ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И тут Люси все-таки задала мучивший ее вопрос.

– Да, он обращался ко мне за помощью. – Лицо Арта тотчас посуровело. – Да, я отказал ему.

– И теперь, испытывая комплекс вины, берете на себя заботу о нас обеих, – пробормотала Люси.

Ответом ей был суровый и холодный взгляд:

– Не изображай из себя психоаналитика, сделай одолжение! В отношении Тревора я ни в чем не чувствую себя виновным.

Люси не поверила. Будь он и вправду таким, каким пытался выставить себя, то не делал бы того, что делает. И вдруг ей отчаянно захотелось по мановению волшебной палочки стать старше. Тогда они могли бы общаться на равных. Он обращался с ней как с маленькой, но беда заключалась в том, что рядом с ним она вовсе не чувствовала себя ребенком!

– Вас только за смертью посылать, – жалобно протянула Алвина, завидев их. – Ух, сколько всякой всячины! Этого на неделю хватит, а мы уезжаем в понедельник.

– Ничего еще не известно наверняка, – сказала Люси, опускаясь на сиденье.

– Да нет, уже известно, – возразил Арт, садясь за руль. – Я заказал билеты сегодня утром, пока дожидался вас. Рейс в восемь десять из Хитроу. Чтобы не спешить, ночь проведем в аэропорту.

Алвина завизжала от восторга, а Люси мрачно думала, что от билетов еще можно отказаться. Вернее, убеждала себя в этом. Хотя в душе понимала, что все уже решено.

3

Из иллюминатора была видна бескрайняя водная гладь, лишь изредка мимо проплывали причудливые облака. Огромные океанские лайнеры выглядели сверху игрушечными и забавными. Алвине вскоре наскучило любоваться океаном, и она с радостью поменялась местами с сестрой, объявив во всеуслышание, что в перелете через Атлантику нет ровным счетом ничего особенного.

А вот для меня это нечто сногсшибательное, думала Люси, прижавшись носом к стеклу, и не в последнюю очередь потому, что путешествовали они первым классом. Едва они ступили на борт самолета, с ними стали нянчиться, словно с особами королевской крови: то и дело подносили напитки и закуски и все такое прочее. Однако Арт воспринимал это как должное. Насколько же он на самом деле богат, невольно гадала Люси, глядя на него. Художники, о которых она до сих пор слышала или читала, большую часть жизни едва зарабатывали себе на хлеб…

Он сидел рядом с ней и читал. Стоило ей чуть повернуть голову, и она видела его краешком глаза… Неожиданно отложив книгу, Арт взялся за блокнот для эскизов.

Руки его, нервные и тонкие, казалось, были единственной частью тела, обличавшей в нем художника. Во всем остальном это была воплощенная мужественность. Вчера, когда они обедали в отеле, Люси видела, как засматривались на него женщины – особенно одна, сидевшая за соседним столиком. А он, если даже и заметил такое внимание к своей персоне, делал вид, что это его не волнует. Несомненно, он привык к подобным знакам внимания…

И тут, словно в ответ на ее мысли, одна из стюардесс остановилась возле Арта; спрашивая, не нужно ли ему чего, и вдруг восторженно ахнула.

– Хотите, подарю? – спросил он.

– Ну разумеется! – расцвела та. – Никто прежде не рисовал моих портретов!

– Разве же это портрет, – засмеялся Арт.

– По крайней мере, я в восторге, – ответила девушка. – Не оставите ли автограф?

– С удовольствием.

Люси не смотрела на Арта – она лишь слышала, как он вырывает листок из блокнота.

– Держите.

– Я буду хранить его вечно, – проворковала девушка. – Подумать только, мой портрет, сделанный самим Артом Флетчером!

Алвина, посмотрев на стюардессу с ревнивым выражением, попросила:

– Можно поглядеть?

Стюардесса, необыкновенно привлекательная брюнетка лет двадцати пяти, с готовностью протянула рисунок. Сходство было поразительным, отметила Люси.

– Здорово, – сказала Алвина, возвращая рисунок.

– Просто необыкновенно! – просияла девушка и вновь одарила Арта ослепительной улыбкой. – Столько трудов ради меня…

– Не смущайтесь, – ответил Арт. – Рисовать такое лицо, как у вас, – мечта любого художника.

