ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тайлебуа затрясся от возмущения. Арианн поспешила вмешаться:

– Вы не должны принимать всерьез месье графа. Он большой шутник. Э-э… вы незнакомы с графом де Ренаром?

– Нет, но слыхал. – Тайлебуа попытался изобразить насмешливую улыбку. – Репутация семейства Довиллей его обгоняет.

У Ренара еле заметно дрогнули губы. Арианн была уверена, что это заметила лишь она. Ей почему-то захотелось броситься ему на помощь.

Нельзя сказать, что Ренар в этом нуждался. Он высился над Тайлебуа, угрожающе опустив тяжелые веки.

– Рад, что вы обо мне слышали, месье. Это экономит много времени. Тогда вы должны знать, что я тот человек, который намерен жениться на госпоже Шене.

– Ренар!

Протест Арианн не был услышан. Продолжая улыбаться, Ренар двинулся на Тайлебуа. Правда, трудно сказать, что было страшнее: клинок в руке Ренара или блеск в его глазах.

Тайлебуа попытался сохранить поле боя за собой:

– О ваших намерениях известно всему острову, месье. Но вам следовало бы знать, что на руку госпожи Шене есть и другие претенденты.

– Да ну! Кто-нибудь, кого мне надо опасаться? – ласково поинтересовался Ренар.

– Хорошо, я… я… Позвольте мне внести ясность в этот вопрос, месье…

– Нет, позвольте сделать это мне. – Ренар оставил наигранную любезность и поднял шпагу, так что она почти касалась горла Тайлебуа. – Если я когда-нибудь снова увижу, что вы обнимаете мою даму или не отстаете от нее, то вам придется целоваться со сталью. Понятно?

Тайлебуа мучительно старался набраться храбрости и как-то ответить, но, в конце концов, оставил попытку, повернулся на каблуках и помчался по улице, да так, словно за ним гнался сам дьявол.

Вслед ему грохотал смех. Эта сценка собрала зевак, из окон лавок высовывались подмастерья, оставили свои дела домохозяйки и ремесленники. Месье Тайлебуа никогда не был на острове желанным гостем, и изгнание его Ренаром вызвало взрыв восторженных аплодисментов.

Ренар взмахнул шпагой и отвесил зрителям величественный поклон. Арианн же хотелось провалиться сквозь землю. Другая женщина была бы в восторге оттого, что оказалась в центре ссоры двух мужчин, но она лишь пришла в замешательство из-за того, что попала в глупое положение.

Когда Ренар вложил шпагу в ножны, она, глотая слезы, выпалила:

– Ренар, как… как вы могли! У месье Тайлебуа далее не было оружия.

– У настоящего мужчины должно быть, или, по крайней мере, он должен поторопиться его достать, а не удирать.

– Некоторые предпочитают улаживать свои дела более разумным путем, а не затевать драку, подобно уличному хулигану. Месье Тайлебуа – главный кредитор моего отца. Я просто не могу себе позволить оскорбить его.

– Вы не оскорбляли. Оскорблял я. – Ренар мрачно поглядел на нее. – А ваше, мадемуазель, поведение в отношении его было прямо противоположным. Прошлой ночью вы говорили, что у меня нет серьезных соперников.

– Их нет. Это… это… вообще вас не касается. И я вполне способна сама отделаться от своих поклонников.

– Конечно, можете постараться, милочка, – в тон ей ответил он. – Только у вас не очень получилось с этим малым. Какой монетой решили с ним расплачиваться?

Лицо Арианн запылало. Ей уже и без того было достаточно стыдно из-за безрассудного порыва позволить месье Тайлебуа поцеловать себя. Резкие слова Ренара только добавили чувства стыда. Глотая слезы, она повернулась и зашагала прочь.

Краем глаза девушка видела, что зеваки, бросая в ее сторону любопытные взгляды, почтительно расступаются. Услышала, что Ренар зовет ее, но лишь ускорила шаги. Но он без труда нагнал ее у кузницы и увлек за стену подальше от посторонних глаз. Его мощная фигура преграждала ей путь.

Сдерживая наступавшие слезы, она, как щитом, отгородилась от него корзинкой. Она не позволит себе унизиться до плача, особенно после принятого утром твердого решения стать сильнее и благоразумнее. Девушка всегда гордилась своим умением держаться с достоинством. А теперь не прошло и дня, как она успела поцеловаться с двумя мужчинами и к тому же выставила себя на посмешище зевак.

