ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– О нет! Спасибо, – смутилась Арианн. – Я… я не могу.

– Но почему? – настаивал он. – Вроде бы вполне уместно поближе познакомиться с ближайшими соседями.

– По-настоящему я не ваша соседка, месье. С тех пор как умерла мать, а отец отправился в свое путешествие, мы с сестрами большую часть времени проводим в доме на острове Фэр. На материке я бываю лишь время от времени, чтобы проверить дела в имении. У нас прекрасный управляющий.

– В отличие от такого дурака, как я?

Арианн ужасно смутилась:

– Нет, я совсем не имела в виду…

– Да я просто поддразниваю вас, мадемуазель. Однако вы говорите о несправедливости, а сами виновны в ней не меньше.

– Я?

– Конечно. Прячетесь на своем острове. По-моему, это почти преступление. Особенно когда на свете есть одинокие мужчины вроде меня, которые были бы рады вашей прекрасной компании.

Большинству женщин польстили бы такие слова. А Арианн лишь криво улыбнулась и подстегнула пони.

– Сомневаюсь, что вы так одиноки. Слыхала, что ваш замок в данный момент буквально набит женщинами.

– А-а, несомненно, это больше сплетни. Совсем забыл, что деревенские любят совать нос в чужие дела.

– Особенно в ваши, месье граф.

– И что говорят?

– Лишь то, что вы собрали в своем шато самых красивых и самых богатых женщин со всей Бретани, чтобы выбрать себе жену. Называют это судом Париса.

– Да ну? – удивленно протянул Ренар. – Должно быть, я приютил на своей земле прекрасно образованных селян, которым известны далее греческие мифы.

– Полагаю, это мне пришло в голову, – сконфуженно призналась Арианн. – Просто вспомнила про троянского царевича Париса, который должен был выбрать самую прекрасную богиню, присудив ей золотое яблоко. Правда, даме, которую вы изберете, достанется…

– Я, – завершил Ренар.

– Верно.

Хотя Арианн наградила его мимолетной улыбкой, он увидел, что на переносице появилась недовольная складка.

– И вы не находите меня большой наградой?

– Я уверена, что большинство женщин сочтут за великую честь выйти замуж за месье графа. Только вот… – Арианн замолчала.

– Только что? – поинтересовался Ренар. – Уж говорите. До сих пор вы были достаточно откровенны. Что ж остановились теперь?

Арианн нервно теребила уздечку пони.

– Хорошо. Я не думаю, что это лучший способ выбирать себе жену, хотя понимаю, что большинство титулованных дворян поступают именно так.

– А как бы вы хотели?

Арианн с серьезным видом повернулась к нему:

– Брак – это нечто такое, к чему не следует относиться с легкостью. Дама, которую вы изберете, будет с вами до конца ваших дней, она станет матерью ваших детей. Чтобы узнать ее, ее мысли, ее убеждения, глубже заглянуть ей в душу, нужно какое-то время.

«Или, по крайней мере, в ее глаза», – подумал Ренар, пристально глядя на Арианн. Он, может быть, и забыл многое из того, чему научился у старой Люси, но все еще хорошо умел читать по глазам. Это искусство он с большой пользой применял много лет, имел ли он дело с врагами или же хотел что-то получить от представительниц прекрасного пола.

А глаза Арианн были так открыты и честны, что он мог сполна оценить ее интеллект, силу и мудрость, унаследованные у прежних поколений женщин. Она была заботливой воспитательницей, кормилицей и прежде всего целительницей.

За эти короткие мгновения он почувствовал, как ее исполненная покоя душа мягко коснулась его собственной, более мятежной. Его бабка была права: женщина со спокойными глазами действительно существовала.

Испытывая вызванное общением странное чувство, похожее на неуверенность в себе, он опустил глаза и, прежде чем сообразил, что следует добавить, услышал отдаленные крики:

– Месье! Жюстис! Ты где? Бога ради, отзовись, парень!

Ренар узнал голос Туссена. В обычно хрипловатом голосе старика звенели тревожные нотки. Ренар, свернув в прогалину, побежал на голос. Сложив рупором ладони, откликнулся:

– Эй, Туссен! Я здесь!