Если эта корова еще сильней напыжится, ее груди как пить дать прорвут блузку, желчно подумала Люси. Как же падки женщины на неприкрытую лесть!

Неуемная Алвина, едва стюардесса отошла, усмехнулась:

– Да, формы что надо!

– Для своего возраста ты чересчур цинична, – заметил дядя. – Но она и вправду привлекательна.

– Ну и что, я тоже, – заметила Алвина. – Но вот меня ты почему-то не рисуешь.

– А ты хотела бы?

– Спрашиваешь!

– Тогда сиди смирно и не крутись. – Арт снова достал блокнот. – Анфас или в профиль?

– В профиль, – решила девочка. – Если я буду смотреть на тебя, то непременно расхохочусь.

Слушая их, Люси гадала, сможет ли она когда-нибудь вести себя с Артом хоть вполовину так непринужденно, как сестра. Но Винни была ему, по крайней мере, кровной родней, а она – просто никем. Теперь она по уши у него в долгу – и вряд ли ей когда-нибудь удастся с ним рассчитаться…

Рисунок был закончен молниеносно. Модель, придирчиво рассмотрев его, фыркнула:

– Ты сделал меня совсем ребенком!

– А ты и есть ребенок, – ответил Арт сурово. – Ну, подарить тебе набросок или порвать?

– Я возьму его, – великодушно заявила Винни. – А теперь нарисуй Люси.

– В другой раз, – сказал он, прежде чем Люси успела возразить. – Сейчас я хочу почитать.

Алвина тотчас швырнула набросок сестре на колени. Что бы там ни думала она по поводу рисунка, Арт изумительно передал ее нежность и юность – Люси не могла не отдать ему должное…

Изумрудный остров, окаймленный полосой белоснежных песчаных пляжей, отсюда, с неба, казался земным раем – и у девушки захватило дух. Когда они приземлились, необыкновенно яркое солнце стояло еще высоко и так не походило на холодноватое солнце Англии!

Служащие аэропорта приветствовали Арта как хорошего знакомого, а появление Люси и Алвины, похоже, сбило их с толку. На острове такого размера новости должны распространяться со скоростью лесного пожара, подумала Люси. Интересно, что из этого выйдет?

Из аэропорта они ехали на такси, что необыкновенно разочаровало Алвину. Девочка надеялась, что их будет ожидать как минимум лимузин.

– Здешние дороги не для лимузинов, – сказал Арт в ответ на ее жалобу. – Обычно я езжу на джипе, а в гараже у меня стоит «ягуар». Если захочешь, можем оформить на тебя доверенность, – прибавил он, обращаясь к Люси.

– Спасибо, но, если понадобится куда-нибудь отправиться, я предпочту автобус, – быстро ответила она. – Надеюсь, автобусы тут ходят?

– Да, но до ближайшей остановки от дома довольно далеко. Если уж ты такая сторонница независимости, можешь научиться гонять на мопеде.

Не худший выход для здешнего климата, решила Люси, глядя на великолепные пейзажи и буйство красок, хотя перспектива покупки мопеда отнюдь не радовала ее. Лучше уж прогуляться до автобусной остановки…

– Как же здесь красиво! – вырвалось у нее помимо воли. – Никогда не видела столько цветов.

– Скоро привыкнешь, – снисходительно заметил Арт. – Через месяц будешь воспринимать это как должное.

– Никогда! – Охваченная странным чувством, Люси повернулась к нему: – Понимаю, что ваша жизнь теперь круто изменится, но я готова на все, чтобы вам было хорошо, – только попросите!

Ответная улыбка Арта была полна иронии:

– Что ж, буду иметь в виду.

Алвина, сидя рядом с шофером, болтала с ним так, словно знала его тысячу лет. Сестренка с легкостью привыкнет к новому месту в отличие от меня, думала Люси. Оставалось надеяться, что буйный нрав Винни не слишком часто будет давать о себе знать…

Вскоре из-за поворота извилистой дороги показался дом – белые стены и ограждение веранды утопали в изумрудной зелени плюща и буйно цветущих бугенвиллеях. Зрелище радовало глаз. Господи, сколько же стоит такой дом? Насколько же богат их благодетель? – подумалось Люси при виде тщательно подстриженных ярко-зеленых лужаек, окаймленных царственными пальмами. Для того чтобы содержать в порядке все это великолепие, надо иметь постоянного садовника, и не одного!

7
{"b":"133569","o":1}