Тут она услышала мягкий голос Ренара.

– Арианн, прошу прощения. С моей стороны было отвратительно говорить вам так о Тайлебуа. Я не хотел… Я… – Он порывисто вздохнул, провел пальцами по волосам.

Арианн изо всех сил старалась сохранить каменное лицо, отказываясь видеть его теплый взгляд, слышать задабривающие нотки в голосе.

– Простите меня. Я мало, что могу сказать в свое оправдание, разве что вы должны согласиться, что случайно увидеть, как его суженая среди бела дня целуется с другим, для любого человека потрясение.

– Я вам не суженая, – оборвала она его. – И… и если я с ним целовалась, то по вашей вине.

– По моей вине? – пораженно переспросил Ренар. Вызывающе вскинув подбородок, она выпалила:

– Из-за вашего поцелуя прошлой ночью. Я… я никак не ожидала. У меня в этих делах так мало опыта. Мне было интересно…

Она умолкла, чувствуя себя, как никогда, по-дурацки. Ренар, не веря своим ушам, удивленно уставился на нее.

– Так вы целовались с месье Тайлебуа, чтобы сравнить его со мной?

Арианн кивнула, потом сникла, готовясь услышать смех Ренара. Однако, хотя в глазах его мелькнуло веселое изумление, он лишь нежно улыбнулся.

– Бедняжка, поцелуи что конфетки. Если они по вкусу, то незачем пробовать все остальные.

Она не успела опомниться, как он выхватил из ее рук корзинку и поставил на траву. Она совсем не пыталась сопротивляться, когда он обвил ее руками, только сердце было готово выскочить из груди. Она в смятении поняла, что часть ее снова желает испытать темную магию губ Ренара.

Ей стоило больших трудов напомнить себе о собственном обете не дать Ренару сбить себя с толку, пока не получит ответы на волнующие ее вопросы, касающиеся этого человека. В последний момент она отвернулась, так что его губы лишь скользнули по щеке.

– О, не сердитесь, Арианн, – шептал Ренар. – Прошу прощения, если вызвал неудовольствие, дав Тайлебуа понять, чтобы он держался подальше. Но при виде, как этот подлец дает волю рукам, у меня по коже побежали мурашки.

– Скажите мне одно, – спросила она, – намерены ли вы отныне отпугивать всех моих поклонников?

– Да, если они такие же трусы или хамы, как Тайлебуа. Ни один мужчина, мадемуазель, не достоин вас, если он так легко уступает.

Ренар говорил не в своей обычной манере, растягивая слова, в голосе чувствовалась неподдельная горячность. Он походил на рыцаря, готового драться за нее, любой ценой защищать ее честь. Такой образ был против желания Арианн более привлекателен. Она попыталась освободиться, но Ренар обнял ее еще крепче.

– Отпустите меня, месье, – тихо попросила она. – Я вряд ли достойна вашей защиты. У меня никогда не будет поклонников, которые удостоятся испытать качество вашего клинка.

– Они были бы, если бы вы не прятались на этом острове.

– О да, – сухо подтвердила Арианн. – Полагаю, что из-за меня стали бы драться десятки отважных мужчин.

– Может, и не десятки. Вы подобны реке со спокойным течением и скрытой от глаз глубиной. Но, как только мужчина откроет для себя вашу красоту, вы обязательно станете для него незабываемой.

Губы Ренара нежно коснулись ее подбородка, затем стали покрывать поцелуями шею, все ниже и ниже. Арианн затрепетала, обнаружив, что он способен возбудить ее и без поцелуя в губы.

– О—о, пожалуйста, не надо, – умоляла она.

– Не надо что? – хрипло переспросил он. – Целовать? Воздавать вам должное?

– Будто вы действительно так думаете. – Арианн, дрожа, высвободилась из его рук. – Слишком… слишком похоже на Андре Тайлебуа. Он куда хуже всех моих поклонников.

Ренар сумел изобразить улыбку.

– Что? Даже хуже меня?

– О, намного. Потому что делает вид, что влюблен в меня. Вы, по крайней мере, достаточно правдивы, чтобы этого не делать.

– Нет, я бы ни за что не стал притворяться. Но вы действительно мне нравитесь, и я восхищаюсь вами, Арианн, больше, чем любой другой женщиной, которых я когда-либо встречал. Этого мало?

31
{"b":"133564","o":1}