ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Мне жаль, что для тебя столь утомительны твои обязанности, – заметила она. – Но я думала, ты хочешь ребенка ничуть не меньше, чем я.

– Меня устраивает все, что сделает тебя счастливой, моя дорогая, – пробормотал Ренар после некоторой паузы, роясь в стопке белья в шкафу в поисках свежей рубашки.

– Ты просто уклоняешься от ответа, – отрезала Арианн.

Ренар вытащил рубашку и захлопнул дверцу шкафа.

– Ничто не доставило бы мне большего счастья, чем рождение нашего ребенка, но пойми же, Арианн: ты трудишься над этим, как каторжная. Ты вытрясешь душу из нас обоих.

– Прежде ты никогда не имел обыкновения стенать по подобному поводу. Скорее меня поражала твоя неутомимость.

Ренар молча разворачивал рубашку.

– Да, я изменился. – Он негодующе взглянул на псе. – Я не мог насытиться близостью с тобой днями напролет. Но сейчас совсем иное дело. Мы не любили друг друга, мы были вместе, мы производили потомство, соединяя для этого наши тела. Иногда кажется, что ты очень далеко от меня. Интересно, помнишь ли ты о моем существовании или любой другой мужчина может помочь тебе достичь твоей цели?

– Неправда! – с жаром воскликнула Арианн. – Какие гнусности ты говоришь.

Ренар сжал губы. Помолчав, он скупо извинился.

– Ты права. Я приношу прощения.

Он попытался надеть рубашку через голову, но кожа была еще влажной. Хлопок собрался вокруг плеч, и ему не удавалось спустить полу рубашки вниз.

– Проклятье! – выругался Ренар.

В следующий миг он нетерпеливым рывком порвал бы рубашку. Решительно перехватив его руку, Арианн осторожно расправила замявшуюся ткань рубашки на плечах мужа и одернула ее.

– Спасибо, сударыня, – пробурчал он.

Когда Ренар взглянул на нее, его лицо словно оттаяло. В его лице читалась нежность, и он снисходительно потрепал жену по щеке.

– Прости, я вел себя как раненый зверь, моя дорогая, – ласково заговорил он. – Но у нас еще полным-полно времени на детей. Мы женаты всего три года.

Его нежное прикосновение и примирительная улыбка отчасти сняли напряжение Арианн, но она с трудом сдержала дрожь в голосе.

– У женщин в моем возрасте уже по нескольку детей. Совсем скоро мне исполнится двадцать четыре.

– Да ты сама совсем еще ребенок. – Ренар нагнулся и поцеловал ее в кончик носа. – Не ты ли поздравляла жену мельника с рождением ребенка на прошлой неделе? А ей сорок два, если не ошибаюсь.

– Но у Гортензии уже десять детей, – сдавленно проговорила Арианн. Ей пришлось проглотить ком в горле, прежде чем она сумела закончить. – А я уже потерпела неудачу… дважды.

Ренар обнял ее голову своими огромными ладонями и стал внимательно вглядываться в родное лицо жены.

– Не говори так, Арианн. В том, что случилось, не было твоей вины. Ты же не простая женщина. Ты должна лучше знать: у женщин бывают выкидыши.

– Выкидыш, – с горечью повторила за ним Арианн, отталкивая его руки. – Как я ненавижу это слово. Звучит так, как если бы я потеряла не ребенка, а так, выкинула что-нибудь совсем ненужное. Первый раз было обидно, но тогда я едва поняла, что беременна, как все прервалось. Но в последний раз… – Арианн закрыла глаза и положила руку на живот. – В этот раз, Жюстис я уже чувствовала первые признаки жизни нашего малыша, словно взмах крыльев крошечной птички внутри меня. То был вовсе не выкидыш, – с мукой в голосе продолжала она. – Я потеряла нашего ребенка.

– А я чуть было не потерял тебя! – не выдержал Ренар.

– Не преувеличивай, Жюстис. Ну да, боль была нестерпима, и я потеряла много крови…

– Ты чуть не умерла, Арианн.

Ренар схватил жену за плечи и заставил смотреть ему прямо в глаза, словно вынуждая ее подтвердить правоту своих слов.

– Вовсе нет! – упрямо вздернула подбородок молодая женщина. – Даже если бы я и была близка к смерти, рождение ребенка всегда несет определенную долю риска. Но разве такой желанный подарок, как наш собственный малыш, не делает риск оправданным?

