ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ренар притворно вздохнул:

– У меня очень плохая память.

Арианн укоризненно поглядела на него:

– Я старалась отказать вам вежливо. У меня никогда не было намерения… оскорбить вас или поставить в неловкое положение.

– Не терзайтесь так, милочка. Кожа у меня очень толстая. Я был скорее разочарован, чем смущен. Однако теперь понял, в чем ошибся.

– Что не приняли моего отказа?

– Нет, что сам не заехал за вами.

Ренар, к ее испугу, вдруг выпрямился и поднялся со скамьи. Бросив целеустремленный взгляд, шагнул к ней. Ей захотелось спрятаться от него за мамин стул. Но Хозяйке острова Фэр не пристало позволять мужчинам гоняться за собой вокруг мебели.

Решив не уступать, она с вызовом откинула голову:

– И что теперь, месье? Намерены исправить свою ошибку, перебросив меня через плечо и утащив с собой?

Ренар блеснул зелеными глазами.

– Соблазнительное решение проблемы, милочка. Это был бы самый прямой путь получить то, что я хочу, а я обычно очень прямой человек. Порой забываю, какими романтичными могут быть женщины. Вы вполне естественно желаете, чтобы за вами поухаживали, добиваясь вашей руки.

Арианн охнула от изумления, когда он обнял ее за талию. Еще ни один мужчина не действовал так смело: то ли ее знатное положение держало мужчин на расстоянии, то ли она была недостаточно привлекательной, чтобы их соблазнить. Арианн часто думала, что в сравнении с изящной красавицей Габриэль она была слишком высокой и неуклюжей.

Нельзя было сказать, что прикосновение к могучей мужской фигуре Ренара оказалось неприятным, но, когда он попытался ее поцеловать, Арианн вырвалась из его рук.

– Позвольте, месье! – заявила она. – Уверяю вас, V меня нет ни малейшего желания, чтобы за мной ухаживали. Все, что я хочу, – положить конец этому безумию.

– Безумию? – удивленно поднял брови Ренар. – Не желая показаться нескромным, скажу, что большинство женщин сочли бы меня хорошей партией. Земли вашего отца в Бретани граничат с моими. Вам должны быть известны мой титул и мои владения.

– Я знаю ваше имение, месье, но мало знаю о вас. Слышала только слухи на материке и в порту.

– А-а, несомненно, собрали кое-что захватывающее.

– Говорят, что в молодые годы вы были кем-то вроде… пирата или разбойника.

– Я тоже слышал, что вы ведьма, – ответил тем же Ренар.

– Я владею искусством исцеления и с травами. Это совсем другое дело.

– В таком случае мне представляется, что нам обоим было бы куда разумнее обращать меньше внимания на эти сплетни.

Снисходительным кивком головы Арианн признала справедливость его мягкого упрека.

– Вы правы, месье. Извините. Но это все же не меняет того обстоятельства, что вы мне незнакомы. До сего дня мы встречались только дважды: тогда в лесу, а потом когда вы объявились у моего порога, добиваясь моей руки.

Ренар смягчил ситуацию, ласково погладив ее пальцами по щеке.

– Арианн, многие пары не встречаются до самого дня свадьбы.

– Но в таких случаях брак обычно устраивается родителями, – возразила она.

– Так вас беспокоит это? Отсутствие отца? Надеюсь, что добрый шевалье скоро вернется, и сомневаюсь, чтобы он отказал мне в вашей руке.

– Я отдаю себе отчет, что существует обычай, когда отцы распоряжаются дочерьми часто против их воли, – возмущенно ответила Арианн. – Однако женщины острова Фэр не привыкли к тому, чтобы их продавали на сторону.

Ренар с горьким цинизмом поджал губы:

– Рано или поздно всех продают.

– Не вижу, чтобы это относилось к мужчинам.

– Вы бы удивились. – Хотя он продолжал улыбаться, в его взгляде промелькнуло что-то необычное, похожее на горечь. – Увы, кажется, я снова вас обидел. Боюсь, очень плохо начал. Смею просить вас дать мне возможность загладить вину.

– В этом нет нужды, месье, – серьезно ответила Арианн. – Давайте оставим этот разговор о браке и расстанемся друзьями.

– О, как может благородный человек отказать в такой прелестной просьбе?

