ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Боже мой, Арианн, – тоскливо подумала Габриэль. – Как моя жизнь превратилась в запутанный клубок противоречий?»

Габриэль глубоко вздохнула, как никогда в жизни ощущая свое глубочайшее одиночество. Ей отчаянно захотелось поговорить с кем-то, предпочтительно с другой мудрой женщиной. Только одна женщина могла называться ее подругой здесь, в Париже.

Мезон д'Эспри выглядел совсем иначе при свете дня – не столько мрачным и зловещим, сколько грустным и заброшенным. На этот раз вместо Цербера своим рыком Габриэль приветствовала Финетта.

Служанка набросилась на нее, как только она переступила порог обветшалой залы. Злобно сдвинув брови и скрестив руки на худой груди, Финетта преградила ей путь.

– Что вы здесь делаете? Госпожа Касс не любит нежданных гостей.

Габриэль постаралась подавить в себе раздражение, которое у нее вызывала служанка Касс. У этой неряшливой женщины было вытянутое лицо и хитрые глаза. Ее торчащие, как пакля, белокурые волосы, видно, уже с год не мыли, впрочем, как и все остальное. Складки на ее запястьях и шее были постоянно забиты грязью, а замызганное коричневое платье источало кислый запах пота и немытой плоти.

– Я знаю, что Касс не любит неожиданностей, – сказала Габриэль. – Но не могли бы вы сходить и сообщить, что я пришла?

– Нет! Мне и так здорово досталось из-за того, что я проболталась вам о некромантии. Я не стану больше рисковать и снова навлекать ее гнев. Впрочем, хозяйка сейчас не в состоянии никого принимать.

Звук, который донесся до Габриэль из комнаты в подвале дома, очень походил на стон.

– Что с ней случилось? Она больна? – решительно просила девушка.

Финетта молча пожала плечами, почесала шею, приподняв прядь своих длинных волос, но ее ухмылка сказала достаточно, чтобы разобраться в ситуации: Касс снова погрузилась на дно своей бутылки.

«Боже мой, Касс», – подумала Габриэль, разрываясь между жалостью к подруге и недовольством по поводу пагубной привычки этой женщины. Раздался еще один стон, на этот раз много громче, сопровождаемый поскуливанием Цербера. Оттолкнув костлявую служанку, девушка направилась к шкафу, скрывавшему тайный дверной проем. Финетта схватила ее за локоть.

– Остановитесь, я вам говорю. Госпожа Касс выгонит меня, если я пущу вас. – Финетта не договорила, когда гостья отшвырнула ее руку.

Габриэль пришлось повозиться некоторое время, пока она не нашла рычаг, открывавший дверь. Как только шкаф заскрипел и отъехал в сторону, она без колебаний шагнула вперед, спустилась вниз по темным узким ступенькам. За ней, не отставая ни на шаг и неистово ругаясь, последовала Финетта. Габриэль вошла в подземелье. Свет единственного факела падал на Касс, лежавшую на полу у своей кровати. Ее ноги были подогнуты, головой она упиралась в матрац, лицо закрывали рассыпавшиеся мерные волосы. Цербер тыкался в хозяйку мордой, путаясь в ее юбке, и пытался лизнуть ее в лицо.

Когда пес увидел Габриэль, то прыгнул к ней, гавкнув несколько раз, но без всякой угрозы. Перебегая от Касс к Габриэль и обратно, он скулил. Пес не смог бы яснее попросить о помощи, если бы даже умел говорить. Габриэль едва не поскользнулась на пустой бутылке, когда рванулась к Кассандре.

– Касс? – тихо позвала она, опускаясь на колени подле нее.

Ей пришлось отодвинуть Цербера в сторону, когда она попыталась поднять голову Касс и откинуть тяжелую копну волос цвета черного дерева. От женщины сильно пахло крепким спиртом. Ее лицо покрывала смертельная бледность, слепые глаза глубоко ввалились. Прежде, чем она успела остановить пса, Цербер прыгнул и облизал лицо Касс. Та, в свою очередь, пробормотала какое-то ругательство и откинула голову на бок.

– Сидеть! – послышалась невнятная команда, и Цербер повиновался, усаживаясь с тихим поскуливанием.

Хотя это, судя по всему, стоило ей больших усилий, Касс неуклюже ткнула рукой в Габриэль в попытке различить черты ее лица.

