ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Арианн попыталась улыбнуться, превратить эти слова в шутку, но обе понимали, что это не так. Габриэль долго думала, потом проворчала:

– Хорошо. Но если ты, Арианн, не вернешься с Мири через час, я приду за вами обеими.

Арианн смотрела вслед Шарбонн, уводившей Габриэль по главной улице, ведущей в монастырь. Но только после того как обе исчезли из виду, и она осталась совершенно одна посреди обычно кипящей людьми площади, Арианн сбросила с себя маску спокойствия и, приложив ко рту дрожавшие руки, опустила голову.

Охотники на ведьм здесь и готовятся учинить суд! Такого на острове за всю историю правления других Хозяек не бывало. И первой жертвой вполне могла стать ее собственная сестра.

– О, что мне делать? – прошептала она, на момент предаваясь отчаянию.

Девушка побрела к памятнику Евангелине Шене. Арианн отчаянно нуждалась в совете матери, она была готова рискнуть и снова попытаться вызвать дух Евангелины прямо сейчас, прямо здесь, посреди города. Однако не было никакого сомнения, что охотники на ведьм уже заняты сбором улик против женщин острова Фэр. Ей не следует давать им дополнительных.

И она в немой мольбе обратила взор на статую.

«О, мама, дай мне для этого сил и мудрости».

Арианн открыла скрипнувшую дверь и вошла внутрь. Прищурилась – в это пасмурное утро в церкви было темнее обычного, цветные витражи без льющегося сквозь них солнечного света, казалось, потускнели.

Церковь Святой Анны представляла собой обыкновенное каменное сооружение с высокими арочными сводами и длинным нефом, протянувшимся до самого алтаря. Во время мессы помещение было обычно плотно уставлено скамеечками прихожан, а монахини скрывались позади завесы.

Но в это утро церковь казалась пустой, горела лишь одна свеча у алтаря. Но как только Арианн шагнула дальше, ей вдруг преградил путь мужчина в длинном черном одеянии, расшитом огненными крестами.

– Стойте! Назовите себя и цель своего прихода, – потребовал молодой голос.

Арианн окинула взглядом охотника на ведьм. Ее внимание привлекло лицо – юное, красивое, со спадающими на лоб темными локонами.

– Поскольку я в церкви, я бы подумала, что цель моего прихода очевидна.

– На случай, если вы не слышали, это святое место временно реквизировано для судебного обвинения лиц, замешанных в преступном колдовстве.

– Судебное преследование было бы лучшим выбором слова. Стыдно не знать.

Ее замечание явно захватило юношу врасплох. Но он собрался и повторил более жестко, настаивая на своем:

– Ваше имя и цель прихода, мадемуазель.

– Я Арианн Шене и хочу видеть месье де Виза. Пришла требовать освобождения моей сестры Мири.

– О-ох! – Показной бравады как не бывало, бледные щеки залило краской вины.

Мальчишке что-то известно о Мири, поняла Арианн. Она подошла поближе, поймала и удержала его взгляд. Глаза парня были такие ясные, что ей не составило труда прочесть его мысли.

– Вы там были, – с укором заявила Арианн. – Были вместе с Мири, когда ее схватили, и вам известно, что она невиновна.

Подросток быстро отвел глаза:

– Я… я всего лишь послушник. Мне не положено судить о вине и невиновности.

– Тогда не надо было обещать Мири, что она в безопасности.

– Но… но откуда мне было знать? – Бледнея, подросток неуверенно отошел от нее. – Я… я пойду доложу о вас Великому магистру.

Арианн зашагала вслед за подростком, направляясь в переднюю часть церкви, где увидела стол и стул, поставленные прямо под кафедрой. Пара золотых подсвечников, очевидно, конфискованных из алтаря. Рядом, на блестящей поверхности стола красного дерева, высилась стопка книг.

За столом, скрипя гусиным пером, сидел заросший седой щетиной мужчина. Его кроваво-красные одежды поразительно контрастировали с угольно-черным облачением и сосредоточенным свежим лицом паренька.

Подросток наклонился и возбужденно зашептал, но мужчина, не отрывая глаз от пергамента, продолжал писать. Нетерпеливо кивнул, потом махнул рукой, отпуская послушника.