– Так вы согласны? – оживилась Арианн.

– Нет. Боюсь, что никогда не был чрезмерно благородным.

Арианн подавила вздох разочарования. Ренар протянул руку к висевшему на поясе кошельку. Она опасливо поглядывала на него, не зная, чего еще от него ожидать. Он распустил шнурки небольшого кожаного кисета и достал предмет, который показал ей. Это был перстень – простое металлическое колечко с необычными знаками, достаточно большое, чтобы можно было надеть на мужской мизинец.

– Это вам, мадам. Всего лишь скромный знак моего уважения.

Арианн в полном замешательстве посмотрела на кольцо, потом отрицательно покачала головой:

– Месье, я просто считаю невозможным принять…

– О, понимаю, что оно не ахти какое на вид, сущая безделица. Но ему нет цены. Видите ли, кольцо волшебное.

– Волшебное? – Девушка даже не пыталась скрыть своего скептицизма.

– Вы не верите в магию, мадемуазель? – фыркнул Ренар. – Вы? Колдунья с такой серьезной репутацией?

– Всего лишь знахарка, – решительно поправила его Арианн. – Да, я верю в магию, но вот вы производите впечатление человека слишком циничного, чтобы ее практиковать.

– Когда вы узнаете меня поближе, милочка, то увидите, что я стараюсь на все смотреть непредвзято.

– Ну а я нет, когда это касается волшебных колец. Целебная сила растений и трав, загадка человеческой души, феномен ума – все это крайне необычно и нуждается в объяснении. Но что до чар и символов вроде этого перстня, нет, боюсь, что нет.

– И вы ни капельки не любопытны? Не хотите узнать, на что способен этот перстень? – уговаривал он.

Арианн, глядя на него, пыталась понять, говорит ли он серьезно или же шутит. Какой бы ни была эта новая игра, которую, похоже, затевал Ренар, Арианн решила подыграть ему.

– Прекрасно, месье. Так на что способен этот перстень?

– Это необыкновенное кольцо – часть комплекта, который я приобрел… э-э… у старой цыганки во время странствий за рубежом. Видите парное кольцо на моем пальце? – Ренар поднял руку. Кольца были идентичными, разве что кольцо на пальце Ренара было шире, тяжелее. – Согласно преданию, если вы наденете это кольцо на свой палец, мы будем связаны узами, не зависящими от времени и расстояния. Вы сможете вызвать меня к себе всего лишь усилием мысли.

– Извините за откровенность, месье, но вызывать вас к себе… э-э… не относится к числу моих первоочередных дел.

– Вы предназначаете мне вечные муки в аду? – усмехнулся Ренар.

– Нет, не так далеко. Вполне достаточно, чтобы вы удобно устроились в своем замке.

– Ваше желание можно исполнить. Носите кольцо, и я оставлю вас в покое.

Когда Арианн с сомнением взглянула на него, Ренар сказал:

– Даю слово чести. Возьмите перстень, и я буду держаться на расстоянии. Но если когда-либо решите, что я вам нужен, просто положите руку на сердце и подумайте обо мне. Я немедленно явлюсь к вам. Можете вызвать меня трижды.

– Всего три раза? И что тогда будет? Я превращусь в тритона или жабу?

– Нет, станете моей женой, – учтиво ответил Ренар. – Когда вы воспользуетесь перстнем в третий раз, то должны будете признать поражение и сдаться. Выйти за меня замуж. Ну, как, милочка, договорились?

– Конечно нет. Я бы никогда не согласилась на такое вопиющее безумство, даже если бы верила в волшебные кольца, а я не верю.

– В таком случае что вы теряете? – Держа перстень большим и указательным пальцами, Ренар искушающе помахал им перед ее глазами. – Берите кольцо и можете избавиться от меня.

– А если не возьму?

Ренар улыбнулся своей ленивой улыбкой, но в глазах появился стальной блеск.

– Боюсь, что буду вынужден вернуться к своим более прямым способам.

– Что вы имеете в виду?

– О, возможно, построю у ваших ворот хижину из ивовых прутьев или, как трубадур, стану петь под вашими окнами. – Его зубы блеснули в хищной улыбке. – Или поучусь у римлян обращению с упрямыми сабинянками и просто вскину вас к себе в седло.

7
{"b":"133564","o":1}