– Эл-л-эн? Эт-то т-ты?

Финетта, надувшись, вертелась позади Габриэль. Но, услышав вопрос Касс, она визгливо захихикала.

– Бог мой. Она думает, вы ее мертвая сестрица.

– Нет, Касс. – Габриэль ухватила женщину за пальцы. – Это я, Габриэль.

– Габ… габуэль? – Касс безжизненно повисла на плече девушки.

Стараясь удержать Касс от падения лицом на пол, Габриэль с негодованием взглянула на Финетту.

– Как вы могли позволить ей напиться до такого со стояния?

Финетта обиженно надула губы.

– Никто не смеет позволять или не позволять что-то Кассандре Лассель, и, если вы ей подруга, как вы заявляете, вам следовало бы знать об этом.

– Помогите мне уложить ее на кровать. – Габриэль начинала злиться.

– Когда госпожа напивается, ее не слишком-то заботит, где она валяется, – пробурчала Финетта, но под жестким взглядом Габриэль, предпочла повиноваться.

Поднять даже такую худышку, как Касс, оказалось делом не из легких. Задача осложнялась преданным псом, возобновившим свои попытки разбудить хозяйку. Но с помощью Финетта Габриэль все-таки уложила Касс на кровать. Служанка в очередной раз противно хихикнула.

– На днях хозяйка сама отправилась в таверну и решила, что откопала там отличного мужчину, настоящего принца. Но госпожа была настолько пьяна, что, ложась с ним, даже не поняла, что заарканила какого-то тощего мойщика горшков на кухне, у которого и половины зубов не оказалось.

Габриэль достаточно отчетливо представила себе чувство одиночества, заставившее Касс покинуть свое укрытие в поисках утешения в бутылке и паре сильных рук случайного похотливого самца. Жестокая радость Финетты от происшествия с ее хозяйкой настолько выпела Габриэль из себя, что ей безумно захотелось отвесить служанке хорошую оплеуху. Видимо, даже толстокожая Финетта почувствовала ее отвращение, потому что перестала хихикать.

– Не судите меня строго, – передернула она плечами. – Даже госпожа Касс посчитала приключение забавным, когда поняла свою ошибку. Мы вместе здорово посмеялись над ее принцем горшков и кастрюль.

– Принесите мне таз с водой и что-нибудь из вещей. – Габриэль холодно оглядела ее. – Чистых.

Финнет ощетинилась на команду, но предпочла подчиниться. Цербер запрыгнул на кровать, и Габриэль испугалась, что пес снова станет агрессивно защищать хозяйку и не подпустит ее к Касс. Но грозный пес с тихим поскуливанием улегся калачиком у ног хозяйки. Девушка осторожно пристроилась на кровати подле Касс и начала ослаблять застежки ее платья.

Касс отреагировала на ее прикосновение, ее веки встрепенулись и открылись. Когда Габриэль склонилась над нею, Касс погладила ее по щеке, но по-прежнему не узнавала Габриэль.

– Элен? – прерывисто прошептала Касс. – Прости меня.

Габриэль понятия не имела, сколько времени провела в подземелье. Судя по всему, наверху уже наступил вечер, когда Касс очнулась и попыталась привстать с кровати. В тот миг Габриэль удивилась ее способности восстанавливать свои силы. Если бы Габриэль влила в себя столько, сколько выпила Касс, она, скорее всего, неделю простонала бы в кровати.

Касс на ощупь продвинулась к грубо оструганному столу. Нащупав стул, она пододвинула его и вздрогнула от скрипа деревянных ножек о каменный пол. Видимо, она слишком болезненно воспринимала даже малейшие звуки. Возможно, по этой самой причине она отослала и своего пса, и горничную, Церберу приказав охранять дом, а Финетту отправив по какому-то срочному делу. Габриэль надеялась, что Кассандра не послала служанку за выпивкой.

Касс устроилась на стуле и указала Габриэль на место за столом. Девушка неохотно подчинилась, чувствуя, что и ей бы тоже не мешало уйти. Хотя Кассандра и попросила Габриэль остаться, она все еще не пришла в себя окончательно, сидела с изможденным лицом, опухшими, налитыми кровью глазами. Она подперла лоб рукой и удерживала на лбу холодный компресс, приготовленный Габриэль. Касс явно смущало, что ее нашли в столь жалком состоянии.

54
{"b":"133565","o":1}