Габриэль, – возразила Арианн. – Ты не должна винить себя. Реми обладал таким чувством чести, что ничто не остановило бы его от исполнения долга. Даже ты.

Но она увидела, что Габриэль даже не слушает ее. Та яростно размахивала шпагой.

– Тогда что? Просто возвращаемся домой на остров Фэр, зажав хвостики между лапами? И пускай эта злодейка остается безнаказанной за убийство Реми и все остальные совершенные ею злодеяния?

– Габриэль, – начала Арианн – у нас в самом деле…

– Знаю, знаю, – зло прервала Габриэль. – У нас нет выбора, но вот когда-нибудь… когда-нибудь… Клянусь, я ее свергну. Темная Королева больше не будет самой могущественной ведьмой во Франции.

Габриэль смолкла, поддерживавший ее гнев иссяк. Она тяжело опустилась на скамью у стола, уронив голову на руки. Огорченная Мири неловко села рядом и робко коснулась пальчиками руки Габриэль.

Арианн очень хотелось подойти к Габриэль и обнять сестренку, но по горькому опыту она знала, что утешать Габриэль бесполезно.

Ренар положил ей на плечо руку:

– Лучше оставь ее, милая. Дай ей время.

Арианн грустно кивнула и переключила внимание на раны, которые она могла излечить. Несмотря на уверения Ренара, что у него все прекрасно, она подвела его к скамье и заставила сесть, чтобы осмотреть рану на лбу. Арианн поджала губы. Рану надо было зашивать, но она, по крайней мере, промыла ее, чтобы избежать заражения.

Туссен был занят лошадьми, готовил провизию на время поездки. На это требовалось больше времени, чем хотелось бы Арианн. Она слабо верила в то, что Екатерина вообще способна сдержать данное ею обещание. Как только лошади будут готовы, и Ренар немного отдохнет, надо ехать.

Услышав звук приближающихся шагов, Арианн нетерпеливо выпрямилась, ожидая, что это Туссен идет сказать, что все готово к отъезду. Но в распахнутой двери стоял человек, которого меньше всего ожидали увидеть снова.

В номер ворвался Симон Аристид. На лицо в беспорядке спадают спутанные черные лохмы, глаза дико бегают.

– Симон!

Мири вскочила со своего места. Неуверенно шагнула к нему, но Арианн ее удержала.

Симон, казалось, ее не заметил. Он с ненавистью уставился на Ренара:

– Вот ты где! Ты… ты, злодейское исчадие ада. Ренар, насколько позволяло его состояние, вскочил на ноги. Своей мощной фигурой преградил парню вход в номер.

– Вот нахал, снова объявился, – проворчал Ренар. – Что тебе надо?

– Возмездия за смерть моего учителя. Ты… ты – убийца.

Несмотря на изуродованное лицо, Ренару удалось высокомерно изогнуть в знак удивления одну бровь.

– О чем, черт побери, речь?

– Будто не знаешь? Месье де Виз убит, жестоко изрублен твоей шпагой, будь ты проклят, – задыхаясь, выпалил Симон. – И даже не имел возможности защищаться. Был безоружен.

Арианн встала рядом с Ренаром:

– Симон, не знаю, от кого ты услышал эту ложь, но граф находился в заключении в Бастилии. Его освободили всего несколько часов назад.

– Если хочешь найти убийцу де Виза, – презрительно бросила Габриэль, – то спроси у хозяйки, которой вы оба служили. Очень похоже, что это еще одна из ее злых шуток.

– О, не сомневаюсь, что и она замешана. – Голос Симона дрожал от ярости. – Мой бедный учитель был слишком околдован, чтобы понять, насколько она порочна. А я слишком глуп, чтобы понять, что вы одна шайка.

– Нет, Симон, ты не прав, – дрожащим голоском вмешалась Мири. – Темная Королева и наш враг, поверь мне.

Симон, оставив ее слова без внимания, указал пальцем на Ренара.

– Я знаю, кто ты. Ты – внук страшной ведьмы по имени Мелюзина, и она… именно она разрушила мою деревню и уничтожила мою семью.

– Это полнейший вздор, – мрачно ответил Ренар. – Моей бабки давно нет в живых.

– С меня довольно лжи. Я, по крайней мере, даю тебе шанс, которого ты не дал моему учителю. Шпагу наголо!

– Не глупи, парень, – сказал Ренар, но Симон двинулся на него, вынимая из ножен шпагу.

– Доставай. Иначе проткну сразу.

Ренар досадливо выругался. Отстранив Арианн, обнажил шпагу, отражая первый выпад Симона.

Шпаги скрестились. Зазвенела сталь. Протестуя, закричала Мири, но парень был на грани безумия, доведенный до отчаяния гибелью единственного человека, которому он верил.

Арианн беспокойно наблюдала яростную схватку. В обычное время она не опасалась бы за Ренара, но тот ослабел из-за недавних испытаний. И она явно замечала, что он не хотел наносить завершающий удар, так как лучше владел шпагой. Он никогда не поразил бы парня на глазах у Мири. Ренар отчаянно пытался обезоружить Симона, тем самым тот получал огромное преимущество.

Симон делал выпады с силой, порожденной яростью, раз за разом почти преодолевая защиту Ренара. Арианн смотрела вокруг, лихорадочно пытаясь найти что-нибудь, чем можно было бы оглушить парня.

Но она не успела. Мири выскочила вперед с криком:

– Симон! Послушай меня! Не надо!

Она ухватила его за руку со шпагой. Но когда отклонился клинок, Ренар сделал выпад. Он не успел остановиться. Шпага, скользнув дугой вниз, рассекла Симону правый глаз и щеку.

Парень с диким криком отпрянул назад и уронил шпагу. Закрыл лицо руками. Сквозь пальцы хлынула кровь.

– Ой, Симон. – Мири с плачем наклонилась к нему. – Дай я тебе помогу.

Но он вырвался из ее рук.

– Убирайся, – выдавил он из себя. – Я-то думал спасти тебя, а ты… ты… как и все они. Ведьма!

Он с ненавистью смотрел на нее уцелевшим глазом, а она с замирающим сердцем видела в нем то же выражение, какое много раз встречала у безнадежно травмированных живых существ: темную пустоту отлетевшей души.

– Н-нет, – судорожно прошептала она, протягивая к нему руки.

Симон отстранился от всех. Все еще закрывая руками залитое кровью лицо, выбежал в открытую дверь.

Мири, рыдая, опустилась на колени. Арианн наклонилась к сестре, обняла, прижимая к себе сотрясавшееся тельце.

Ренар мрачно поглядел на обеих:

– Хочешь, догоню парня, милая? Постараюсь его вернуть?

– Нет, – грустно произнесла Арианн. – Боюсь, от этого мало толку. Жюстис, будь добр, найди Туссена и отвези нас домой.

103
{"b":"133564","o":1}