ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ничего не скажешь: у тебя просто потрясающие организаторские способности! – не удержалась от радостного восклицания Элизабет.

– Я выбрался из леса… только благодаря тебе, – ослепительная улыбка, сопровождавшая эти слова, заставила ее сердце тоскливо сжаться. – А здесь, в цивилизованном мире, деньги решают все.

Их разговор был прерван вежливым стуком в дверь. Поблагодарив юношу за быструю доставку заказа, Талбот на глазах удивленной Элизабет достал из большого бумажного пакета сначала шоколадный коктейль и банку содовой, а потом две пластиковые емкости с чем-то весьма аппетитным.

Сняв крышку и обнаружив внутри двойной чизбургер и картошку фри, она была готова расплакаться от осознания того, что Талбот так ненавязчиво проявил похвальную предупредительность. Совесть мгновенно напомнила о себе, подбросив ей неожиданную мысль о том, что все эти годы Элизабет была крайне несправедлива по отношению к нему: суровый и равнодушный человек никогда бы так не поступил…

– Спасибо, – тепло улыбнулась она. – Как твое колено?

– Уже гораздо лучше. Помогли горячий душ и массаж. А твоя шишка все еще болит?

– Все нормально. Я позвонила домой. Эндрю и Ричард в полном порядке, если, конечно, не считать того, что они очень беспокоились за нас.

– Я же говорил тебе, что так и будет.

– Эндрю сразу же начал делиться со мной своими впечатлениями от поездки в Твиноакс. Он так искренне восхищался каким-то озером, что мне, честно говоря, стало любопытно…

– Эндрю наверняка имеет в виду самый большой пруд на территории старика Уолтера, – мечтательно улыбнулся Талбот. – В жаркие летние дни ребятишки со всей округи собирались на его тенистых берегах, к огромному неудовольствию ворчливого владельца земли.

– Ему не нравилось, что вы купаетесь в озере?

– Не особенно. Он постоянно грозил нам ружьем из засады. Это была наша любимая забава. Своего рода игра…

– Игра? – удивленно переспросила Элизабет, не совсем понимая, что он имеет в виду.

– Скряга Уолтер хотел казаться грозным, но мы – беспечные, озорные мальчишки – быстро раскусили его истинную натуру и вовсю пользовались его добротой. В самый разгар жары старый фермер никогда не мешал нам резвиться в воде и лишь на закате (строго в одно и то же время) отправлялся «патрулировать» свою вотчину. – Прожевав последний кусочек гамбургера и глотнув содовой, Талбот продолжил свой рассказ с еще большим энтузиазмом: – