ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Если ты видела дело рук графа, то я не понимаю, как ты можешь его защищать, – угрюмо проговорил Симон. – Брат Жером был добрым и праведным человеком. Он только пытался помочь мне спасти моего учителя, когда Ренар проткнул его насквозь.

– Но твой хозяин поджигал наш дом, – тихо промолвила Мири.

– Это получилось случайно. Учитель де Виз пытался убежать и, пробегая мимо, задел факелом гобелен. Мы явились к вам в дом не для того, чтобы причинить кому-нибудь вред. Мы только разыскивали капитана Реми, еретика и опасного бунтовщика.

Неужели Симон действительно верил этому? По выражению его лица она видела, что он старается этому верить, но в глазах проглядывали стыд и смятение.

– Я знаю, что ты считаешь моего учителя дурным человеком, и, возможно, иногда в своей жажде… правосудия он действительно ошибается. Но если бы ты знала, как он добр ко мне!

– Но он тебя бросил. Ты говорил, что он бежал на лодке, а тебя оставил здесь.

Симон быстро опустил ресницы, на мгновение скрывая взгляд черных выразительных глаз.

– Мы разминулись во время бегства. Учитель де Виз, видно, думал, что я погиб, как и все остальные.

Мири робко тронула его рукой:

– Тогда у тебя могла бы появиться возможность начать новую жизнь, Симон. Стать кем-нибудь, кроме охотника на ведьм. Будь добр, позволь мне пойти к Арианн и графу и похлопотать за тебя. – Прежде чем Симон успел возразить, она торопливо продолжала: – Когда я впервые увидела графа, то подумала, что он плохой человек, но на самом деле он не такой. Иногда он может слишком властно обходиться с Геркулесом, но в последнее время мы поработали над этим. Теперь Ренар намного успешнее приручает лошадей.

– Боже мой, Мири! Ты не должна позволять этому дьяволу в человеческом обличье учить тебя своей порочной магии.

– Это я учила его, – возмущенно заявила Мири. – И не вся магия порочна.

Симон поджал губы.

– Магистр де Виз часто читал мне Библию и Святая книга предупреждает против всякого рода колдовства. Нельзя терпеть живых ведьм.

– Что ж, папа читал Библию и мне, и в ней также говорится, что великий царь Саул внимал предсказаниям гадалок.

Симон удивленно уставился на нее.

– Ты знакома с Библией?

– Я – Дочь Земли, а не какая-нибудь невежественная дикарка. Мы верим в Бога. И также верим в дух великой матери-земли. Мама учила меня, что религию нельзя понимать так узко.

Симон лишь покачал головой и потрепал ее по щеке.

– Ах, Мири, как многого ты еще не понимаешь.

Девочке было приятно прикосновение, но ей не нравился его покровительственный тон.

– Я понимаю куда больше, чем ты, Симон Аристид. Даже если ты на три года старше меня.

– На три года? А говорила, что тебе четырнадцать. Мири, которую задело, что ее уличили в неправде, сложив на груди руки, отвернулась от Симона. Когда тот взял ее за подбородок, желая, чтобы она поглядела на него, она сердито тряхнула головой. Но он упорствовал.

– Мири, не злись на меня, пожалуйста. Я не выношу, когда мы ссоримся.

Она тоже, но иногда пропасть между ее и его мировоззрениями была непреодолимой. Но ей было не устоять перед его умоляющими черными глазами или тем, как он ласково переплетал свои пальцы с ее пальчиками. Рука такая теплая.

– В том, что ты говоришь, возможно, что-то есть, – помедлив, продолжал юноша. – Я, возможно, подумаю о том, чтобы оставить свое занятие, и попрошу помощи у Арианн, но меня беспокоит одна вещь. Твоя сестра может воспользоваться кольцом и вызвать Ренара, который зарубит меня, до того как я успею что-нибудь сказать.

– Ты знаешь о кольцах? – удивленно спросила Мири.

– Я заметил, что они оба носят одинаковые металлические кольца со странными знаками. Таким путем Арианн может быстро вызывать колдовством этого дьявола, правда?

– Я бы не сказала колдовством, – возразила Мири. – Но верно, кольцо волшебное. Арианн может воспользоваться им, чтобы вызвать графа всякий раз, когда она попадает в беду. Но она может поступить так только три раза, а потом будет должна выйти за него замуж. Она уже дважды воспользовалась кольцом.

