ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– У-учитель – тряс его дрожавший Симон.

Ренар, немного остыв, положил руку на плечо мальчика:

– Извини, парень. Ему ничем не поможешь. Он отошел. Счастливого ему избавления.

Симон освободился от руки Ренара. По щекам катились слезы, смешанные с прудовой водой.

– А-а-а-а, – простонал он. – Знаю, все вы считаете его безжалостным и жестоким. Но учитель только старался выполнять свой долг… И всегда был ко мне добр.

Видя, что мальчик разрыдался еще сильнее, Арианн больно прикусила губу.

Если бы де Виз остался в живых, то стал бы еще более неумолимым и безжалостным противником, с дьявольским упорством, добивавшимся уничтожения ее и сестер, а возможно, и Ренара. Богу известно, как она презирала этого охотника на ведьм. Ее даже пугало, до чего ей хотелось его смерти, но в голове отдавался голос матери.

«Ненависть может стать худшим видом черной магии, Арианн. Она иссушает сердце, делает его холодным. Никогда не поддавайся этой тьме».

Арианн колебалась лишь одно мгновение. Присев на корточки, отстранила Симона. Ее мать пользовала определенную белую магию. Арианн была не уверена, владеет ли она достаточным мастерством для применения Дыхания Жизни, но попробовать следовало. Арианн стала с силой нажимать тыльной стороной ладоней на мокрую грудь де Виза. Ничего не последовало. Преодолевая отвращение, разжала его губы и несколько раз быстро выдохнула воздух.

Время, казалось, остановилось. Она уже была готова отказаться, когда грудь утонувшего поднялась и опустилась. Де Виз ожил, закашлялся, вытаращил глаза. Дрожа и изрытая прудовую воду, повернулся на бок.

Арианн встала, отирая руки о бедра. Опустилась глубокая тишина, прерываемая только булькающими вздохами де Виза. Арианн обернулась и увидела вокруг себя лица людей, разглядывающих ее с нескрываемым удивлением: Симона, других охотников на ведьм, Туссена, его воинов. Даже Ренар глядел на нее с благоговейным страхом.

Он первым пришел в себя и стал отрывисто отдавать приказы. Пнул носком сапога де Виза.

– Убери эту тушу, – рявкнул он Симону. – Пока я не передумал и не швырнул его обратно.

– С-слушаюсь, месье, – ответил, дрожа, паренек. – Спасибо.

– Оставь свою благодарность этой даме. Если бы дело было за мной, то ты со своим боровом так и остался бы на дне пруда. – Ренар решительно повернулся к остальным охотникам на ведьм: – Остальные собирайтесь и уматывайте. Час на то, чтобы убраться с острова и никогда не возвращаться. Любой, кто попытается вернуться, не отделается так легко, как месье де Виз.

Люди в черных одеяниях поспешили повиноваться, двое охотников на ведьм помогли Симону увезти прочь магистра, все еще бросавшего злобные взгляды в сторону Ренара.

Ренар, казалось, никак не реагировал, а Арианн бросало в дрожь. Она еще не раз услышит об этом человеке или о той, которая его послала. Но в данный момент опасность миновала.

Мири была в безопасности, ее окружила толпа обрадованных женщин. Мари Клэр по-матерински обняла ее за плечи. Арианн чувствовала, что надо бы присоединиться к ним, но тут сказалось напряжение последнего времени.

Ею овладела слабость, подкашивались колени. Она стала оседать на землю, но ее поддержал Ренар, вдруг оказавшийся рядом. Обхватив ее сильными руками, крепко прижал к себе. Арианн благодарно прильнула к могучей груди. Перехватило горло, сквозь ресницы просочилось несколько слезинок.

– Не плачьте, милочка. – Ренар баюкал ее, словно маленькую девочку, не старше Мири. Кожаная безрукавка и штаны все еще были мокрыми, но с лица уже исчезло вселяющее ужас выражение лица. Мягким, успокаивающим голосом он продолжал: – Теперь все позади, и эти дьяволы больше никогда не подойдут ни к вам, ни к вашим сестрам. Клянусь.

Арианн уткнулась лицом в мокрую кожаную куртку, события последних часов представлялись ей чудным, страшным сном. Даже их спасение Ренаром казалось чем-то нереальным. Если бы не ощутимое прикосновение к его крепкой фигуре, она бы, возможно, все еще считала, что он существует в ее воображении.

