ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тогда Реми попытался улыбнуться, но сердце сжималось от тяжелых предчувствий. Он позволил друзьям увести себя подальше от дворца, где он оставил юного короля, постарался утихомирить свои страхи и вселить в себя надежду, что, возможно, адмирал прав и все каким-то образом уладится.

– Реми! Капитан? – прошептал прямо над его ухом тихий голос, и кто-то нетерпеливо потянул его за руку.

Погруженный в воспоминания, Реми обернулся, ожидая увидеть добродушное лицо Деверо, расплывшееся в редкозубой усмешке. Но Дева давно больше нет, впрочем, как и его жены, и сына. Нет молодого Тавера и старого адмирала. Они погибли, как и многие другие, в кровавом месиве ночного безумства накануне Дня святого Варфоломея.

Из темноты на Реми смотрел Волк.

– Капитан? Очнитесь, сударь. Мы должны спешить, мы опоздаем на свидание.

Реми кивнул. Стряхнув с себя призраков прошлого, он позволил Волку увести себя от главного входа в Лувр, где стража тщательно изучала каждого вновь прибывающего. Туда входили приглашенные гости, а Реми едва ли мог отнести себя к их числу.

Держась в тени, он последовал за Волком к старой части дворца. При помощи очередной своей хитрости Волк потратил несколько последних дней на изучение местности. Парень так стремительно и ловко перебегал от дерева к кустарнику, что Реми едва ухитрялся следовать его примеру, к тому же новая одежда сильно мешала его передвижениям.

На нем были несуразные атласные штаны, подвязанные ниже колен. Движения сковывал и подобранный к штанам, но жутко неудобный для бега камзол с рукавами, сужающимися книзу и накрепко стягивающими запястья. К тому же он едва втиснул ноги в высокие, по самую лодыжку, кожаные ботинки, сильно отличающиеся от его привычно податливой разношенной обуви.

Широкая канава разверзлась перед ними – высохший овраг, в который превратился старый ров, когда-то окружавший дворец. Когда Реми спускался по склону вслед за Волком, короткий шелковый темно-синий плащ сполз на одно плечо и закрутился вокруг руки выше локтя. Реми нетерпеливо скинул его с себя. Он едва устоял, чуть было не поскользнувшись, его жесткие ботинки зацокали по булыжнику, и звук этот показался в тишине ночи орудийным залпом. Реми и Волк прижались к грубой каменной стене дворца, напряженно вслушиваясь. Капитан машинально потянулся за шпагой, но вместо собственного испытанного оружия его пальцы обхватили хрупкую рукоятку легкой маскарадной шпажки. У Волка при себе был только кинжал. Если караульные явятся на шум, с ним и его юным спутником все будет покончено.

Минуты ожидания тянулись медленно, но никто не появился, никто не поднял тревоги. Реми снял руку с эфеса, а Волк глубоко и облегченно вздохнул.

– Ждите здесь, капитан, – прошептал Волк, наклонясь к Реми. – Пойду вперед на разведку.

И, прежде чем Николя успел возразить, мальчишка уже снова крался вдоль старого рва. Реми огорченно поморщился. В их миссии приходилось полностью доверяться простому восемнадцатилетнему парню и той таинственной девушке, которая согласилась тайком провести его во дворец, хотя это и было опасно. Этого бы не случилось, будь у Реми иной выбор.

Но Габриэль отказалась помочь ему. Капитан оперся головой о стену и крепко сжал зубы, невольно задумавшись, не околдовывала ли мадемуазель Шене в данный момент его короля своими нежными улыбками и сверкающим блеском глаз.

Очень даже может быть. Честно говоря, Реми рассчитывал на это. Этот бал-маскарад, позволивший ему проскользнуть во дворец незамеченным, одновременно создавал для него определенные трудности. Как сумеет Реми среди всех этих лиц в масках найти короля, которого так долго не видел?

Реми не знал наверняка. Но в маске или без нее он сумеет узнать женщину, которая заполняла все его мысли на протяжении прошедших трех лет. И там, где будет Габриэль, там, вероятно, будет и Наварра. Самая опасная часть этого предприятия – найти способ поговорить с Наваррой наедине, не возбуждая подозрений Габриэль и не привлекая внимания Темной Королевы.

