ЛитМир - Электронная Библиотека

─ Оставь, Малдер! Время! ─ крикнула Скалли. К ней наконец вернулась способность соображать.

─ Скалли, помоги, ─ пробормотал он, пытаясь взвалить мертвое тело на плечи.

─ Малдер! ─ рявкнула она. ─ Мы никогда в жизни не сможем перевезти через границу труп!

Фокс опомнился.

Нет, черт подери! Он оставил в покое труп ─ только для того, чтобы схватиться за свои драгоценные распечатки! И добро бы он хотел их унести ─ этот ненормальный стал просматривать бумаги, пытаясь что-то найти.

Если бы Скалли не была уверена в том, что ей попросту не хватит сил дотащить одержимого напарника до машины, она бы заехала ему по голове!

Грузовик рычал все ближе.

Фокс наконец бросил бумаги, метнулся к выходу, затем снова в глубь помещения, сорвал с накопителя бобину с магнитной лентой и ─ к огромному облегчению Скалли ─ побежал к машине.

Грузовик уже выруливал с серпантина на площадку, когда Малдер, плюхнувшись на водительское место, погнал джип с места в карьер.

«Голубые береты» высыпались через задний бортик грузовика, немедленно попадали на колено и без предупреждения открыли огонь вслед беглецам. Но джип в одно мгновение добрался до поворота, а в следующее ─ уже исчез из поля зрения. Командир отделения с руганью вернул подчиненных обратно в машину и скомандовало ехать наперехват.

Скалли, честя на все корки выученных в детстве католических святых, круглыми глазами смотрела перед собой, подавляя желание зажмуриться. Смотрела не на дорогу ─ Малдер гнал машину поперек серпантина. Джип оставлял за собой широкую полосу перемолотого кустарника, сломанных молодых деревьев (от стволов потолще Фокс пока умудрялся уворачиваться) и вывернутой земли ─ в тех местах, где машина скатывалась по склону юзом.

Когда военный грузовик примчался к подножию холма, на шоссе, ведущим в Сан-Хуан, еще не улеглась пыль, взбитая безумным четырехколесным животным. Командир десантников выругался сквозь зубы. Дальнейшая погоня была бессмысленной.

А у Скалли на ровной дороге внезапно застучали зубы. Медленно, по одному, она отлепляла пальцы от дверцы и сиденья, в которое до сих пор цеплялась мертвой хваткой, и уговаривала себя, что могло быть и хуже. Могло статься и так, что они ехали бы в машине втроем с неизвестным покойником, а не магнитофонной пленкой.

Даже перспектива вытерпеть самый ужасный разнос в исполнении Уолтера С. Скиннера казалась теперь Дане всего лишь досадной мелочью.

Международный аэропорт Майами

8 июля 1994

17:10

В аэропорту их ждали. Агенты отдела насильственных преступлений. Они сочувственно смотрели на Скалли, но, переводя взгляд на Малдера, тут же делали морду кирпичом. Один из них предупредительно поднес Дане трубку сотового телефона. Оттуда доносился нетерпеливый рык начальника Отдела. Услышав голос Даны, Скиннер отдал четкий приказ:

До понедельника, агент Скалли, вам на работе делать нечего. Ясно? ─ и, помолчав, буркнул: ─ Спасибо.

Скалли показалось, что начальство хотело сказать это «спасибо» несколько иначе. Но что-то помешало.

Малдера завезли домой, заставили переодеться и без промедления повлекли на ковер.

Кабинет Скиннера

Штаб-квартира ФБР

Вашингтон, округ Колумбия

8 июля 1994

18:25

Скиннер был в ярости. Он тигром метался по кабинету ─ на радость Курильщику, ввалившемуся сюда сразу после того, как пуэрториканский самолет из Сан-Хуана совершил посадку. За то время, пока они дожидались Малдера, незваный гость успел осточертеть хозяину больше чем когда-либо.

И когда Призрак переступил порог, помощник Директора получил наконец возможность излить обуревавшие его чувства:

─ Агент Малдер!!! ─ Это прозвучало, как самое страшное ругательство. ─ Вы самовольно бросили задание. Вы не вышли на работу. Тем самым вы провалили работу агента, передавшего вам это дело.

─ Нет, ─ очень тихо возразил Малдер, опустив голову.

