ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Знаю, – тихо произнесла Арианн. – Моя бабушка рассказывала мне о тех днях. Поначалу это было благородное дело, которое скоро выродилось в буйные сборища людей, склонных к грабежам и разрушениям. А Мелюзина… твоя бабушка пользовалась своим темным ремеслом, чтобы отравлять колодцы, заражать скот, распространять болезни растений, так портить поля, что там больше ничего не росло.

– Люси вела безнадежную войну с могущественными силами, включая короля и церковь, – защищался Ренар. – Что ей оставалось делать, кроме как воспользоваться имевшимся оружием?

– Не знаю, но, в конечном счете, бунт твоей бабушки причинил больше зла, чем принес добра. Для каждой Дочери Земли великий грех – стремиться отравить землю. Это… это как причинять вред своей матери. И моя мать всегда учила меня, что быть знахаркой значит быть силой света в этом темном мире, использовать знание старинных средств для целительства и никогда не причинять вреда.

– Хорошо, прости мне, что моя бабушка не была святой, как твоя мать. Может быть, если бы их судьбы сложились иначе, и Евангелина Шене родилась в крестьянской лачуге… – Ренар сдержал себя. – Арианн, я не оправдываю того, что делала Люси. Только стараюсь, чтобы ты поняла, что она не была монстром. Упаси ее Господь, она в конечном счете заплатила за свои грехи страшную цену. Но все это в далеком прошлом. Лучше бы ты просто забыла об этом.

Арианн оцепенела. Первоначальное потрясение уступило место ожесточению, ощущению, что ее предали. Ренар попытался ее поцеловать, но она резко наклонила голову, и его теплые губы лишь скользнули по затылку.

– Почему ты ничего не рассказал мне об этом раньше? – спросила она. – Никогда об этом не говорил – даже сегодня днем.

– Чего бы ты хотела от меня, Арианн? Чтобы, обнимая тебя, нежно шептал на ушко: «Ой, между прочим, моя бабка была злой старой ведьмой».

Арианн укоризненно взглянула на него, и он поспешил добавить:

– Ладно. Разумеется, мне следовало кое-что рассказать. Но я терпеть не могу разговоров о Люси. Будь моя воля, я мог бы оставшуюся часть жизни не сказать тебе обо всем этом ни слова.

Или, по крайней мере, до брачной ночи, подумала Арианн, и на сердце лег тяжелый камень. До того момента, когда он ее заполучит целиком, и она от него никуда не денется. Но нет, не может быть. Только не после того, что между ними было днем. Ренар никогда не говорил вслух, но ведь он любит ее… Мотивы ухаживания за ней не могут иметь ничего общего с этой страшной старой бабкой.

Ренар крепче привлек ее к себе и прильнул в поцелуе, который становился все жарче. Сердце Арианн в ответ тоже забилось сильнее, но она не могла позволить ему удержать ее от дальнейших вопросов.

Она стала вырываться. Лицо Ренара омрачилось такой тоской и разочарованием, что она испугалась, что он может ее удержать силой. Но он, скользнув пальцами по ее рукам, отпустил ее.

– Ах, милочка, не гляди на меня так, будто я вдруг стал тебе чужим.

Арианн была не в состоянии сдерживаться. На нее снова нахлынули все сомнения, которые она питала в отношении Ренара. Она отступила дальше, в руке Ренара остались лишь пальцы.

– Арианн, будь добра. Кем бы ни была Люси, какой бы магией она ни занималась… Это не имеет отношения ни к тебе, ни ко мне.

– Разве? – усомнилась она. – Ты как-то рассказывал мне, что твоя бабка вызывала из огня видения. Что она утверждала, что в один прекрасный день ты найдешь меня, что я твоя судьба.

– Это одно из лучших предсказаний Люси.

Он прижался губами к ее пальцам. Арианн освободила руку и отошла еще дальше.

– Ты также говорил, что предсказаниям бабки было свойственно своекорыстие, они были такими, какими ей хотелось, чтобы они сбылись. И почему ей так хотелось, чтобы я стала твоей невестой? Почему она настаивала на этом?

– Откуда, черт возьми, я мог знать, что было у Люси на уме?

Но он-то знал, была уверена Арианн.

– Ты можешь представить, что однажды Мелюзина даже угрожала обитателям нашего острова?

