ЛитМир - Электронная Библиотека

– И ты ей веришь?

– Конечно, нет. Я же не какое-то наивное дитя, – ответила Мег с достоинством. – У Агги доброе сердце, но иногда она может быть немного…

– Суеверной и невежественной, как и большинство англичан?

– Я хотела сказать неграмотной и мало повидавшей на своем веку. Она никогда не уезжала из Лондона дальше Саутуорка. У нее нет моего знания мира.

«Абсурдное заявление для одиннадцатилетней девочки. Только для любой другой, но не этой», – подумала Кэт. Разглядывая Мег, она отметила печаль и усталость, мелькавшие в зеленых глазах девочки, так похожих на глаза отца и все же совершенно других. Кэт редко поддавалась порывам материнской нежности, но она осторожно взяла прядь шелковистых каштановых волос Мег и пригладила их на плече девочки.

– Раз ты так хорошо читаешь по глазам, ты должна иметь некоторое представление, с какой целью я оказалась в Лондоне.

– Вы считаете, что мне угрожает опасность. Я слышала, как вы говорили с моим папой.

– Ага, значит, подслушивала через замочную скважину?

И снова у девочки мелькнула тень озорной улыбки, но Мег немедленно приняла рассудительный вид.

– Я поступила неправильно, я знаю, но мне пришлось. Папа не всегда сообщает мне то, что ему следовало бы сказать мне. Папа изо всех сил старается защитить меня.

«Не один только твой папа беспокоится о тебе», – хотелось возразить Кэт, но она оставила это замечание при себе.

– Если сестры или Темная Королева все еще угрожают нам, я должна знать об этом. – Мег вздрогнула. – Я встретила ее однажды… королеву. В ее дворцовом парке в Париже. Она очень старая, но все еще очень сильная и страшная… и в ней есть какая-то ужасная темнота.

– Вот я здесь и оказалась, чтобы отвезти вас на остров Фэр.

– И я буду там, в полной безопасности? – Мег задумчиво склонила голову набок.

Кэт задумалась над ответом, но не нашла в себе силы солгать девочке. Да это и не прошло бы с Мег. Девочка была слишком умна.

– Нет, Маргарет. На этой земле не найти совсем безопасного места, но я думаю, что там вы с папой будете в большей безопасности, чем в этом проклятом городе.

– А какой он, остров Фэр? Кто живет там?

– В основном на острове живут женщины, чьи мужья и сыновья, моряки или рыбаки, подолгу уходят в море, зарабатывая на пропитание. И там много тех, кто занят непривычным для женщин делом, чего никогда не увидишь ни в одном другом месте. Они куют, плотничают, варят пиво, торгуют в лавках и…

– А мудрые женщины? – нетерпеливо перебила ее Мег.

– Ну, само собой. Остров Фэр долгое время был убежищем для тех, кто изучал древнее знание, для травниц, целительниц. Остров Фэр небольшой, но красивый. Он как драгоценный камень в море, с отвесными утесами и усыпанными ракушками берегами. А в самом сердце острова расположен густой темный лес с деревьями, такими старыми, что невозможно даже представить себе их возраст. На острове Фэр царит прекрасный, дикий дух, далее более древний, чем те, что населяют мою собственную страну.

«Или, по крайней мере, раньше населяли ее», – печально подумала Кэт. Она давно чувствовала, что дух Ирландии умирал из-за глупости ее обитателей, вытесняемый вторжением всего английского.

– А Хозяйка острова Фэр, какая он? – спросила Мег.

– Она столь же мудра, как и хороша собой и образованна. Она смогла бы научить тебя очень многому в искусстве заживления ран и знаниям матери-земли.

– Звучит замечательно. – На секунду Мег задумалась, потом вздохнула. – Но папа никогда не согласится поехать туда. Ему нравится Лондон, и у него большие планы. Он хочет, чтобы я стала знатной дамой, которой восхищаются, красивой, обученной музыке и танцам и… и рукоделию. Я не уверена, что я сумею научиться всему, что он хочет, и стану тем, кем он хочет, чтобы я стала, но я должна попытаться.

– Ты рассказала мне о том, что папа хочет. Ну а как же ты, как же сама Мег? – спросила Кэт. – Что хочет сама Мег?

