ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Словно выгоревшие на солнце пряди его светло-каштановых волос падали вперед, когда он целовал ее губы, дразня ее горячим прикосновением языка. Как только Ренар устроился между ее ногами, Арианн закрыла глаза и обвила руками его шею, притягивая его как можно ближе. Но возбуждение не приходило к Арианн, ей мешали мысли, лихорадочно теснившиеся в ее голове. Все они вертелись вокруг одного желания, одной мольбы.

«Прошу тебя, Боже всемилостивый, позволь этому произойти сегодня. Пусть Ренар даст мне ребенка».

Она ощутила Ренара в завитках волос вокруг ее гнездышка между ног. Он оттягивал момент пика их близости распаляющей желание медлительностью. Арианн рванулась навстречу, направляя его нетерпеливым толчком своих бедер. Решительно сжав губы, она начала покачиваться под ним в определенном пульсирующем ритме.

– Дорогая… – тяжело дыша, протестуя, прошептал Ренар.

Его переполняла страсть, но Арианн слишком ускоряла события. Он напряг мускулы, стараясь противодействовать ей, и осыпал поцелуями ее лоб.

– Дорогая, нам… некуда… нам незачем… спешить. У нас полно… времени… весь остаток дня.

Ренар снова и снова целовал жену, его горячий язык прикасался к ее небу, шепча слова любви, он обжигал ее губы жаром своего дыхания. Арианн могла поклясться, что он старался замедлить темп, дабы подвести ее к состоянию крайнего возбуждения. Но она не прислушивалась к нему, понуждая мужа стремительно подвигаться к намеченной ею цели.

«Ребенка… Маленькую дочку. Дай мне ребенка, девочку». Арианн плотнее обхватила ногами Ренара и, упираясь пятками в его крепкие плоские ягодицы, как шпорами, подгоняла его. Лишь взломав его сопротивление, она смилостивилась над Ренаром. С изнемогающим стоном он яростно задвигался, пока наконец Арианн не почувствовала, как он задрожал в исступлении. И хотя Ренар, обмякнув, постарался не раздавить ее своим массивным телом, дышал он надрывно и тяжело, совсем как могучий боевой конь, выгуливаемый после сражения.

– Святой Иисусе, женщина! – едва вымолвил он, уткнувшись лбом в ее плечо.

И хотя ее собственное сердце с трудом отбивало ритм, Арианн пригладила его взмокшие волосы. Она и сама прерывисто дышала, пребывая в метаниях между триумфом и сомнением. Удалось ли на сей раз? Свершилось ли чудо?

Ренар приподнялся на локте и слегка коснулся поцелуем ее губ. Затем отодвинулся от нее и лег на спину, стремясь успокоить прерывистое дыхание.

– Мой бог! Это было… весьма… энергично.

Арианн молча улыбнулась, устраиваясь на кровати, не разгибая колени, чуть приподняв таз так, чтобы ни одна драгоценная капля семени Ренара не была потеряна. Он перевернулся на бок и, протянув руки, попытался вернуть жену в свои объятия и прижать к сердцу.

– Нет, мне надо чуть-чуть подольше полежать так, – воспротивилась Арианн. – Это может помочь мне забеременеть.

– Прошу прощения, моя дорогая. – Ренар с силой плюхнулся назад на спину. – Совсем забыл. Мы же не просто были близки. Мы занимались серьезным делом, – произнес он полным разочарования тоном.

Арианн забеспокоилась, увидев, как хмурится Ренар.

– Но ты же знаешь, как тщательно я слежу за своими месячными циклами, чтобы твердо знать, когда наступает время зачать…

– Да-да, – проворчал Ренар. – Только одна деталь: я понемногу начинаю ощущать себя племенным жеребцом.

Арианн хихикнула. Ей захотелось поднять ему настроение.

– И верно, жеребец ты великолепный. – Она провела костяшками пальцев по его слегка влажной груди. – Я доставила тебе удовольствие, да или нет? – потребовала она ответа.

Ренар поймал ее руку и нежно поднес кончики пальцев к губам.

– Ну конечно, дорогая. Разве когда-нибудь было иначе? – Он, повернувшись на бок, приподнялся на локте, чтобы пристально поглядеть на нее. – Вопрос в другом. Я-то доставил тебе удовольствие?

– О чем ты… ну конечно, – солгала Арианн, избегая его взгляда.

