ЛитМир - Электронная Библиотека

– Но это право отца – определять будущее своей дочери.

– Других отцов и других дочерей, возможно. Но ты совсем другая, ты особая.

– Мы особые, – торжественно произнесла Мег, прикоснувшись своей ладошкой к его щеке.

Мартин поймал ее маленькую руку и сжал в своей.

– Мои планы в отношении тебя были неправильны и, возможно, немного эгоистичны, но, клянусь, я хотел только одного. Чтобы ты была в безопасности и счастлива.

– Я и счастлива, папа, пока я с тобой.

– Сейчас, возможно. – Мартин улыбнулся немного грустно. – Но я знаю, что так будет не всегда. Я понятия не имею, какое будущее ждет тебя, но я не сомневаюсь, что оно будет необыкновенно.

– Обязательно. – Мег гордо вздернула подбородок. – В конце концов, я ведь дочь Мартина Ле Лупа.

Поскольку отец рассмеялся и крепче обнял ее, Мег удовлетворенно вздохнула, чувствуя себя любимой и защищенной. Теперь она могла почти совсем изгнать из памяти последнее видение, которое она разглядела в магическом шаре. Тревожащее видение, которое не имело никакого отношения к Елизавете, а к совсем другой королеве.

Мег видела там Екатерину Медичи на смертном одре, и, что много больше встревожило Мег, она увидела себя саму поблизости от Темной Королевы, с «лезвием ведьмы», зажатым в руке. И где-то на расстоянии ей почудился торжествующий смех Кассандры Лассель.

Мег задрожала и крепче прижалась к отцу, а уткнувшись в него, пыталась рассеять жуткое видение, напоминая себе слова, повторяемые Кэт:

«Твоя судьба в твоих собственных руках».

Как же Мег хотелось поверить этому.

Вернувшись домой, она первым делом найдет свой магический шар и разобьет его на тысячи мелких осколков.

ЭПИЛОГ

Ночь была холодной, земля застыла от заморозка, но это не останавливало женщин острова Фэр. Они собирались в бессменной вахте у стен «Приюта красавицы». Они зажигали свечи и молились о благополучном разрешении от бремени Хозяйки острова Фэр.

Скоро, очень скоро в этот мир войдет крошечная девочка, чье прибытие ожидалось с таким замиранием сердца. Но ночь и день уже пришли и ушли, а Хозяйка острова по-прежнему еще не родила. Среди собравшихся те мудрые женщины, что были постарше, уже качали головой, сетовали и печалились. Учитывая возраст Арианн Довиль и трагическую историю ее предыдущих родов, это промедление не могло предвещать ничего хорошего.

Окно в спальню Арианн было распахнуто настежь, несмотря на холод. Сама будучи опытной акушеркой, Арианн пренебрегала обычаем принимать роды в погруженной в полумрак, душной комнате.

Несмотря на свежий воздух, врывающийся в комнату, простыни Арианн были пропитаны потом. При каждых новых схватках она крепко сжимала руку Кэт, пока не белели костяшки ее пальцев.

– Не волнуйтесь, моя госпожа, – проникновенно проговорила Кэт. – Держитесь крепче. Все в полном порядке.

В полном порядке? Кэт вздрогнула от бессмысленности собственных слов. Арианн выглядела ужасно, от измождения вокруг глаз легли синие круги, лицо побелело, как простыни.

Как бы Кэт ни любила свою подругу, она от всего сердца желала, чтобы хотя бы одна из сестер Арианн приехала поддержать ее в этом испытании.

Все, что она могла сделать, это предложить Арианн свою руку, чтобы та могла впиваться в нее и сжимать. Да еще пытаться вдохнуть часть своей силы в женщину, чьи собственные силы с каждой схваткой понемногу угасали.

Кэт считала, что среди женщин острова легко отыскалась бы опытная повивальная бабка, хотя ничьи знания и опыт и не могли сравниться с умением Арианн. Хозяйка же упорно утверждала, что ей не требовалось никого, кроме Кэт, мужа и горничной.

Юстис Довиль был, наверное, измучен не меньше Арианн, каждый приступ боли у его жены отражался на его грубо высеченном лице, даже когда он пытался подбодрить ее.

– Милая моя, я уже вижу макушку головы нашей дочери. Еще только один толчок, и твоя маленькая девочка окажется в моих руках.

Арианн откинулась на подушки, и слезы выступили у нее на глазах.