Парнишка, словно боясь сказать лишнее слово, молча поманил Арианн рукой. Она подошла поближе, но юный охотник на ведьм, словно растаяв, скрылся за дверью.

В напряженной тишине, нарушаемой только скрипом пера, она приблизилась к столу. Ей была дана полная возможность разглядеть Великого магистра ордена Маллеус Малефикарум.

Итак, перед ней был наводящий ужас Вашель де Виз. Грубое лицо, изрытое оспой; правда, она и раньше видала людей со следами оспы. Тонкие губы намекали на жестокость и нетерпимость, но и в этом не было ничего особенно вызывающего тревогу.

Лишь когда она встала перед столом и он, наконец, поднял глаза, ей стало понятно, чем Вашель де Виз внушал такой страх. Это были его глаза, один чуть ниже другого, холодные и бессердечные. Арианн боялась читать их, проникнуть за остекленевший взгляд.

Они долго разглядывали друг друга. Затем де Виз бросил перо и начал было:

– Я Вашель де Виз, Великий магистр…

– Я знаю, кто вы, – оборвала Арианн. – Слыхала о вас. Я Арианн Шене.

– О вас я тоже слышал, мадемуазель, – мягко прервал де Виз. – Вы та, кого называют Хозяйкой острова Фэр.

Де Виз, называя ее положение, постарался придать голосу обвинительное звучание. С таким же успехом мог бы назвать ее ведьмой. Он откинулся на стуле, сложив руки на груди.

– Что конкретно я мог бы для вас сделать, госпожа Шене?

– Я пришла сюда насчет моей сестры Мирибель, которую вы незаконно лишили свободы. Требую ее немедленного освобождения.

– К сожалению, это совершенно исключено, мадемуазель. Ваша сестра задержана по подозрению в колдовстве.

– Моя сестра не колдунья, – холодно возразила Арианн. – К тому же она не из числа ваших обычных жертв, месье, бедных безымянных крестьянских девушек. Ее матерью была Евангелина Шене, знатная благородная женщина, которую любили здесь, на острове, и уважали в большей части Бретани. Наш отец – отважный рыцарь, многократно награжденный за службу Франции во время Испанских войн.

– Ах, да, шевалье Луи Шене. Хороший человек, но его давно нет у наших берегов. Он, несомненно, будет страшно огорчен, когда узнает, что одна из его дочерей продалась на службу Сатане.

– Мири ничего подобного не делала.

– Ее застали у старинного круга языческих камней, где она собиралась участвовать в шабаше ведьм и принесении животного в жертву.

– Это же нелепо. Мири не тронула волоска ни у одного живого существа.

– У нас есть улики. В нашем распоряжении имеется котенок.

– О? – Арианн насмешливо подняла бровь. – И вы намереваетесь убедить котенка дать против нее свидетельские показания?

Де Виз принужденно усмехнулся:

– Вопреки тому, что вы могли подумать, госпожа, я не такой уж темный дурак. Нет, у меня есть свидетель среди людей. Юный Симон Аристид.

– Тот мальчик, что был здесь? Если он скажет правду, то это будет означать, что Мири не принимала участия ни в каких шабашах ведьм.

– Аристид свои обязанности знает. Он скажет, что надо.

– Другими словами, любую ложь, которую вы вложите ему в уста, – возмущенно заметила Арианн.

Де Виз гневно блеснул глазами.

– Осторожно, мадемуазель, иначе скоро сами подпадете под обвинения.

– Зная, как вы и подобные вам действуете, удивительно, что до этого еще не дошло.

Арианн поджала губы, поняв, что глупо провоцировать де Виза.

– Габриэль была права, – тихо проговорила она. – Являться сюда было напрасной тратой времени. Любой ваш суд будет фарсом. Вы решили, что моя сестра виновна, как только схватили ее.

Повернувшись на каблуках, она направилась к выходу.

– Погодите! – крикнул вслед де Виз.

Арианн с бьющимся сердцем остановилась на полпути. Она ожидала, что де Виз в любой момент вызовет стражу и ее схватят. Но не побежала. Недостойно, да и не поможет.

Она заставила себя обернуться и надменно посмотреть ему в лицо. Он стоял перед алтарем, но было непохоже, что он собирается ее арестовывать. На грубом лице читалось странное раздумье.

43
{"b":"133564","o":1}