ЛитМир - Электронная Библиотека

Он прошел бы мимо ─ ибо луч фонаря скользнул над неподвижным телом, не зацепив его, ─ но вспышка молнии очень вовремя осветила небольшую полянку и выхватила из тьмы сидящую фигуру с вытянутой вперед рукой. Призрак осторожно подошел поближе.

Хорхе Консепсьон сидел, привалившись к мокрому древесному стволу. Его рот был разинут в беззвучном вопле, голова запрокинута, веки плотно стиснуты. Руки одеревенели в беспомощной попытке защититься от неведомой опасности. Индеец никак не отреагировал ни на яркий луч, упершийся прямо ему в лицо, ни на приближение Малдера. Он был мертв.

Международный аэропорт Майами

16:23

В аэропорту была обычная неторопливая суета. Кондиционеры натужно скрипели, изо всех сил разгоняя липкий июльский воздух и наполняя его прохладой.

Скалли в ожидании рейса читала газету, почти бездумно скользя взглядом по строчкам. Духота, царившая за стеклянными стенами аэровокзала, заставляла ее то и дело проверять, как она выглядит. Каждые две-три минуты Дана невольно хваталась за зеркальце, придирчиво оглядывала себя и убеждалась что все в порядке: и безукоризненный бежевый деловой костюм, и макияж, и парочка темнокожих молодых людей, которые околачивались в округе с того момента, как агент Скалли вошла в здание аэропорта. Пестрая легкая одежда, темные очки, противосолнечные козырьки, у парня ─ полупустая дорожная сумка через плечо. Типичные отдыхающие ─ если среди отдыхающих принято срываться с места каждый раз, когда ей, Дане, приходит в голову прогуляться по залу. Ну вот, пожалуйста. Встаем, направляемся к газетному киоску… Поворачиваем к телефонам-автоматам ─ и парочка в козырьках, бросившаяся следом, остановилась как вкопанная и развернулась спиной, изображая искренний интерес к электронному табло с расписанием. А Малдер с пеной у рта доказывал, что за ним лучшие агенты гоняются. И где они, эти лучшие?

Скалли все-таки подошла к автомату, бросила монетку и набрала 555-9355 ─ домашний телефон Малдера.

─ Это Фокс Малдер, ─ с унылой готовностью отозвался автоответчик, ─ пожалуйста, оставьте сообщение после сигнала.

─ Си-эй, пятьсот девятнадцать, ─ продиктовала Дана. ─ Семь ноль пять девять пятьдесят.

Дану слушал не только автоответчик ─ на что она, собственно, и рассчитывала. Сухонький пожилой человек, без спросу занявший любимое малдеровское кресло, аккуратно записал все цифры, убедился, что автоответчик отключился и, как и было приказано, немедленно доложился начальству по собственному сотовику. Начальство приняло информацию благосклонно. Человек мысленно поставил себе галочку за успех ─ он во всем любил порядок и иногда жалел, что пошел на работу в спецслужбы, а не в бухгалтерию, ─ и снова уткнулся в газету.

Положив трубку, Дана застыла у телефона в состоянии, близком к панике. Получится или не получится? В витрине газетного киоска беззаботно отражалась парочка «отдыхающих» в противосолнечных козырьках. Какими бы плохими «наружниками» ни были эти двое, они висели у нее на «хвосте». И сбросить их следовало во что бы то ни стало. Ее саму в федеральный розыск раньше завтрашнего дня объявлять не станут. А сейчас надо потянуть время. Кстати…

Скалли непослушными пальцами впихнула в автомат еще одну монетку, выслушала сигналы точного времени ─ и увидела, что парень встал ─ как вскакивают при неожиданном появлении начальства ─ и прижал руку к уху, отгораживаясь от шума аэропорта. Его спутница следила за этой сдержанной пантомимой удивленно и недовольно, но очень внимательно.

Пора.

─ Внимание всем пассажирам. Объявляется посадка на рейс шестнадцать сорок пять. Посадка производится со второго терминала, ─ сообщило радио.

Агенты-наружники, наскоро обменявшись мнениями по поводу полученной информации, посмотрели в сторону объекта наблюдения, и не подозревавшего, судя по поведению, о слежке.

Но ничего не подозревавшего объекта в этой стороне уже не было. Осталась только полукабинка телефона-автомата. И телефонная трубка. И справочник. А спецагента ФБР Даны Скалли совсем не осталось. Темнокожая «филерша» быстро просмотрела проход между двумя рядами телефонов, оглядела полочку со справочником и растерянно обернулась к напарнику.

