ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава одиннадцатая

Капитан Николя Реми брел, шатаясь, по узким улочкам Парижа, в боку, словно ножом, резала боль. Брел почти без сознания, но понимал, что надо спешить, куда-то бежать. А улицы кривые и путаные, как лабиринт.

Как он ни спешил, опять оказался в перчаточном заведении. В дверях маячила хозяйка. Блестя зубами, протягивала ему его кожаный кошелек.

Но, приковыляв поближе, Реми в ужасе отшатнулся. Это совсем не кошелек, а голова его королевы, Жанны Наваррской.

Хозяйка мастерской приобрела очертания Темной Королевы. На него насмешливо глядели холодные глаза Екатерины Медичи.

– Бич Божий, – издевалась она. – Неужели ты и в самом деле думал меня одолеть?

Она с хохотом бросила голову к его ногам. Реми, дрожа, нагнулся ее поднять и увидел, что это вовсе не Жанна. На него уставились незрячие глаза его молодого короля, Генриха.

Реми застонал и с усилием открыл глаза. Сердце бешено колотилось.

Минуту лежал неподвижно, стряхивая остатки кошмара. Завертел головой, силясь определить, где находится.

Где бы он ни был, это определенно не монастырь Святой Анны. Он заперт в маленьком помещении, тесном и узком, как могила. Тьма рассеивалась единственным факелом, бросавшим мерцающий свет на грубые каменные стены.

Как в могиле. Реми вздрогнул. Трясущимися руками ощупал свое лицо, почти ожидая со страхом, что почувствует неумолимый холод покойника.

– Я… я мертвец? – прошептал он.

– Не совсем, – послышался голос.

Реми резко повернулся на звук, поняв, что кто-то, стоя у входа, следит за ним. Глазам было больно глядеть прямо на факел, и он прищурился. В дверях разглядел женский силуэт.

– Кто… кто там? – прохрипел он. – Госпожа Шене?

– Да, – ответила та.

Она осторожно вышла из тени. Но это была не Арианн. У Реми до боли перехватило дыхание при виде приближающегося к нему видения – молодой женщины, красота которой превосходила все, что был способен представить простой солдат.

Лицо скульптурного совершенства, обрамленное вьющимися кольцами длинных золотистых волос; тонкие изогнутые дугой брови; тонкий прямой нос и полные чувственные губы. При каждом движении слышалось шуршание шелка и ощущался чуть уловимый сладкий аромат духов.

Она, выжидающе улыбаясь, смотрела на него, а он все еще не знал, в раю он или в аду. Дивная дева обладала красотой самого светлого серафима, но в голубых глазах затаилась неотпускающая печаль падшего ангела.

– Вы… вы не Арианн, – хрипло произнес он.

– Нет, я ее сестра, Габриэль.

Габриэль… Даже имя у нее ангельское. Реми не сводил с нее глаз, слишком потрясенный, чтобы говорить. Когда он попытался облизнуть запекшиеся губы, она отошла к грубому столу и налила из стоявшего там кувшина чашку воды.

Он был слишком слаб, чтобы оторвать голову от подушки, и она была вынуждена поддержать его за шею. Глотая прохладное, успокаивающее горло питье, он блаженно ощущал на затылке тепло поддерживающих его пальцев Габриэль Шене.

Опыт его общения с женщинами был опытом солдата, ограничивался более простыми, более вульгарными представительницами женского пола. Он никогда не думал, что прикосновение женских рук может быть таким теплым и нежным. Даже прихлебывая маленькими глотками из чашки, он не мог оторвать глаз от ее лица.

– Так… вы сестра госпожи Шене. Тогда вы тоже, должно быть, колдунья. Ой… простите. Я хочу сказать, знахарка.

На лице Габриэль мелькнуло выражение веселого изумления.

– Не стоит быть таким тактичным. Я не против того, чтобы меня звали колдуньей, только я, к сожалению, не к месту употребила свою магию.

– Где же вы ее утратили?

Габриэль улыбнулась, но на сей раз весьма неприязненно.

– На сеновале, на скотном дворе.

Такой разговор только добавил ему смущения, и он мучительно стремился перевести его в более понятное русло.

– Где я и… как я сюда попал?

– Как вы сюда попали, я не имею ни малейшего представления, а теперь вы спрятаны в одном из подвальных помещений в нашем доме в Бель-Хейвен.