В кустах раздался треск. Несколько мгновений спустя, ломая ветви, появился Туссен, натягивая поводья темного мерина. При виде Ренара обветренное лицо слуги просветлело.

– А-а, вот ты где, парень. Неужели не слышал, как я кричал? Мы прочесываем лес с того момента, как увидели, что твой дьявол, а не конь, прихрамывая, бредет по полю без всадника. С тобой все в порядке? Ничего не случилось?

– У меня все хорошо, – поспешил навстречу Ренар. Затем обеспокоенно спросил: – Что с конем?

– Ничего. Просто потерял подкову. – Старый вояка слез с коня. Обшарив живым взглядом голубых глаз фигуру Ренара, ухватил обеими руками за плечи, как бы удостоверяясь, что тот в целости и сохранности. – Черт тебя побери, я как сумасшедший носился по лесу, представляя, как ты лежишь один, беспомощный, с переломанными костями…

– Ничто не пострадало, если только мое самолюбие, и я был не один. Я…

Ренар оглянулся в ту сторону, где должна была стоять Арианн. Но ее не было. Он быстро вернулся, ища место, где ее оставил, заметался, раздвигая ветки, глядя сквозь густые заросли.

Она словно растворилась, словно ее поглотил лес. Вероятно, увидев, что он в безопасности, она воспользовалась возможностью, чтобы незаметно уйти.

Туссен пошел следом, ведя коня в поводу.

– Что, черт побери, ты здесь делаешь, парень?

– Ищу ее. Здесь эта дама…

– Дама? В лесной глуши? – удивился Туссен.

– Я ее не здесь нашел. Она была у речки. Туссен сжал его локоть:

– Что тебе требуется, так это хорошенько отлежаться и, полагаю, холодное полотенце на лоб.

– Проклятие! Голова у меня в порядке, – отпарировал Ренар. – Она была здесь, Туссен. Самая замечательная женщина. Арианн Шене. Она помогала мне выбраться отсюда.

Туссен попытался, было повернуть обратно на прогалину, но вдруг застыл на месте, глядя на Ренара.

– Шене, говоришь? Эта дама имеет какое-то отношение к той другой женщине Шене, не так ли? О которой рассказывала старая Люси.

– Да. Арианн – дочь Евангелины Шене.

– Тогда она тоже э… э…

– Ведьма? Я в этом почти не сомневаюсь, к тому же она удивительно много получила в наследство.

– Насколько я слыхал, в настоящее время Шене весьма бедствуют.

– Туссен, я говорю не о низменных камушках или монете, а о сказочном хранилище книг, древних знаний.

На лице Туссена отразилось беспокойство.

– Я еще не видел, чтобы книги что-нибудь давали человеку, только сбивают с толку. Особенно книги такого сорта. К тому же если эта дама хотела остаться с вами, то просто стояла бы на месте.

Ренар не успел ответить – подоспели остальные охотники. Еще крепче ухватив за руку, Туссен настойчиво потащил его прочь, и Ренару ничего не оставалось, кроме как оставить надежду найти Арианн.

Он сомневался, что нашел бы ее, если бы она сама не хотела. В этом Туссен был прав. Она дала ясно понять, что не имеет желания продолжить знакомство, и ему тоже не стоит придавать значения. Но для него это почему-то было важно.

Один из охотников уступил Ренару своего коня, и он, все еще оглядываясь, сел в седло. Весь обратный путь он испытывал странное чувство утраты и даже не реагировал на подшучивание Туссена, что Люцифер снова утер ему нос.

Это чувство не отпускало его и во дворце, где Ренара снова окружило пышное сборище гостей, чересчур льстивых помещиков и дам, очень старающихся пустить и ход свои чары.

Он с мрачным удовольствием представлял, как реагировали бы эти женщины, неожиданно встретив его в лесу. Визжали бы, падали бы в обморок, но никак не оставались бы на месте, спокойно разглядывая его.

Парадный зал звенел женскими голосами. Ренар с раздражением подумал, почему он раньше не замечал, до чего визгливы женские голоса. Правда, за одним исключением. При первой представившейся возможности он незаметно ускользнул и, поднявшись на самую высокую башню шато, стал со смятенной душой пристально вглядываться в раскинувшиеся за его полями дали.

14
{"b":"133564","o":1}