– И это тебя огорчает? – мягко спросил Симон. Мири вздохнула:

– Я… я не испытываю неприязни к Ренару, но, если Арианн выйдет за него замуж, она должна будет переехать к нему в замок на материк, и я, наверное, тоже. Я очень люблю остров Фэр. Это мой дом, и мне не хочется уезжать.

Симон сжал ей руку:

– Арианн и граф всегда носят свои кольца?

– Не уверена насчет графа, а Арианн иногда его снимает.

– И что она с ним делает?

– Не знаю, – пожала плечами Мири. Интерес Симона к кольцам, его вопросы начали вызывать у нее странную тревогу. – А почему ты спрашиваешь?

Симон пожал плечами:

– Только потому, что мне было бы много легче сдаться на милость твоей сестры, если бы на ней не было этого зловещего кольца.

– Но я не думаю, что тебе надо беспокоиться. Если я сначала поговорю с Арианн…

– Нет! – отрезал Симон, потом выдавил из себя улыбку. – Я предпочитаю сам говорить за себя, но должен быть уверен, что Арианн не вызовет Ренара убить меня.

– Она этого не сделает…

– Один раз уже сделала. Мири, я уверен, что твоя сестра – хорошая женщина. Но я всего лишь хочу чувствовать себя в безопасности.

– Я тоже этого хочу.

– Тогда помоги мне.

– А что ты хочешь, чтобы я сделала?

– Просто заметь, когда Арианн снимет кольцо, узнай, где она его держит, и скажи мне. Тогда я буду знать, что неопасно обратиться к ней. И если она, как ты говоришь, разумная и великодушная…

– Да, она такая!

– Тогда я откажусь от своих занятий и навсегда останусь здесь, на острове Фэр.

Мири прикинула в уме просьбу Симона и не усмотрела в ней вреда, хотя что-то все еще глубоко ее тревожило.

Симон сжал ей руку:

– Ты хочешь, чтобы я остался с тобой, правда?

– О, да.

Мири не могла хотеть большего. Как часто после отъезда папы и смерти мамы она чувствовала себя несчастной и одинокой. Появление в ее жизни Симона так или иначе все это изменило.

Он наклонился к ней, и, когда она поняла его намерение, сердечко ее замерло. Закрыв глаза, она робко подняла личико. Симон едва коснулся губами ее губ, но поцелуй, казалось, расцвел внутри нее, сладкий и жаркий.

Покраснев так, что бросило в жар, и закрыв рот руками, Мири тотчас отпрянула назад. Сказав еле слышно: «Мне лучше идти, пока не хватились», отошла в сторону.

Симон тоже встал, обеспокоенно спрашивая:

– Но ты еще скоро придешь?

Мири, слишком смущенная, кивнула, не поднимая глаз. Но после недолгого колебания поцеловала его в щеку и помчалась прочь, дивясь своей смелости.

Симон смотрел ей вслед, пока она не дошла до опушки леса. Она, замедлив шаги, оглянулась и робко помахала рукой. Симон улыбнулся и помахал в ответ. Но, как только Мири исчезла из вида, опустил руку и погасил улыбку.

Он был уверен, что у Мири это первый поцелуй. Событие, которое должно было стать особенным и чудесным… и для него. А он почувствовал себя Иудой.

– Ушла? – требовательно спросил равнодушный голос.

– Да, учитель.

Симон обернулся к подкравшемуся к нему де Визу. Теперь ему бы было трудновато убедить кого-либо, что его хозяин не злодей и не сумасшедший. Одежды разодранные и грязные, лицо изможденное, глаза воспаленные от недосыпания, словно два горящих угля в запавших глазницах.

– Ну, как, доверяет тебе девчонка? Сделает то, о чем просил?

– Думаю, да, – жалея себя, ответил Симон.

– Хорошо.

Понимая, что это бесполезно, Симон снова попытался убедить хозяина в том, чего добивался все эти дни.

– Ну, пожалуйста, учитель. Не лучше ли просто достать спрятанную лодку и уплыть с острова Фэр?

Де Виз так взглянул на него, что мальчик испуганно съежился.

– Чтобы мы бросили незаконченное дело?

– Но Мири сказала мне, что капитан Реми уехал и, без сомнения, с перчатками.

– Реми? Вот еще! Этот еретик ничто в сравнении с этим… этим… – взорвался де Виз, бешено брызгая слюной, – этим сатанинским отродьем Ренаром.

74
{"b":"133564","o":1}