ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

Одна за другой догорели свечи, осталась только одна тоненькая свеча в медном под свечнике подле кровати. Она освещала сплетенные тела Реми и Габриэль, заливая их мягким светом, который, казалось, не подпускал к ним тьму. Реми лежал на спине, стараясь не шевелиться, не желая тревожить женщину, спящую подле него. Сон сморил Габриэль. Она прильнула головой к его плечу, и ее золотые волосы рассыпались по его груди. Он чувствовал приятное тепло ее тела, легкое дыхание, кожу, чуть влажную, еще не остывшую после жара их объятий. Реми осторожно коснулся губами ее волос. Теперь его волновало будущее, полное опасности. Им угрожали слишком многое: охотники на ведьм, затаенная злоба Темной Королевы и, может статься, гнев его собственного короля.

Реми мучил вопрос, как отреагирует Наварра, когда поймет, что Реми женится на Габриэль, но вовсе не намерен ни с кем делить жену, пусть даже с королем. Реми никогда не встречал людей с таким покладистым и легким нравом, каким отличался Наварра. Но короли, и это печально известно, не привыкли, чтобы их желания отвергались.

И, конечно, в будущем Реми не ждут ни королевские награды, ни поместья, ни титулы. Самого его никогда не волновали подобные вещи. Но Габриэль привыкла к дорогим нарядам, прекрасным украшениям, элегантной обстановке своего дома. Его гордость болезненно заныла, когда он подумал, что в жизни не сможет обеспечить ее ничем подобным.

Вся горечь правды состояла в том, что он мог предложить Габриэль только то, что имел сам, но в свете опасности, угрожавшей им, вопрос о том, как он обеспечит Габриэль, уходил на дальний план как последний из поводов для беспокойства. Он притянул ее к себе, прижался подбородком к ее макушке и мысленно назвал себя неблагодарной свиньей. Следовало просто наслаждаться минутой и радоваться дарованному ему счастью, которого так долго желал.

Габриэль здесь, с ним, ей тепло и уютно в его объятиях. Он не хотел подчиняться сну, страшась, что, проснувшись, обнаружит, что все ему только приснилось. Но события дня вымотали и его, и ему пришлось сдаться. Его глаза закрылись под тяжестью век. Беспокойные мысли, беспокойные сны.

Знакомые блуждания по темным улицам Парижа и ночь накануне Дня святого Варфоломея в поисках потерянной шпаги сменились другим кошмаром. На сей раз он отчаянно метался по коридорам Лувра и не находил Габриэль. Он только открывал и открывал двери, множество дверей.

Реми заметался по подушке и разбудил себя своим же бормотанием. Импульсивно он потянулся к Габриэль, чтобы обнять ее. Но подле него никого не оказалось. Сердце глухо ухнуло от беспричинной паники, охватившей его, и он резко сел, вытянувшись в струну.

– Габриэль?!

– Я здесь, – откликнулась она.

К своему огромному облегчению, он увидел ее силуэт на фоне окна. Она стояла, почти прижавшись носом к стеклу.

– Что такое? Что-то не так? – с тревогой поинтересовался он.

– Нет, я проснулась и больше не могла уснуть, но мне не хотелось тревожить тебя. Иди сюда.

Она взяла его за руку и потянула к окну. Он щурился и темноте. Вдалеке блеснул свет, неприятно напомнив ему отдаленные вспышки артиллерии на поле битвы.

– Что, черт возьми, это такое? – воскликнул он, подумав, не пора ли хвататься за шпагу.

– Может, падающие звезды? Наверное, это происходит всякий раз, когда кто-то бросает вызов судьбе. Звезды начинают падать с неба.

Николя вздрогнул от этих ее странных слов, но она рассмеялась и сжала его руку.

– Я только пошутила. Это всего лишь фейерверк, скорее всего, во дворце.

– Интересно, что они там празднуют? Прибытие охотников на ведьм?

– В Лувре часто устраивают фейерверки. – Габриэль не удостоила улыбкой его мрачный юмор. – Сегодня, скорее всего, банкет после турнира.

