ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Охотники на ведьм. Этот зловещий отряд всадником оказался охотниками на ведьм. «Опять Екатерина, очередная ее вероломная выходка», – закипела Габриэль. Не впервые Темная Королева прибегала к услугам охотником на ведьм, чтобы расправиться со своими врагами. Страшное предательство, которое одна мудрая женщина совершала по отношению к другой. Гневно сжав губы, Габриэль отыскала Екатерину на трибунах и стушевалась, увидев, как побледнела королева, как маска безразличия сползла с ее лица, уступив место немому потрясению и чему-то еще…

Екатерина словно окаменела. Габриэль никогда бы не поверила, что увидит на ее лице… страх.

Королева явно не имела отношения к происходившему. Кто бы ни стоял за всем этим, она не была к этому причастна. Эта мысль заставила Габриэль вздрогнуть и странным образом еще сильнее перепугаться.

А король шествовал вдоль трибун, и едва заметная ухмылка кривила его губы. Он явно наслаждался впечатлением, которое ему удалось произвести.

– Слишком долго мой народ вынужден был покориться террору и запугиванию со стороны безбожных женщин, предающихся темной магии. – Валуа придал голосу немного благочестия. – Позвольте мне представить вам человека, который изгонит дьявола и избавит Францию от ее ведьм раз и навсегда. – Король воздел руку в драматическом жесте. – Господин Балафр!

Один из всадников покинул линию, разворачивая коня ближе к трибунам, пока не встал прямо под королем. Он снял шлем, и при виде его лица по трибунам прокатился вздох изумления. Габриэль поняла почему. Она увидела жестокое деспотичное лицо, гладко выбритую голову и наводящий ужас шрам, делящий пополам его мрачную щеку. Подавшись вперед в седле, он церемонно поклонился королю. Габриэль поразилась, как удивительно молодо выглядит этот человек. Даже слишком молодо, чтобы возглавлять такой отряд.

По правде говоря… У девушки перехватило дыхание. Она отодвинулась от Реми и, прищурив глаза, постаралась рассмотреть предводителя охотников на ведьм, различить под шрамом черты лица, которые показались ей мучительно знакомыми.

– Боже мой, – застонала она.

– Габриэль, что с вами? – Реми резко задвинул ее за спину. – Вы знаете этого человека? Кто он?

– Это Симон, – раздался тихий голос Мири. Габриэль повернулась и увидела за собой младшую сестренку. Мири стояла бледная и несчастная, и в глазах застыла душевная мука.

– Симон Аристид, – прошептала она.

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

Солнце скрылось за крышами Парижа, в сумерках исчезал свет дня, который, к радости Габриэль, наконец-то заканчивался. Она задержалась у окон спальни младшей сестры, наблюдая, как опускаются тени на город за стенами ее дома, как сгущается темнота, чреватая новыми бедами. Симон Аристид. Тот негодный мальчишка, чье предательство когда-то чуть не стоило жизни Ренару, мужу ее сестры Арианн, чье предательство разбило доверчивое сердце Мири. Габриэль невольно задавала себе вопрос, по какой прихоти за один день судьба вызвала столько призраков из прошлого. Сначала Этьен, затем Симон.

Отвернувшись от окна, девушка украдкой взглянула на младшую сестру. Сбросив зеленое платье на стул, Мири, как ребенок, которого сильно обидели, свернулась калачиком прямо в центре кровати. Ее колени подпирали голову, пряди мерцающих лунным светом волос образовали занавес, прикрывающий лицо.

Мири едва ли произнесла хоть пару слов, с тех пор как Реми доставил их с турнира назад под защиту городского дома Габриэль. По крайней мере, когда-то Габриэль считала свой дом безопасным. Теперь эти стены перестали казаться ей надежной защитой против тех темных сил, которые могли ополчиться на ее близких, Она подошла к кровати и присела подле Мири. Некромант, нежно мурлыкая, терся головой о ноги хозяйки, но та не обращала на него внимания, что было совсем не похоже на нее. Габриэль наклонилась и откинула шелковистые волосы.

– Мири!

– Не волнуйся так, Габби. – Девушка подняла голову и изобразила слабую улыбку. – Я в порядке.

