ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– По-вашему, на континенте неподалеку от нас было сражение? – спросила Арианн.

– Нет, из того немногого, что мне рассказал наш солдат, известно, что он прибыл из Парижа, а я знаю, что в настоящее время там перемирие по случаю намечаемого бракосочетания нашей принцессы Марго с протестантским принцем Наваррским.

– И все же стрела засела в боку этого молодого человека не случайно. Он определенно бежал от чего-то или кого-то. Боюсь, что мы ничего больше не узнаем, пока он не придет в сознание.

Мари Клэр сложила накидку и сунула ее обратно в переметную суму. Арианн с беспокойством следила за ее действиями.

– Извините, Мари, но не опасно ли вам укрывать этого человека? Если архиепископу доведется узнать…

– Его преосвященство потребовал бы немедленно выдать этого еретика и, несомненно, приказал бы подвергнуть пыткам ради его же спасения, – иронически улыбнулась Мари Клэр. – К сожалению, я не представляю, как это поможет душе молодого человека. Или моей. – Она погладила Арианн по щеке. – Обо мне не беспокойся, детка. Если хоть чуточку повезет, мы вылечим этого солдата и отправим восвояси, прежде чем кто-нибудь узнает. А пока время вечерней молитвы, так что я должна тебя покинуть. Ты останешься и присмотришь за нашим юным другом?

Арианн кивнула, хотя ничто в незнакомце не давало оснований полагать, что он друг. Не то чтобы против него говорил тот факт, что он был гугенотом. Некоторые из ее собственных убеждений и занятий легко могли привести к обвинению ее в ереси и даже хуже. Но Арианн стоило труда благожелательно относиться ко всякому, кто посвятил себя дьявольскому искусству войны, особенно во имя Бога.

После ухода аббатисы тишина в большом пустом помещении стала гнетущей. Арианн ходила взад-вперед у постели, не сводя глаз с лежащего без сознания мужчины, словно надеясь услышать, что ему от нее надо.

Вдали раздавался колокольный звон, призывавший к вечерней молитве. Этой ночью даже он, казалось, предвещал беду, звучал скорее как набат, а не призыв к вечерней молитве.

Поскольку ей ничего не оставалось, кроме как ждать, ее внимание снова привлекла переметная сума незнакомца. Она достала и еще раз взглянула на накидку, потом сунула руку глубже, чтобы проверить остальное содержимое, хотя и предполагала, что Мари Клэр это уже сделала.

Кусок заплесневевшего сыра, черствый ломоть хлеба, почти пустая фляжка с вином. Трутница и кинжал – их Арианн осторожно отложила в сторону. На самом дне сумы нашла небольшой кожаный кошелек. Легкий, удручающе скудный на монету.

Арианн поняла, что в нем что-то есть… что-то мягкое. А вдруг на каком-нибудь носовом платке вышиты его инициалы? Она распустила шнурки, но вместо носового платка в кошельке нашла пару белых женских перчаток. Арианн поднесла их к свету. Красивые, из тонкого шелка, слегка надушенные.

– Не трогайте.

От неожиданного отданного хриплым голосом приказания Арианн чуть не уронила перчатки. Подняв голову, она увидела, что солдат свирепо смотрит на нее широко открытыми глазами.

– Положи… положите обратно, – отрывисто произнес он.

Арианн, смутившись, поспешно повиновалась. Прежде чем она успела что-то сказать, последовала другая команда:

– Теперь… вымойте.

– Ч-что?

– Вымойте руки!

Это приказание лишь добавило ей смятения и изумления, но раненый был настолько возбужден, что она повиновалась. Потом смочила кусок ткани и набрала стакан воды.

Он снова закрыл глаза. Арианн опасалась, что он, должно быть, бредит, что у него жар. Но, приложив ткань ко лбу, к своему удивлению, обнаружила, что он холодный.

Он открыл глаза и смахнул тряпку со лба, и, кажется, обрадовался стакану воды, который Арианн поднесла к его губам.

Но солдат отстранил стакан.

– Хватит. С-спасибо. – В смятении огляделся вокруг. – Где я?

– В больничном изоляторе монастыря Святой Анны, – ответила Арианн. – На острове Фэр.

– А-а. – Он облегченно вздохнул. – Да, теперь вспоминаю.

К удивлению и смятению Арианн, он сбросил с себя одеяло и попытался встать.

– Надо… бежать отсюда. Я должен уйти.

