ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Отчаянно желая высказать сестре все, что наболело у нее на душе, Люси тем не менее сочла за благо смолчать, позволив Арту действовать самому. Если Винни еще не выжила из ума, то будет держать язык за зубами. Но, как выяснилось, алкоголь возымел свое действие, начисто лишив девочку здравого смысла.

– Ты не имеешь права! – завизжала она, – Я тебя ненавижу!

– Продолжай в том же духе и получишь для этого все основания! – бросил Арт. – Где ты выкопала этот непристойный наряд?

– А ты как думаешь?

– Во всяком случае, при мне ты ничего подобного не покупала, – вмешалась Люси. – Ты что, школу прогуливаешь?

– А если и так?

– Ты учишься здесь всего неделю! – вскипел Арт. – Чем это кончится?!

– Господи, да это и было-то всего один раз! – Алвина, слава Богу, уже защищалась. – Ты ведь сам дал мне чековую книжку. Стало быть, я независима, так?

– Судя по тому, как ты ею распоряжаешься, я совершил непростительную ошибку! Перво-наперво объясни: как ты тут очутилась?

– Пит встретил меня у школы! – с вызовом ответила девочка. – Вот я и подумала, с какой стати путаться дома у вас под ногами?

– Но ты могла бы поехать с нами на побережье! – воскликнула Люси.

– Я нигде не желаю быть с вами! – закричала Алвина. – Нигде, ты поняла? Это ужасно!

– Ну довольно! – решительно сказал Арт. – Отныне ты и близко не подойдешь к Питеру Бруксу.

Алвина не ответила, но Люси прекрасно видела выражение ее лица. Арт явно был не настроен шутить, вот только глупая девчонка этого пока не понимала…

Дома он приказал племяннице пойти переодеться, а когда она заявила, что не будет ужинать, сказал:

– После выпивки тебе необходимо съесть хоть что-нибудь. Кстати, что ты пила?

– Не помню! – бросила Алвина через плечо. – Да мне и наплевать!

Люси ахнула, но Арт на этот раз смолчал.

– Мне нелишне принять душ перед ужином, – сказал он Люси, когда ее сестра удалилась. – Пойду попрошу Джемайму подать на стол через полчаса.

Идя по лестнице в свою комнату, Люси едва не плакала. Понятно было, что поведение Винни – всецело ее вина. Арт, должно быть, локти кусает, что связался с ними обеими! Ведь он не связан никакими обязательствами – с юридической точки зрения. И что теперь? Теперь он вот-вот женится на одной девице, совершенно того не желая, и вынужден возиться с другой, которая ведет себя так, что родные отец и мать, скорее всего, просто отослали бы ее с глаз долой в какой-нибудь интернат.

Приняв душ, Люси переоделась и постучала в спальню сестры. Не дождавшись ответа, она приоткрыла дверь и увидела, что Винни спит мертвецким сном, лежа поперек кровати.

– Ты все испортишь, если будешь продолжать в том же духе, – прошептала Люси, откидывая со лба сестры пушистый локон. – Ты исковеркаешь не только мою жизнь, но и свою собственную. Прошу тебя, Винни, пойми меня! Я ничего не могу поделать с собой – я люблю его!

Ответом ей было лишь тихое сопение. Пусть выспится, решила Люси, слабо надеясь, что они еще поговорят завтра утром, по дороге в школу.

Арт уже поджидал ее в столовой. В руках у него был стакан, а в нем – скорее всего виски.

– Выпьешь? – спросил он Люси.

Та помотала головой:

– Хватит с тебя одной пьяницы. Вини спит. Надеюсь, когда проснется, не будет мучиться головной болью…

– А хорошо бы! Это послужило бы ей прекрасным уроком, – хмыкнул Арт. – Да, роль строгого папочки мне не по зубам…

– Наверное, от нас обеих у тебя ум за разум заходит, – смущенно произнесла Люси.

– В общих чертах ты совершенно права.

Ироничное выражение его лица усугубило уныние Люси.

– Еще не поздно, – глухо уронила она. – Если хочешь отделаться от нас, тебе стоит лишь…

– Забудь об этом. Я привык доводить до конца все, что начинаю. – Он залпом осушил стакан. – А теперь давай поедим наконец.

За столом они не сказали друг другу и двух слов. Арт явно был не в настроении, а Люси чувствовала себя несчастнее всех на свете.