– Сделать приятное моему папе. Это – мой долг. Как раз в прошлое воскресенье пастор из святого Барнаби проповедовал, насколько важно для дочерей быть послушными.

Кэт сжала тоненькую руку маленькой девочки в своих мозолистых ладонях.

– На свете существуют и другие дочери, Мег. Дочери Земли, к которым принадлежишь и ты. Прежде всего, мудрая женщина учится быть правдивой по отношению к себе.

– Я… Я помню. Моя первая няня, Пруденс Уотерс, была именно такой мудрой женщиной. Она пыталась учить меня… – Мег прервала себя печальным кивком головы. – Но я должна забыть все это. Таково желание моего папы.

– Не так уж это легко, Мег, забыть свое прошлое. Не так-то уж легко пытаться зачеркнуть в себе ту, кто ты есть на самом деле, глубоко в твоем сердце, и еще сложнее стараться стать тем, кем кто-то еще хочет, чтобы ты была. Поверь мне. Я знаю.

– Было интересно поговорить с вами, Катриона из клана О'Хэнлон. – Девочка вырвала свою руку. – Но я согласна с моим папой. Вы должны набраться сил, а затем возвратиться домой. – Мег присела в величавом реверансе. Ее лицо закрылось, и на нем появилось выражение, напоминающее маску, которую надел на себя Мартин. – Я желаю вам безопасного пути обратно домой на остров Фэр.

Девочка юркнула из комнаты, и снова Кэт смотрела на закрытую дверь. С сердитым вздохом она откинулась на кровать.

Возвратиться домой? Она хотела бы воспользоваться советом Мег, но уже очень давно Кэт не знала, где ее дом. Что же касается острова Фэр, она с радостью отправилась бы туда с первым же приливом.

Она надеялась быстро выполнить свою миссию и вернуться к Арианн как можно скорее. Несмотря на все заверения Арианн в своем хорошем самочувствии, Кэт очень сильно волновалась за свою подругу. Не то чтобы от нее будет большая польза, когда дело коснется тайны рождения ребенка, но если что-нибудь пойдет не так, как надо, ей хотелось бы находиться подле Арианн.

Миссия оказалась много сложнее, чем Кэт представляла себе. Маневрировать среди мелей и рифов между Мартином Ле Лупом и его не менее упрямой дочерью казалось теперь почти невыполнимой задачей.

Кэт не винила Мег. При всех своих талантах та была всего лишь маленькой девочкой, отчаянно желавшей получить одобрение отца. Вот Мартину следовало бы не рисковать дочерью. Но этот мужчина был слишком ослеплен собственным «я», чтобы видеть очевидное.

Что ж, придется ей объяснить месье Ле Лупу ошибочность его выбора. Она увезет Мегаэру и благополучно доставит ее на остров Фэр, даже если ради этого ей придется увести девочку из-под носа собственного отца.

ГЛАВА 4

Мартин шел большими шагами по безмолвному коридору, прикрывая огонек свечи, чтобы она не потухла. Все его домочадцы давно улеглись. Ему не в первый раз приходилось бодрствовать, когда все на свете уже погрузилось в сон. И в те дни, когда он промышлял воровством в Париже, и в ту пору, когда служил у короля Наварры, многие свои дела он проворачивал под покровом ночи. Надев плащ с капюшоном, завязывающимся на шее, прикрепив шпагу и кинжал к поясу, он собирался ускользнуть из дома на ночную встречу со своим патроном. Но прежде он должен был убедиться, что все двери и окна заперты на засовы, и обязательно посмотреть на дочь.

Приоткрыв дверь спальни Мег, Мартин на цыпочках прокрался внутрь. Девочка, словно принцесса из сказочной башни, спала в комнате, расположенной в самой высокой части дома.

Комнату до отказа заполнили всем, что преданный до умопомрачения папаша дарил дочери. Сундуки, набитые прелестными платьями, позолоченная арфа, корзиночка для рукоделия с горой шелковистых моточков, полки с множеством книг, небольшой письменный стол.

Мартин поставил свечу на стол, чуть сдвинув в сторону чернила, перо и бумагу, на которой Мег упражнялась к переводе какого-то пассажа с латыни на английский. Сам не слишком усердный в науках и не получивший систематического образования, Мартин гордился достижениями дочери, хотя иногда ее жажда познания и приводила его в смятение.

16
{"b":"133566","o":1}