Ренар твердо взял жену за подбородок, вынуждая встретиться с его пристальным взглядом. Его нахмуренные брови еще больше сдвинулись, почти сомкнувшись па переносице.

– Мне так не думается. – Граф Ренар откинулся на подушку и потер лоб рукой. Он был раздражен и расстроен одновременно.

Арианн про себя осыпала проклятиями эту старую ведьму, его бабушку, которая научила Жюстиса искусству читать по глазам, тайной премудрости, знать которую полагалось только Дочерям Земли. Ренар владел ним искусством в совершенстве.

– Ну… – начала Арианн. – Возможно, я не совсем достигла моего… моего обычного пика. Меня поглотила другая цель. И мое удовольствие при этом не имело значения…

– Не имело значения! – взревел Ренар, вскочив на кровати. – Не имело значения? Возможно, и не имело бы, если бы ты была нанятой распутной девкой, которая интересуется только размером моего кошелька. Но я хотел бы надеяться, что моя жена находит больше удовлетворения в моих объятиях.

– Но Жюстис… – опешила Арианн.

Однако Ренар уже вскочил с кровати и направился к умывальнику, повернувшись к ней спиной. С размаху наполнив чашу для умывания из кувшина, он стал плескать воду себе на лицо обеими руками. Арианн вздохнула, разрываясь между необходимостью оставаться в прежней позе и желанием подойти к Ренару и успокоить его раненую мужскую гордость. Несмотря на то, что ее могучий муж считал себя на редкость неуязвимым и толстокожим, он, как и любой мужчина, был легко раним, если речь шла о его мастерстве в постели. Она наблюдала, как Ренар молча приводит себя в порядок, решительно вознамерившись вернуться к хозяйственным работам. Арианн осторожно поднялась с кровати и, подкравшись сзади, нежно смахнула мокрые каштановые волосы с его шеи.

Ренар едва заметно вздрагивал от ее прикосновений, но продолжал нарочито не замечать жену, проводя мокрой губкой по руке с рельефно выступающими мускулами. Хоть Арианн и сама отличалась не маленьким ростом, ей пришлось подняться на цыпочки, чтобы поцеловать его сзади в шею.

– Жюстис, ты же знаешь, я люблю тебя, – прошептала она. – Каждый раз, когда ты касаешься меня, пусть даже с мимолетной лаской, меня охватывает радость.

– Пустые слова, моя госпожа.

Арианн протиснулась под его рукой и оказалась между ним и умывальником.

– Ладно уж, позволь мне поухаживать за тобой.

Она попыталась отнять у мужа губку. Ренар вначале посопротивлялся, затем уступил. Слегка раздвинув ноги, он встал, уперев руки в бедра, остановив взгляд где-то позади Арианн, над ее головой, пока она мылила губкой его широченную грудь. Она работала медленно, чувственно, стараясь загладить невнимание, проявленное ею, восхищенно оглядывая красивое тело своего мужа.

Арианн находила Жюстиса почти убийственно красивым, но сам граф Ренар никогда не считал себя привлекательным мужчиной. Он не был классическим красавцем, его кожа не была такой белой и гладкой, как у изысканных дворян, будто бы сотканных из шелковистых ниток.

Ренара, с его наполовину крестьянским происхождением, скорее уж вылепили из глины, весь он был плоть, кости и мускулы. Арианн прошлась губкой чуть ниже поясницы и почувствовала в ответ его трепет. Его мужское начало отреагировало на прикосновение ее руки, и он с силой втянул воздух.

– Нет уж, хватит с меня, сударыня, – возмутился он, схватив ее за запястье. – Свои обязанности перед вами я выполнил, и у меня полно дел, которые требуют моего внимания.

Арианн резко выпрямилась, вспыхнув от обиды и от смущения.

– На каким основании… почему ты говоришь со мной так, будто я лишь алчная женщина, которая использовала тебя в своих собственных интересах?

Ренар не ответил, только выгнул вопросительно бровь и, прихватив льняное полотенце, отошел от нее подальше, затем так же молча начал вытираться. Арианн с досадой швырнула губку обратно в таз. Она злилась на себя за то, что чувствовала за собой некоторую вину. Будь все проклято! Она же не просто ублажала себя, а старалась ради ребенка, их ребенка, благословения для них обоих.

Она смотрела, как Ренар рывками натягивает штаны. Он спешил и нервничал, словно опаздывал куда-то.

25
{"b":"133565","o":1}