─ Успокойся, мы все равно уже знаем, куда она летит, ─ успокоил тот и полез за блокнотом. ─ В Сен-Круза. Рейс пятьсот девятнадцать, взлет в семь ноль пять. Посадка ─ во-он через те ворота. Пойдем лучше холодненького глотнем…

Объект наблюдения находился как раз над ними. Одним духом взлетев на второй этаж, Скалли осторожно приблизилась к краю балюстрады. Здесь было довольно много народу: глазеть на таких же, как ты, но сверху, ─ все же какое-никакое, а развлечение. Держась за спинами зевак, Скалли проводила взглядом своих недавних сопровождающих. Слышать их она не могла, но жестикуляция парня была достаточно выразительна.

Получилось.

Паника испарилась бесследно, но выражение лица Скалли почти не изменилось. Где здесь касса?

─ Пожалуйста, билет на шесть тридцать до Сан-Хуана. Я заплачу наличными.

Центр атмосферных и астрономических

исследований

Аресибо, Пуэрто-Рико

7 июля 1994

22:27

Фокс видел такое, кажется, впервые в жизни ─ тело, одеревеневшее в момент смерти. Или окаменевшее. Когда он приподнял несчастного Хорхе с земли, странная поза покойного ничуть не изменилась. Рука не желала опускаться, одна нога не сгибалась, вторая не выпрямлялась. Мышцы были напряжены настолько, что, постучав по плечу умершего, Малдер ушиб себе пальцы.

К счастью, пока он волок раскорячившееся тело к Центру управления, что-то в умерших мускулах изменилось, и к тому времени, когда Фокс со своей жуткой ношей выбрался к домику, покойник слегка обмяк и стал больше похож на нормальный труп, чем на экспонат музея восковых фигур. Малдер уложил несчастного на стол в центре комнаты, сбросил промокшую куртку, ледяным панцирем сдавливавшую плечи, и схватился за диктофон.

─ Сейчас десять тридцать, ─ выпалил он. Перевел дыхание и продолжил: ─ Хотя я не патологоанатом и не могу произвести настоящее вскрытие тела, я буду записывать свои наблюдения ─ на тот случай, если разложение выявит какие-либо улики, или вскрытие будет невозможно произвести, или еще что-нибудь. Жертва ─ испанец, мужчина, возраст неопределенный. На теле нет ранений, нет признаков, что в него попала молния. Волосы не опалены, ожогов тоже нет. Никаких следов крови на одежде. Что там еще… ─ он сморщился, вспоминая, как работала на вскрытиях Скалли. ─ нет следов от иголок или зондов, как это обычно бывает после похищения людей пришельцами… Субъект был обнаружен в сидячем положении. Время смерти ─ примерно за полчаса до обнаружения. На коже четко видны «мурашки». Мышцы до сих пор спазматически напряжены. Выражение лица говорит о… ─ Малдер наклонился над мертвецом и окончательно сбился с официального тона: ─ Боже мой, Скалли, такое ощущение, что он умер от страха.

Он выключил диктофон, отошел от стола. Свет безжалостно заливал плоский живот индейца, облепленный мокрой майкой, и босые ступни, которые Малдер случайно уложил совершенно симметрично ─ возможно, из подсознательного протеста против искривленного страхом лица покойника. Грязно-серый промежуток между животом и ступнями почему-то все время выпадал из поля зрения ─ может, потому, что ворох мешковины, под которой едва угадывались по-бабьи широкие бедра, казался не имеющим к мертвецу никакого отношения.

Малдер выпал из ступора, снова щелкнул кнопкой и горько проговорил:

─ Опять то же самое, Скалли: ничего, кроме догадок. И ничего, что может послужить доказательством. Вот все, что у меня есть: распечатки сигналов, зафиксированных станцией. Они доказывают, что контакт с внеземной формой жизни состоялся. Но сам я никого внеземного здесь не видел. И даже если бы видел! ─ он говорил все яростней, все горячее ─ и все горше. ─ Действительно ли они существуют? Откуда я знаю, может, все эти сигналы передавал какой-нибудь засекреченный военный спутник! ─ Он попытался взять себя в руки. ─ Ведь исходный сигнал шел с «Вояджера». Могли его и в самом деле перехватить жители других планет? Или это преднамеренная злая шутка, ─ он со злостью швырнул листы распечатки на пол, ─ предназначенная для таких легковерных дураков, как я, для дураков, которые хотят получить доказательства любой ценой и готовы считать доказательством собственное воображение! Меня послал сюда один из тех, кому нужны доказательства. Зачем? Не знаю. Уже не знаю. Бездонная Глотка сказал: «Не верь никому». Скалли, это очень трудно ─ подозревать всех и вся. Это так изматывает… Начинаешь сомневаться даже в том, что ты сам знаешь правду и видишь вещи такими, как они есть. Раньше я доверял только себе. Теперь я доверяю только тебе. А тебя у меня отняли.

8
{"b":"13357","o":1}