Если Джемайма и почуяла неладное, то благоразумно смолчала. Когда домоправительница удалилась, Люси с трудом выдавила:

– Если бы ты переменил свое решение относительно… нас обеих, я поняла бы тебя.

– Да? И как ты себе это мыслишь? – вздернул бровь Арт.

– Для начала недурно было бы определить Винни в частную школу-интернат…

– Откуда она скорее всего удерет. Ты ведь сама так говорила.

– Но интернаты бывают разные. Может, ей бы и понравилось…

Серые глаза Арта были непроницаемы.

– А как, по твоему разумению, я должен поступить с тобой?

– Ты как-то упоминал про художественную школу… – У Люси сдавило горло, на глаза навернулись слезы. – Понимаю, это удовольствие не из дешевых, но…

– Прекрати говорить о деньгах, Бога ради! – взорвался Арт. – Мне плевать на все деньги мира!

– Это потому, что ты богат и не знаешь им цены. Подумай, помимо платы за обучение тебе придется разориться и на жилье. Конечно, мне не нужны первоклассные апартаменты. Я с радостью делила бы кров с кем-нибудь…

– Ты никуда не поедешь! – Арт явно потерял терпение. – Ни ты, ни сестра! С ней я уж как-нибудь слажу. А вот что касается тебя…

Он поднялся, пересек разделявшее их пространство, стиснул Люси в объятиях и поцеловал. Но в поцелуе этом не было нежности, а серые глаза сверкали гневом, причину которого она не вполне понимала.

– Ты никуда отсюда не уедешь, – уже спокойнее повторил он.

– Я и не хочу уезжать, – ответила Люси дрожащим голосом. – Просто подумала…

– Тогда не думай. – Арт убрал прядь с ее лица. – Мы все уладим.

Как мечтала Люси услышать слова любви! Но, похоже, этого ей не дождаться – ведь он женится на ней лишь потому, что она искусно сыграла на его чувстве вины. Да, Арт хотел ее – и минувшая ночь лучшее тому подтверждение. Но кто знает, когда ее бесхитростные ласки ему наскучат? Наверняка есть полезные книжки, смекнула Люси. И ей в сложившейся ситуации следует их раздобыть. А пока…

– Пойдем в спальню, – прошептала она.

Арт улыбнулся:

– И когда только ты позволишь мне проявить инициативу!

Как и до сих пор, в постели он был великолепен. Проснувшись на рассвете в его объятиях, Люси старалась не думать о том, чего так жаждет и не находит ее душа… Главное, что они вместе. И какая, в сущности, разница, женаты они или нет? Она просто хотела каждое утро просыпаться вот так, чувствуя его руку на своей талии, наслаждаясь его дыханием, согревающим шею…

Когда Арт зашевелился, Люси затаила дыхание, раздираемая противоречивыми чувствами.

– Ты уже проснулась? – сонно спросил он.

– Нет, – ответила она.

Арт тихо рассмеялся:

– Уже поздно. Мне пора.

Когда губы его ласково коснулись ее плеча, жар желания вновь объял Люси. Перевернувшись на спину, она обвила руками его шею и поцеловала, вложив в поцелуй все свои чувства.

– Я тебя не пущу!

Опершись на локоть, Арт изучал ее лицо со странной улыбкой.

– Разумеется, я ценю твой порыв, но умеренность – великая вещь. Спи.

Люси поняла, что на сей раз у нее ничего не выйдет. Она молча смотрела, как Арт встает и выходит из комнаты.

Позднее заглянув в спальню Алвины, Люси с изумлением обнаружила, что та не только проснулась, но уже и оделась.

– Ну как, головка не болит? – спросила она.

– Нет, – хмуро ответила девочка. – Не так уж много я выпила. И я вовсе не нуждаюсь в том, чтобы вы таскались за мной по пятам. Вчера… это было просто ужасно. Вы опозорили меня! Он не имеет права так себя вести!

– Но Арт ведь отвечает за тебя, – увещевала сестру Люси. – Это Пит не имеет права водить тебя куда попало, особенно не известив взрослых. Когда мы вернулись, Джемайма была сама не своя от тревоги!

– Ей-то какое дело?

– Она боялась, что ты потерялась, глупышка. – Люси сдерживалась уже с трудом. – Ты должна быть благодарна за то, что людям, которые едва тебя знают, есть до тебя дело. Не может же Арт махнуть на тебя рукой!

– Почему бы и нет? – пожала плечами Алвина. – Единственная его забота – ты, а я только мешаю ему.

25
{"b":"133569","o":1}