Реми нахмурился. Итак, его перевезли из монастыря в собственный дом Арианн Шене. Солдаты Темной Королевы, должно быть, проследили его до острова Фэр.

Реми охватила тревога, и он попытался встать. От резкой боли в боку откинулся назад, хватая ртом воздух, голова пошла кругом. Габриэль, удерживая его, положила руки на плечи.

– Лежите тихо, – приказала она.

– Но… но я должен уходить. Оставаясь здесь, я подвергаю вас опасности.

– Не знаю, кто за вами гонится, но здесь вас никогда не найдут. Здесь, в Бель-Хейвен, мы хорошо умеем прятать.

Реми еще раз тщетно попытался сесть, но опять закружилась голова, и он лишился последних сил.

– Мне надо было давно уходить отсюда. Мне нужно вернуться к моему королю.

– Вашему королю?

– Да, я… я служу Генриху Наваррскому.

– В самом деле? – Удивительные глаза Габриэль скользнули по нему, будто она сомневалась в том, что от него может быть какая-нибудь польза. Реми вдруг остро ощутил, как он выглядит в глазах этой молодой элегантной красавицы: слабый и грязный, изможденный и совершенно голый под тонким одеялом. За всю жизнь он ни на минуту не задумывался, как он выглядит в глазах женщины, а теперь потянул одеяло на свою обнаженную грудь.

– Не могли бы… не могли бы вы принести мою одежду?

– Могу, но сомневаюсь, что из этого выйдет толк. У вас даже нет сил, чтобы поднять штаны, не говоря уж о том, чтобы их надеть, – озорно улыбнулась она. – А я определенно не собираюсь вам помогать.

– Нет, разумеется, нет, мадемуазель. Я никогда этого не думал, но… но каждую минуту, пока я нахожусь здесь, я подвергаю вас опасности. Солдаты…

Габриэль потрогала его лоб:

– Кажется, вас все еще немного лихорадит. Я не слишком искусна в целительстве. Лучше позову Арианн.

– Нет, погодите. – Рене поймал ее руку, не давая уйти. Ему почему-то очень не хотелось отпускать Габриэль Шене, хотя он не понимал, что ему от нее нужно. Может быть, просто чуть подольше поглядеть на нее.

Взгляд ее голубых глаз смягчился, и она пообещала:

– Не волнуйтесь. Позднее я приду посидеть с вами. Наградив его еще одной ослепительной улыбкой, она освободила руку и ушла. Реми, чувствуя, как кружится голова, смотрел ей вслед. Арианн Шене, возможно, предпочитает называть себя знахаркой, но Реми ни на минуту не сомневался, что самой опасной колдуньей была ее сестра.

Наклонившись над рабочим столом, Арианн растирала в чашке порошки мадам Жеан, торопилась приготовить следующую партию лекарства капитану Реми, настороженно прислушиваясь к звукам наверху. Леона отправила на дорогу с поручением предупредить ее при первых признаках движения конного отряда в сторону Бель-Хейвен. Пока все было спокойно. Плеснув в чашку с порошком вина, Арианн размешала снадобье, потом маленькой пробиркой стала отмеривать дозу.

– Арианн?

Внезапно услыхав голос Габриэль, Арианн подпрыгнула. Она думала, что здесь, в подземелье, только она и капитан Реми. Руки тряслись так сильно, что ей пришлось положить склянку на стол, чтобы не уронить.

– Габриэль! Я чуть ума не лишилась. Что ты, черт возьми, здесь делаешь?

– Я думала, что живу здесь, – ответила Габриэль, чуть заметно выгнув бровь.

– Ты знаешь, что я имею в виду. Я думала, что вы с Мири в саду. Что тебе здесь нужно?

– Ну, среди прочего пытаюсь узнать, почему ты прячешь человека в наших подвалах.

Арианн считала, что Габриэль и Мири, к счастью, не было дома, когда она привезла Реми. Чем меньше сестры знали бы об этом опасном деле, тем лучше, особенно если явятся солдаты. Но глупо было думать, что можно что-нибудь долго скрывать от Габриэль.

– Дорогая моя, тебе не о чем беспокоиться… – начала она.

– Не о чем беспокоиться? – крикнула Габриэль. – Арианн, у тебя в соседней комнате почти без сознания лежит голый мужчина.

37
{"b":"133564","o":1}