– Нет! Только не для меня. – Ренар сурово сжал челюсти. От напряжения у него даже задергалась щека.

– Но ты граф де Ренар. Неужели ты не хочешь иметь наследника?

Жюстис раздраженно фыркнул.

– Арианн, тебе ли не знать, что меня никогда особенно не волновало, унаследую ли я все это. – Он нетерпеливо кивнул в направлении окна, за которым простирались его владения. – И меня очень мало заботит, кому все это достанется после моей смерти. А вот ты… ты меня волнуешь, и о тебе все мои чувства и заботы.

Взгляд Ренара был полон любви и отчаяния. Он пробежался пальцами по ее лопаткам, лаской пытаясь хоть частично снять ее напряжение.

– Бог свидетель, женщина! Моя собственная мать умерла, дав мне жизнь. Ты к этому стремишься? Оставить меня с ребенком, которому никогда не суждено будет увидеть лица своей матери?

– Нет! Я уверена, что все пройдет лучше в следующий раз. В этом… в этом все и дело. – Арианн так долго мучил этот страх, что она не выдержала и дрожащими губами прошептала: – Если только он будет, этот следующий раз.

– Милая моя, – простонал Ренар. Притянув жену в свои объятия, он крепко прижал ее к груди и уткнулся лицом в ее волосы. – Настанет день, и у тебя будет малыш. Но ты должна преисполниться терпения и ждать. Тебе еще не хватило даже времени, чтобы восстановить свое здоровье.

Арианн спрятала лицо у него на груди. Тепло его рук и размеренное биение его сердца приносили некоторое успокоение.

– Прошло уже больше года, Жюстис, как я потеряла нашего малыша, – дрожащим голосом проговорила она.

– Нет, всего только девять месяцев, – мягко уточнил Ренар.

«Только», – безнадежно повторила про себя Арианн. А ей казалось, прошла целая вечность, состоящая из возрождающихся надежд каждый раз, когда в месячном цикле происходили задержки, и сокрушительных разочарований, когда все проходило своим чередом. Ее отчаяние только усугублялось от осознания, что она одинока в своей печали. Каждый раз, когда ее надежды рушились, она подозревала, что Ренар испытывал радостное облегчение.

Но упрекать в этом мужа – значит снова поссориться, а она понимала, что у них и так было слишком много размолвок за последнее время. Арианн собралась, подняла голову и постаралась улыбнуться Ренару.

– Неважно. Я уверена, все будет совсем иначе, когда ты возьмешь на руки сына или дочь. И это может случиться скорее, чем мы думаем. – Арианн украдкой бросила задумчивый взгляд на кровать. – Возможно, нам повезло уже сегодня.

– Может быть, – согласился Ренар, уклончиво улыбаясь в ответ.

Она понимала тревогу Ренара. Но ей хотелось, чтобы он постарался понять беспощадную боль от тоски по ребенку. Он и слушать ничего не хотел об ее отчаянном желании забеременеть, и она начинала чувствовать свое одиночество. Надеяться и разочаровываться, огорчаться и снова мечтать – все это предстоит только ей одной, совершенно одной.

– Когда ты едешь на остров Фэр? – Ренар резко поменял тему.

Арианн вздохнула и начала собирать свою одежду с пола. По правде говоря, она не слишком много думала о предстоящей поездке и встрече совета Дочерей Земли, которую ей предстояло провести.

– Завтра утром, пораньше, я полагаю, – машинально ответила она и осеклась, пораженная сутью поставленного Ренаром вопроса. Она озадаченно посмотрела на мужа.

– Ты не поедешь со мной?

– Нет, не в этот раз. У меня есть срочные дела, которые не ждут.

Ренар поднялся.

– Вот как!

Арианн постаралась скрыть свое разочарование. Она собрала белье, чтобы отнести его в корзину для грязного белья.

– Но я дам тебе людей в сопровождение, – добавил Ренар.

– Остров Фэр не так уж и далеко, – запротестовала она. – Я же поеду по нашим владениям в свой собственный дом. Зачем снаряжать армию на мою охрану?

– Шестерых самых лучших, – уточнил Ренар тоном, не терпящим возражений.

Он подошел к ней, взял за локоть и развернул к себе лицом, убирая за ухо выбившуюся прядь волос.

– Я сделаю все, чтобы защитить тебя, чтобы уберечь тебя. Все. Ты это понимаешь, Арианн, ведь так?

26
{"b":"133565","o":1}