– Ой, Юстис, я… мне кажется, я не смогу.

Ее великан муж, видимо, и сам готов был заплакать от страха и измождения, но он сказал:

– Черт побери, Арианн. Ты сможешь. Ты должна. Кэт, помогите ей. Приподнимите ее.

И, когда начались следующие схватки, Кэт завела руку за спину Арианн и приподняла ее в сидячее положение. Арианн заскрежетала зубами, собирая последние остатки воли. Она испустила громкий крик.

Где-то сквозь крик Арианн пробился другой крик. Сначала слабенький, затем все сильнее и сильнее.

– Вот она, я принял ее, – воскликнул Юстис. – Я держу нашу девочку.

И Кэт и Арианн упали на подушки, смеясь и плача. Кэт совсем не следила, как Юстис и горничная обрезали пуповину, помыли Арианн и ребенка.

Кэт не отходила от своей подруги. Арианн совсем обессилела, а Кэт знала, что опасность для матери часто наступала после тяжелых родов вместе с началом лихорадки. Кэт вытерла лоб Арианн и обрадовалась, что Арианн открыла глаза и посмотрела на Кэт знакомым чистым и ясным взором.

– Ребенок. Я хочу увидеть свое дитя, – прошептала она.

Кэт кивнула, не в силах говорить из-за застрявшего комка в горле. Но, когда она поспешила к Юстису передать просьбу Арианн, ее сердце замерло.

По мрачному выражению на его лице она догадалась, что произошло нечто ужасно нехорошее. Ребенок, который так страстно кричал совсем недавно, теперь лежал совершенно беззвучно.

– Боже мой, в чем дело? – Кэт едва отваживалась спросить, но все же нашла в себе мужество. – Что-то не так с ребенком?

– Ребенок. – Юстис кивнул оцепенело. – Дитя, ради которого Арианн рисковала жизнью… и она никогда не сможет иметь больше детей.

Отогнув одеяло, он показал ребенка Кэт. Она судорожно вздохнула.

– Что мне сказать Арианн? – Юстис с тоской искал поддержки в ее взгляде.

– Правду. – Кэт беспомощно ссутулилась. – Вы едва ли сумеете скрыть это от нее.

Снова завернув ребенка в одеяло, Юстис пошел к кровати. Арианн приподнялась повыше на подушках, протягивая руки за ребенком.

Юстис вздрогнул при виде нетерпения и ожидания, написанных на лице Арианн. В отчаянии он подбирал слова, чтобы подготовить ее.

– Арианн, я должен сказать тебе нечто важное…

– Говори все, что хочешь, – перебила она мужа. – Только сначала дай мне моего сына.

Юстис был так ошеломлен, что чуть не разжал руки. Все-таки ему удалось передать малыша Арианн, не выронив его.

Как только Арианн притянула к себе ребенка, Юстис без сил опустился подле нее на кровати.

– Ты… ты знала, что это мальчик?

– О да, я ощущала это уже несколько месяцев. Твой сын часто общался со мной в ранние утренние часы. Главным образом посредством весьма ощутимых толчков с его стороны.

Со сверкающими глазами Арианн откинула одеяло и стала рассматривать крошечные пальчики и ноготки. Она прочувственно и удовлетворенно вздохнула.

– И ты не расстроилась, что твое дитя – мальчик? – Юстис продолжал с удивлением рассматривать свою жену.

– Зачем же мне расстраиваться? Он же красив. – Арианн с сияющей улыбкой залюбовалась сыном, нежно произнося слова, которые звучали как какой-то древний язык. Или, наверное, это всего лишь был тот особый язык, который понимают только матери и их малыши.

– Но я думал… ты так хотела иметь дочь, чтобы она стала Хозяйкой острова Фэр после тебя.

– Все, что я хотела, это здорового ребенка. Твоего и моего. А что касается передачи титула, я могу поступить, как другие Хозяйки острова Фэр поступали задолго до меня. Найду подходящую маленькую девочку и обучу ее всему. У меня теперь уйма времени для этого.

Юстис нежно улыбнулся жене. Обхватив ее за плечи, он сжал Арианн и их новорожденного сына в своих могучих объятиях.

Арианн опустила рубашку и начала кормить мальчика. Он нетерпеливо схватил сосок Арианн, восхищая обоих родителей своей энергией.

Юстис поцеловал Арианн в лоб.

86
{"b":"133566","o":1}