Она подняла голову и удивленно поглядела на него.

– Вы явились. Я… я вас вызвала и вы… явились.

Он нежно поцеловал ее в лоб:

– Само собой разумеется. А вы еще сомневались? Она не протестовала, когда он поцеловал ее в губы, по телу растеклось приятное тепло. Она робко обвила руками его шею, чувствуя теплое частое дыхание Ренара у ее уха и слыша тихий шепот:

– Один раз, милочка.

– Что? – прильнув теснее, переспросила Арианн.

– Теперь вы воспользовались кольцом один раз. На один шаг ближе к тому, чтобы стать моей женой.

– О, да, – покорно согласилась она.

Как это она могла забыть о причине, побудившей Ренара прийти на помощь? Отнюдь не из рыцарского благородства или глубокой преданности.

Он явился из-за их эксцентричной договоренности в связи с кольцом. Ей не надо было напоминать об этом и не следовало так разочаровываться. Арианн освободилась из его рук и тыльной стороной ладони вытерла слезы.

Какими бы мотивами ни руководствовался Ренар, но он спас Мири и, вполне возможно, всех остальных знахарок острова Фэр. И она не могла не быть благодарной за это.

– Сеньор, я… я хочу поблагодарить вас за… за…

Ренар остановил ее, коснувшись ее губ и решительно покачав головой.

– Не благодарите меня, милочка. В этом нет необходимости. Вы меня позвали – и я явился. Как договаривались. Хотя должен признаться, что это одолжение доставило мне огромное удовольствие. Я с большим наслаждением разбиваю головы охотников на ведьм и очень рад, что поспел вовремя.

«Не как в последний раз». Эта мысль мелькнула в глазах Ренара, до того мучительная, что на мгновение он не смог ее скрыть.

Итак, Ренар не впервые сталкивался с охотниками на ведьм, дошло до Арианн. Она подумала, что не следует этому удивляться. Любой, кто имеет дело с магическими кольцами и окутывает себя ореолом таинственности, непременно станет объектом подозрения.

К тому же Ренар смотрел на де Виза с такой ненавистью, какая превосходила все, что мог испытывать простой разумный человек.

Арианн попыталась заглянуть поглубже, но Ренар уже прикрыл глаза, намертво спрятав мысли, и направился к коню. Когда он взял поводья, Геркулес держался на удивление смирно, будто человек и конь на этот раз достигли согласия.

– Теперь, когда я исполнил то, зачем вы меня вызывали, думаю, вы сочтете, что мне следует удалиться.

Хотела ли она этого? Принимая во внимание, что кольцо и вправду действует, Арианн подумала, что теперь будет считать Ренара как никогда опасным. Но после того, что он для нее сделал, просто дать ему уехать, лишь высказав несколько неуклюжих слов благодарности, казалось чем-то… весьма неподобающим.

– Надвигается гроза, – ответила она. – Покидать остров прямо сейчас может оказаться опасным.

Ренар помолчал, проверяя подпругу, потом заверил:

– Не беспокойтесь, милочка. Я собираюсь остановиться на постоялом дворе. Не намерен покидать остров Фэр, пока не минует опасность.

– В таком случае, если вы намерены остаться, то, возможно, коль не даете мне поблагодарить вас, по крайней мере, я могла бы… то есть для меня было бы большой честью, если бы вы согласились сегодня вечером отужинать со мной и моими сестрами в Бель-Хейвен.

Это невольно вырвавшееся приглашение удивило Арианн не меньше, чем Ренара. Встретив его изумленный взгляд, она не к месту добавила:

– Если… если желаете.

Жесткое лицо Ренара смягчилось.

– Мне бы хотелось, дорогая. Очень.

Площадь опустела. День угасал. Единственная угроза спокойствию острова Фэр была естественной – в небе продолжала громыхать надвигавшаяся гроза.

Ренар задержался, как победитель, оглядывая покинутое поле боя, дабы удостовериться, что победа действительно одержана. Он приказал вассалам собрать брошенное охотниками на ведьм оружие, но увидел, что одно не заметили.

Шпагу забыли в траве у пруда. Ренар поднял ее. Глядя на выгравированный на эфесе ненавистный знак – пылающий крест, почувствовал знакомый прилив ярости, смешанной с холодным дыханием страха.

48
{"b":"133564","o":1}