– Неужели?

– Да. Она услыхала, что Хозяйка острова Фэр обладает тайным собранием старинных текстов, которые могут содержать секреты, достаточно могущественные, чтобы помочь ей разделаться со своими врагами. Когда же моя двоюродная бабушка Евгения отказалась позволить использовать сведения, имеющиеся на острове Фэр, в разрушительных целях, Мелюзина угрожала напасть на Бель-Хейвен и забрать книги силой.

Ренар выглядел неловко.

– Уверен, что Люси только пугала. Она слишком уважала Хозяйку острова Фэр, чтобы решиться на такое. Особенно если принять во внимание, что от этих книг ей было мало пользы. Люси не умела читать даже на современном французском, не говоря уж о том, чтобы разобраться в каком-нибудь древнем языке.

Арианн обеспокоенно поглядела ему в лицо:

– А как насчет тебя? Знаю, что ты много странствовал, многому учился. Выучил какие-нибудь старинные языки?

Он сразу насторожился, бросил недоверчивый взгляд.

– Может, и знаю. Что из того?

Арианн глубоко вздохнула:

– Мне известно, что ты должен был находиться в моей личной рабочей комнате. Это единственное место, где ты мог приготовить противоядие для моей сестры.

Ренар вызывающе поднял подбородок:

– Габриэль умирала. У меня было не слишком много времени, чтобы испрашивать твоего разрешения.

– Это я понимаю. Но комната хорошо скрыта. Откуда тебе известно о ее существовании?

Ренар невесело усмехнулся:

– Твоя рабочая комната – здесь не самый большой секрет.

Нет, не секрет. Особенно для человека, который так ловко читает по глазам, как Ренар. Чему еще, каким темным ремеслам научила внука Мелюзина?

– Что, по-твоему, мне было там надо? Твои бесценные книги?

Но за внешним возмущением Ренара Арианн уловила нотку вины, отчего у нее екнуло сердце. Особенно когда с бередящей душу отчетливостью всплыло другое воспоминание.

– Сегодня ночью ты не впервые был в моей рабочей комнате, – сказала она. – Однажды мне приснилось, что ты приходил туда и отнес меня в постель. Но это был не сон, да?

– Нет, не сон. Я тебя искал, спустился, увидел, что ты спишь, и отнес тебя наверх.

– И это все?

– Да! – отрезал он. Шагнул к столу, стал открывать бутылку и со стуком поставил обратно. – Хорошо, признаюсь, у меня был соблазн порыться в твоих книгах.

Я с малолетства слышал рассказы Люси о Хозяйке острова Фэр, о ее бесценной сокровищнице тайных знаний. И вдруг вся она оказалась здесь, перед моими глазами. Окутанные паутиной древние книги, запущенные пергаментные свитки, готовые вот-вот рассыпаться в пыль. Сомневаюсь, что ты даже поверхностно знакома с собранными там могущественнейшими тайнами.

– Нет, и не хочу знакомиться. Меня тоже иногда слишком тянули к себе соблазны черной магии. – Арианн вздрогнула, вспомнив о запретном колдовстве, к которому она прибегала, чтобы вызвать дух матери. – Есть некоторые старые средства, о которых лучше забыть.

– Иногда и от черной магии бывает польза, – убеждал Ренар. – Если бы Люси не научила меня всему, что знала о ядах, твоей сестры теперь не было бы в живых.

– Твое противоядие не понадобилось бы, если бы я, как мне следовало, оставалась дома, приглядывая за Габриэль. Вместо этого я… я…

– Что, Арианн? Не тратила попусту время, занимаясь со мной любовью, когда у тебя было много дел поважнее?

Арианн не хотела выразить это так цинично, но по существу Ренар был прав.

– Да, – тихо промолвила она.

– Интересно, как долго ты будешь бичевать себя за это? – с ожесточением произнес он, схватив ее за плечи. – Слушай меня, Арианн Шене, и слушай хорошенько. Ты не виновата в том, что случилось с Габриэль. Это не твоя вина.

Поморщившись от боли, она упрямо повторяла:

– Я должна была находиться здесь. Вела себя как… как…

– В кои-то веки как женщина с людскими потребностями и желаниями, а не как святая. Не как какая-то проклятая Богом мраморная статуя посреди базарной площади.

86
{"b":"133564","o":1}