ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глаза Ренара стали такими холодными и жестокими, что Арианн, вздрогнув, отдернула руку. Он натянуто улыбнулся:

– Мысль о моем возмездии вам не по нутру, не так ли? Вам, с вашей добрейшей и всепрощающей душой. Вы даже спасли де Виза после всех злодеяний, которые он намеревался совершить, понапрасну пожертвовали ему свою бесценную магию, Дыхание Жизни. Зачем вы это сделали, Арианн?

– Мать всегда учила меня остерегаться темных сил мщения. Следует исцелять, а не убивать, пытаться спасти жизнь, не дать ей ускользнуть. Потому я и спасла де Виза и… и отчасти ради вас.

– Меня?

– Я не хотела, чтобы и вы не устояли перед силами зла. После всего, что вы для нас сделали, вы оказались бы в куда большей опасности, если бы вас обвинили в убийстве де Виза.

– Тогда бы вы избавились от нас обоих.

– Я не хочу… – Арианн удержалась от продолжения.

Ренар протянул руку, хотел коснуться его щеки, по Арианн испуганно отпрянула. Повернула кольцо на пальце, подумав, не права ли Габриэль, поскольку этот странный талисман каким-то образом усиливает влияние на нее Ренара.

– Расскажите, что было дальше, – попросила она. – После смерти бабушки.

Смирившись с ее отпором, Ренар откинулся на спинку стула:

– После моих действий против охотников на ведьм следовало на время покинуть страну. Дед был этому рад. После гибели Люси наша вражда углубилась. Мне не удалось доказать, но я сильно подозревал, что старый граф приложил руку к тому, чтобы натравить на Люси охотников на ведьм. Он считал, что именно она наслала на него проклятие, поэтому умерли все его другие сыновья и внуки, и наследником оказался я. Мы с дедом расстались, ненавидя друг друга. И каждый из нас поклялся убить другого, если наши пути пересекутся. К счастью, не пересеклись. Я отправился странствовать с Туссеном, дед в отчаянной попытке принялся насиловать молодых женщин, чтобы получить еще одного наследника. Моей ноги не было в Бретани, пока я не получил известие о его смерти. Думаю, вернулся я тогда отчасти из злорадства, что взял верх, отчасти по совету Туссена. Им, похоже, овладела странная фантазия, что из меня получится сносный граф.

– Он прав, – заметила Арианн. – Более подходящий, если вы приложите свой ум. Вы, сеньор, видели много на свете, и не только в мире богатства и власти. Знаете дела и заботы более скромных, простых людей. У вас есть редкая возможность поделиться с жителями вашего имения своим умением, пониманием, состраданием и… и…

– Из меня получился бы отличный граф… при надлежащей жене, – добавил он, овладевая, наконец, ее рукой. – Теперь, когда я столько рассказал вам о себе, я, конечно же, заслуживаю какого-то вознаграждения.

– Что у вас на уме? – с опаской спросила Арианн.

– Выходите за меня. Сегодня.

Арианн рассмеялась:

– Ничего себе вознаграждение за горстку откровений, синьор. Особенно, что одной вещи вы все-таки мне не сказали.

– О? – удивленно прищурился Ренар. – И что же это?

– Почему вы так преисполнены решимости жениться на мне?

– А-а, это.

То ли ей показалось, то ли на самом деле Ренар с облегчением вздохнул, услышав, что она хотела знать.

– В конечном счете, вы не делаете вид, что влюблены в меня. Не более чем я, – поспешила добавить Арианн.

– Нет, мы оба слишком разумны для этого. И все же, кажется, существует какая-то непонятная сила, влекущая нас друг к другу. Думаю, что вы чувствуете то же самое, дорогуша. Какой-то необъяснимый рок.

Рок? Арианн нахмурилась, ее пронзила непрошеная мысль.

– О, пожалуйста, Ренар. Только не говорите мне, что… что я отчасти вошла в предсказание старой Люси о вашем будущем.

Ренар, улыбаясь, произнес:

«В один прекрасный день, Жюстис, ты заблудишься. Заблудишься как никогда раньше. И выйдешь на женщину со спокойными глазами. И она будет той, кто благополучно выведет тебя. Твоя судьба».

– О господи, – тяжело вздохнула Арианн. – Какая чепуха.