– Нет, лежите спокойно. – Арианн поспешила удержать его, но, прижимая к постели его голые плечи, чувствовала напрягшиеся мускулы. Она боялась, что не сможет его удержать. – Успокойтесь, пожалуйста. Вы в безопасности, – уговаривала Арианн. – Никто не намерен причинить вам вреда.

– Я… знаю, – сказал он, учащенно дыша и все еще пытаясь встать. – Но должен идти… должен найти Арианн Шене.

– Я и есть Арианн Шене, – сообщила она.

Он долго смотрел на нее, потом откинулся на подушку. Взгляд скользил по ее фигуре, на лице отражалась борьба сомнения и надежды.

– Такая молодая, – наконец произнес он. – Я ожидал увидеть женщину постарше.

– А я совсем не ожидала вас. – Арианн решительно поправила одеяло. – Кто вы, сир?

– Моя фамилия Реми… Капитан Николя Реми.

Арианн остолбенела от изумления. Капитан передернулся от боли, видно, дала себя знать попытка встать с постели. Но от его внимания не ускользнула реакция Арианн.

– Значит, вы обо мне слыхали?

Арианн, нахмурившись, кивнула:

– Ваша слава докатилась и до наших мест. Вы капитан армии Наварры, не так ли? Прославились своей свирепостью в бою с католиками. По-моему, вас прозвали Бичом Божьим.

Реми поморщился.

– Мне наплевать на это. Я всего лишь солдат, защищающий свою родину и отстаивающий право каждого думать и веровать в согласии со своим желанием.

– Прекрасно. Но я все еще не понимаю, зачем вы приехали на остров Фэр и как вообще узнали обо мне.

– Я узнал о вас от жены одного аптекаря в Париже. Она из людей вашего сорта.

Арианн насторожилась:

– Что вы имеете в виду, говоря: «моего сорта»

– Я… я хочу сказать… ну, знаете… – Реми запнулся, подыскивая нужное слово, потом выпалил: – Ведьма.

Арианн вспыхнула и заносчиво расправила плечи.

– А вот это не нравится мне. Так же, как вам не нравится, когда вас называют Бичом. И если вы искали меня в этой связи, то напрасно тратили силы.

– Но, мадемуазель, я…

– Я целительница, не больше. И если вы явились на остров Фэр, надеясь найти здесь какую-нибудь… черную магию или колдовство, которые помогли бы вам в вашей войне, то глубоко ошибаетесь.

– Нет! Мне нужна ваша помощь, госпожа Шене. Но не для войны. Ради справедливости. – Он снова попытался встать, потом, подавляя стон, откинулся на подушку. – Пожалуйста, хотя бы выслушайте меня.

Арианн нахмурилась. Она не знала никого, кто бы искал ведьму для чего-нибудь порядочного. Но в приковывавших ее внимание глазах капитана Реми было что-то открытое, искреннее, что-то… да, что-то хорошее.

– Ладно, – сказала она. – Я выслушаю, но только если вы обещаете лежать спокойно.

Капитан слабо кивнул.

Арианн села на скамеечку, сложив руки на груди.

– Как я уже говорил, – начал он, – я капитан армии Наварры. Недавно я сопровождал мою королеву в Париж в качестве начальника королевской охраны. Вы слыхали о моей госпоже Жанне д'Альбре?

– Да, моя покойная мать высоко отзывалась о ней, ценила ее силу духа и ум. Это добрая женщина и хорошая королева.

– Была, – печально произнес он. – Моя королева скончалась.

– Ох, простите. Я не знала.

– Скончалась на прошлой неделе в Париже.

Мать Арианн относилась к Жанне Наваррской с огромным восхищением. Это был один из тех редких случаев, когда женщина царствовала по праву, а не благодаря замужеству. Подобно Елизавете в Англии, Жанна д'Альбре наследовала королевство от отца и, как Елизавета, правила с поразительной проницательностью и твердостью.

– Мне искренне жаль, – проговорила Арианн. – Мать всегда говорила, что ваша королева была по-настоящему сильной, решительной женщиной. Ее поразила какая-нибудь внезапная болезнь?

– Поразила? – задыхаясь, переспросил Реми. – Да, но не болезнь. – Он закрыл рукой глаза, чтобы скрыть не присущее солдату выражение глубокого горя. – Ее… ее убили. Отравили.

17
{"b":"133564","o":1}