Он принял все меры предосторожности, какие только сумел. Принес с собой шляпу, чтобы спрятать волосы, а когда он натянет маску, черная кожа полностью скроет верхнюю часть его лица. Что касается нижней части…

Реми поднял руку и погладил подбородок. Его смущало ощущение гладковыбритой кожи. Николя Реми отрастил первую бороду, когда был много моложе, чем Волк сейчас. Без нее капитан чувствовал себя странно, словно сам разделся донага и представил свое тело на всеобщее обозрение. Габриэль никогда не видела его чисто выбритым. Отсутствие бороды обманет ее.

А если не обманет? Если она догадается, кто он, захочет ли она выдать его? Его сердце кричало в ответ: «Нет, это совершенно невозможно». Но разум, не зная милости, бесстрастно напомнил ему другие обескураживающие факты из жизни Габриэль, которые он так же рьяно отрицал. Жестокая правда заключалась в том, что он совсем не знал эту женщину и не знал, как она поступит.

– Сударь? Капитан! – прошипел из темноты Волк, оторвав Реми от черных мыслей.

Волк знаком позвал капитана следовать за собой. Мальчишка пошел по неровной тропинке вдоль старого рва и остановился, чтобы показать на окно недалеко от угла старого крыла.

– Там, капитан, – прошептал он. – В девять часов мадемуазель Лизетта даст нам сигнал свечой из того окна и спустит веревку для вас. Она проведет вас до парадной лестницы, а уж оттуда вы сможете проскользнуть в танцевальные залы.

Реми мрачно кивнул. Было уже слишком поздно рассуждать о необдуманности и поспешности их действий, но он прошептал Волку:

– Ты уверен, что этой девушке можно доверять?

– Конечно, капитан. Лизетта – хорошая и верная девушка.

– Не настолько уж верная, раз намерена предать своих хозяев ради горстки монет, помогая какому-то незнакомцу войти во дворец.

– Ну, это вы надумали ей платить. Она-то делает все только ради меня. – Волк широко усмехнулся, обнажив зубы. – Я знаю, как обращаться с женщинами, когда я этого хочу, а Лизетта к тому же еще и необычайно романтически настроенная девочка. – Наклонившись блине, Волк добавил тише: – Я рассказал ей, что вы бедный, но честный рыцарь, отчаянно влюбленный и наследницу, чей жестокий папаша старается не давать нам встречаться. Лизетта искренне верит, что помогает свиданию с дамой сердца, так что будет лучше, если вы не проговоритесь ей относительно истинной цели вашего появления здесь.

– Хорошо, что ты предупредил меня. А я-то уже собрался поведать этой барышне, пока мы с ней будем красться через дворец, как задумал помочь королю Наварры спастись из дворца и что я вовсе не против между делом перерезать несколько глоток, – тихо прорычал Реми. – Я же не полный олух, мой мальчик.

– Я знаю это сударь. Вы храбрый и честный человек, но… но… только, пожалуйста, уж не больно сердитесь на меня, что я утверждаю, что вы уж точно не мастер в подобных интригах. Я не хотел вас обидеть.

– Никаких обид, мой мальчик, – заверил Реми, легонько хлопнув его по плечу. – Ты совершенно прав. Мне намного легче на поле боя. – Он чуть наклонил голову, чтобы с сожалением оглядеть окутанные ночным мраком стены Лувра. – Я бы душу свою отдал, чтобы иметь возможность подготовить надлежащую атаку на это проклятое место и спасти моего короля орудийным огнем и шпагой.

– Иногда даже самый смелый из солдат вынужден прибегать к обману. Помните, как вы рассказывали мне про тех древних греков, которые прокрались в Трою? А вместо деревянной лошади у вас маска и модная шляпа. – Волк надел на Реми плащ и расправил складки на его правом плече. – Ну что такое, сударь? Я знаю, вы ненавидите этот плащ, но не должны забывать поправлять его. Все модные кавалеры носят плащи таким образом, на одном плече. Так вы меньше похожи на самого себя.

– Зато похож на отвратительного фата, ты хочешь сказать.

– Нет, вы напоминаете герцога, большого вельможу. Если бы я надел такую великолепную шляпу и мог расхаживать в ней, все красотки Парижа падали бы к моим ногам.

29
{"b":"133565","o":1}