По мнению Реми, забава была не из дешевых, к тому же бессмысленно тратить впустую столько черного пороха, но Габриэль, упершись в стекло руками, наслаждалась зрелищем. Он не удержался от мысли, что, если бы не его возвращение в Париж, Габриэль блистала бы сейчас на банкете в одном из своих самых красивых нарядом и, опираясь на руку Наварры, восхищалась бы фейерверком. Какая восхитительная королева получилась бы из Габриэль, если бы Генрих мог позволить себе жениться на ней! Эта роль подошла бы ей гораздо лучше, чем роль жены солдата.

От этой мысли настроение Реми сильно упало.

– Габриэль, ты… вы не сожалеете о том, что случи лось между нами?

– Нет, конечно нет, Реми. Как можно даже спрашивать меня об этом?

– Дело в том, что я хочу взять тебя в жены…

– Надеюсь. Мы разделили наше ложе сегодня ночью. Для меня будет потрясением, если вы теперь откажетесь от меня.

С нежной улыбкой она вскинула руки и обняла его за шею. Ее губы были обольстительно красными и пухлыми от поцелуев, которые они делили в ночи.

– Именно так. – Николя обхватил ее за талию. – Я хочу, чтобы мы поженились по-настоящему, хочу стать твоим мужем в полном смысле этого слова.

– Тебе превосходно удалось начало.

Габриэль прижалась к нему. Только тончайший блестящий шелк отделял его от горячих и манящих изгибов ее тела. Стоило ей уткнуться ему в подбородок, лишь она касалась губами его кожи, как все его естество напряглось в неизбежном ответе. Но Реми мучили сомнения, и их разрешение нельзя было откладывать на потом.

– Я не король, Габриэль, – начал он, отодвигая ее от себя на безопасное расстояние. – Черт побери! Я даже не рыцарь.

– Я не хочу короля, – решительно произнесла она, пытаясь снова прильнуть к нему и уютно устроиться и его объятиях.

Но она еще совсем недавно хотела именно короля. Всего каких-то несколько часов назад. Габриэль, должно быть, прочитала, о чем он думает, в его глазах. Она отодвинулась и опустила руки.

– Хорошо. Я… признаюсь. Я думала о Наварре. Реми сморщился. Это было не совсем то, что он хотел услышать.

Но она уже не могла и решительно не хотела останавливаться.

– Но я думала о нем всего лишь потому, что чувствую себя немного виноватой перед ним. Я старательно завлекала его, чтобы заставить его влюбиться. Он беспечен, но он хороший человек, Реми. Я не хочу причинить ему боль.

– Я тем более. Для Наварры это не слишком серьезно, – тряхнул головой Реми, – иначе он не придумал бы такой постыдной сделки для нас. Выдать вас за меня, чтобы вы были пристроены, когда он устанет от вас.

– У королей совсем иные мерила поведения, чем у остальных из нас, простых смертных.

Реми упрямо поджал подбородок.

– Король обязан следовать куда более высоким идеалам благородства, чем вассалы, которыми он управляет.

Габриэль ласково провела по щеке капитана и нежно улыбнулась ему.

– Ты слишком многого требуешь от людей и больше всего от самого себя. Но, осмелюсь заметить, именно по этому я так сильно люблю тебя.

Потом они еще долго стояли, прильнув друг к другу.

– Меня даже пугает, как я счастлива сейчас, – вдруг прошептала Габриэль, и Николя почувствовал, как она едва заметно вздрогнула всем своим телом.

Реми крепче обнял ее, прекрасно понимая, что она хочет сказать. Он и сам боялся, что в любую секунду ревнивые боги найдут способ отнять у него Габриэль. Или ревнивый король…

– Мне совсем не хочется думать, что принесет с собой завтра, но полагаю, придется. – Она вздохнула и подняла голову, чтобы посмотреть на него. – Как нам поступить, Реми?

– Для начала, думаю, я должен заняться спасением Наварры, как я и планировал, поскольку…

– …это твой долг, – договорила за него Габриэль. Реми начал оправдываться, но она остановила его кивком головы.

– Все в порядке. Я понимаю. Сударь, вы уже придумали план выполнения этого вашего долга?

– Считаю, что да, но сначала мне надо нанять вооруженный отряд, чтобы сопроводить вас – тебя и Мири – назад на остров Фэр, как можно дальше от этих охотников на ведьм.

– Все правильно, только я с Мири не поеду.

73
{"b":"133565","o":1}