– Но ведь другие предсказания Люси сбывались. И теперь я граф Ренар.

– Верно, но вы говорили, что она помогла это устроить. Кроме того, если ее предсказание верно, то я уже исполнила его – вывела вас из леса. Мое участие в вашей судьбе состоялось.

– Не совсем, – тихо произнес Ренар, поднося к губам ее руку с таким страстным взглядом, что она вздрогнула.

Он снова принялся за ухаживания, его прячущиеся под ресницами глаза слишком пристально разглядывали ее лицо. Арианн чувствовала себя спокойнее, когда он просто сидел за столом, открытый, искренний, откровенный. Стараясь сохранить хладнокровие, она освободила руку.

– Осталось только одно место, до которого я вас могла бы проводить. До вашего коня. Уже поздновато.

– Неужели вы выставите меня под грозу, милочка?

– Дождь почти перестал.

Арианн встала из-за стола. При этом ее салфетка съехала на пол. Она наклонилась ее поднять, к несчастью, одновременно с Ренаром. Они стукнулись головами, да так, что она, еле удержавшись на ногах, отшатнулась назад.

– О-о! – Потирая лоб, девушка выпрямилась. В голове звенело, в глазах мелькали искры.

Видно, и Ренар чувствовал себя так же.

– Знаете ли, милочка, – недовольно произнес он, – вообще-то принято, чтобы даже сильная и разумная женщина время от времени позволяла мужчине такую пустячную услугу, как поднять салфетку.

– П-простите.

– Все ли в порядке? Я же вас предупреждал: у меня необычайно крепкая голова. – Он отвел ее руки, чтобы самому осмотреть ее висок. – Моя гордая независимая Арианн! Трудно было сегодня прибегнуть к кольцу, чтобы меня вызвать?

– Самое трудное из того, что мне приходилось делать, – призналась она. – И не потому, что я сомневалась в волшебной силе кольца или из-за своего недоверия к нашей договоренности. А потому, что я – Хозяйка острова Фэр. На мне лежит ответственность за благополучие и безопасность этого острова. Но когда явились охотники на ведьм, я была не в состоянии ничего предпринять. Вы были единственным, кто, рискуя жизнью, мог спасти его обитателей.

– Я своей шпагой разбил несколько голов, но вы, помогая этим людям, рискуете постоянно. На вас лежит бремя забот о сестрах, обитателях острова, любом чужеземце, который, случайно оказываясь здесь, нуждается в вашей помощи. И все это вы стараетесь сделать сама. Я хочу, чтобы вы достаточно доверились мне и позволили помочь вам.

Арианн тоже хотелось этого, когда он обращался к ней вот так, с открытым и теплым взглядом, ласково обнимая ее уверенной надежной рукой. Она не пыталась сопротивляться, когда его мягкие губы медленно прильнули к ее губам.

В сознании промелькнули слабые отзвуки недавнего предупреждения Габриэль, но другая, менее благоразумная половинка прошептала: «Это всего лишь поцелуй».

Прежде чем она осознала, его рука обвилась вокруг ее талии, тесно прижав ее к себе. В слабой попытке отстраниться она подняла руку. Но, продолжая поцелуй, он подставил свою ладонь, и кольца коснулись друг друга.

Произошло нечто невероятное. Кольцо на пальце словно разогрелось, посылая тепло по всему телу. Подобно тонким стеклянным нитям, оно проникало всюду, лишая рассудка, способности владеть собой.

Руки их переплелись, кольца намертво сомкнулись, Арианн отвечала исступленными поцелуями. Она даже не думала остановить его, когда он принялся искать застежки ее платья, и настойчиво тянула за его камзол. Губы, ни на миг не размыкаясь, слились в жадном поцелуе.

Комната пошла кругом, утратила очертания и исчезла в огненном тумане. В его руках девушка никогда не чувствовала себя так свободно и удобно. Тепло и сила его мускулистого тела вливались в нее солнечным светом, ее груди прижимались к грубым золотистым волоскам на груди Ренара. Она откинула голову назад, и его губы ласкали ее шею, а руки отдавали свое тепло.

Она так долго была одинокой. До этого момента, когда их пальцы сплелись, а кольца почти высекали искры и металл, казалось, плавился и горел, переплавляясь в одно кольцо, она вряд ли осознавала, насколько долго.

56
{"b":"133564","o":1}