─ Вы угробили несколько месяцев работы всего отдела.

─ Нет, ─ так же тихо повторил Фокс.

─ И свою собственную!

─ Нет.

Скиннер выдохнул и заговорил спокойнее:

─ Малдер, вам грозят четыре тяжких наказания: цензура, отстранение, перевод и испытательный срок.

В облаке дыма, заполнявшем угол кабинета, отчетливо проступила кривая довольная усмешка.

─ Я понимаю, ─ начал Малдер, всем своим видом, от ссутулившихся плеч до заострившегося носа, демонстрируя чистосердечное раскаяние, ─ что самовольный уход с задания влечет за собой дисциплинарное взыскание, и я готов…

─ Но? ─ перебил его Скиннер, уловив изменение интонации.

Нашкодивший школьник в одно мгновение превратился в упрямого и очень агрессивного осла:

─ Но у меня уже было более чем достаточно компрометирующих материалов на подозреваемых, чтобы арестовать их на месте!

Скиннер с шипением покрутил головой. Его мнение об агенте Малдере, в этом шипении отразившееся, было в данный момент совершенно непечатным. Ну что, спрашивается, не мог спокойно дождаться, пока выволочка закончится и Курильщик уберется восвояси, парш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-шивец.

Малдер закусил удила:

─ После трех дней наблюдений я мог предъявить им более сорока обвинений по фактам банковского мошенничества. Но вы почему-то установили наблюдение за моей квартирой, вы прослушивали мой телефон, хотя санкции прокурора у вас наверняка не было, а, следовательно, это было противозаконно.

Курильщик помахал перед собой, разгоняя дым. Ему предстояло взять реванш за поражение в апреле, когда эти двое разыграли здесь настоящий фарс. Вот теперь он припомнит этому мальчишке и его кроссовки, и его ботинки…

Он придавил сигарету ко дну пепельницы, с нажимом крутанул пальцем. Стало тихо. Даже Малдер замолк, ощутив приближающуюся со спины угрозу.

Курильщик подошел к агенту вплотную, заглянул сбоку в лицо и со сдерживаемой кривой ухмылкой снисходительно уронил:

─ Твое время вышло.

Малдер бросил короткий укоризненный взгляд на шефа, затем на Курильщика ─ и уставился в пол.

─ И ты уйдешь ни с чем, ─ продолжал этот странный тип. Облако табачного запаха и демонстративного презрения, окружавшее его, качнулось в сторону Призрака.

Тот дрогнул щекой, но не шевельнулся. Он по-прежнему смотрел в пол прямо перед собой.

Зато Скиннер, побелевший от бешенства, вдруг тихо сказал:

─ Пошел вон.

Малдер на это сенсационное заявление не среагировал. Курильщик ─ поначалу тоже. Затем невозмутимая рожа агента Малдера навела его собеседника на крамольную мысль: произошло что-то не то.

Он недоуменно осмотрелся по сторонам и встретился взглядом с хозяином кабинета. Тот повторил тоном выше:

─ Я сказал, катись отсюда к чертовой матери.

Курильщик поднес руку ко рту, нащупывая в воздухе несуществующую сигарету. Скиннер чудовищным усилием замолчал, но его молчание, подкрепленное блеском очков и сцепленных зубов, было даже более выразительным, чем слова. Если бы Малдер вздумал выпустить учебник по физиогномике, под фотографией вот такого Скиннера значилось бы: «Сейчас получишь в морду». И многозначительное многоточие.

Призрак скромно отвернулся, давая понять, что его эта размолвка не касается. Если директор школы и классный наставник перегрызлись, то уж, конечно, не из-за маленького мальчика, случайно при этом присутствующего…

Курильщик медленно осознавал непоправимое: его выставляли за дверь. Его бы с удовольствием спустили и с лестницы ─ если бы он дал к этому малейший повод.

И поэтому он подчеркнуто неторопливо забрал свою пачку «Морли», скрипнув целлофановой оберткой по столешнице, и зашагал к выходу.

Начальник и подчиненный обменялись быстрыми взглядами.

Перед дверью этот странный тип остановился, закурил, выпустил в сторону Скиннера густой выхлоп дыма и, переступив порог, хлопнул дверью.

10
{"b":"13357","o":1}