– Мне так не кажется, родная моя. Ты слишком бледна. – Габриэль решилась подразнить сестру и ласково добавила: – Да у твоего Некроманта на лапах краски больше, чем у тебя на щеках.

Некромант прогнулся на задних лапах и погладил щеку Мири своими снежными передними лапами словно и подтверждение слов Габриэль. Мири вздохнула и подхватила кота на руки.

– Со мной все в порядке, но меня, видимо, слишком потрясло увиденное. А сейчас все время вспоминаю тот первый раз, когда я встретила Симона. Это случилось ночью, в кольце каменных гигантов, где те отвратительные девчонки собирались принести Некроманта в жертву. Они сбежали, когда появились охотники на ведьм Кашель ле Виз… – Мири вздрогнула при упоминании Великого магистра. Он решил, будто это я все устроила, но Симон знал, в чем дело, и вступился за меня. Мне тогда показалось, что никогда в жизни я не видела такого красивого мальчика. У него были блестящие черные волосы, кожа белая, как молоко, и добрые-предобрые черные глаза.

– А теперь его внешность наконец-то соответствует безобразной душе, – безжалостно отрезала Габриэль.

– Если бы только ты позволила мне приблизиться к нему, поговорить с ним…

Габриэль категорично замотала головой. У нее было множество поводов быть благодарной Реми, но ни один не шел в сравнение с его быстрыми действиями сегодня. Он решительно уволок их с сестрой прочь, прежде чем коварному Аристиду представился случай заметить Мири.

– И когда это хоть одна попытка поговорить с охотником на ведьм заканчивалась миром?! – вознегодовала Габриэль.

– Но Симон другой. В нем много хорошего. Или… во всяком случае, я когда-то думала так.

Мири прижалась щекой к макушке Некроманта.

– Может, это король задумал извести всех мудрых женщин во Франции, а вовсе не Симон?

– Не имеет значения, кто из них стоит за всем этим, поскольку мы не останемся здесь, чтобы прояснить этот вопрос.

«По крайней мере ты, сестренка, не останешься», подумала Габриэль. Мири подняла голову. Непослушные искорки прыгали в ее глазах, но сестра была непреклонна.

– Даже ты должна понимать необходимость возвращения на остров Фэр. Если, разумеется, тебе не терпится снова рискнуть оказаться на суде за колдовство.

Вызывая болезненные воспоминания у сестры, Габриэль чувствовала себя иезуиткой. Но она была готова использовать любой довод из имеющихся в ее распоряжении, лишь бы заставить девочку покинуть Париж.

Мири вздохнула, удрученно опустив плечи.

– Наверное, ты права. Мне было очень больно видеть Симона и понимать, каким он теперь стал. У меня все мысли путаются, как после удара.

– Еще бы. – Габриэль погладила сестренку по голове. – Нас измотал этот день. Утром мы во всем спокойно разберемся. Я пошлю за Бет, чтобы тебе приготовили ужин. Ты должна немного поесть, и советую тебе пораньше лечь спать.

– Не хлопочи, не надо. У меня совсем нет аппетита.

Габриэль хотела возразить, но Мири уже начала разбирать постель. Бледное, без кровинки лицо сестры заставило Габриэль замолчать. Быть может, хороший долгий сон окажется лучшим лекарством для Мири. Поправив одеяло, Габриэль поцеловала младшую сестренку в лоб. Глаза Мири были уже закрыты, когда Габриэль на цыпочках тихонько вышла из комнаты.

Но только дверь за Габриэль захлопнулась, как Мири приподняла веки. Она явно смутилась, увидев прямо перед собой янтарные глаза Некроманта. Вцепившись в край ее подушки передними лапами, кот навис над ней, и его пристальный взгляд был полон упрека.

«Знаю, что ты задумала, Дочь Земли. Забудь об этом».

– Понятия не имею, о чем ты говоришь, – пробормотала Мири.

«Твоя кротость, может, и обманула твою сестру, но не надо считать меня недоумком. Ты все еще хочешь увидеть этого злосчастного Аристида. Держись от него подальше. Он же хищник».

– Кто бы говорил! Как бы хорошо тебя ни кормили, ты все равно охотишься, ловишь бедных беззащитных мышей.

69
{"b":"133565","o":1}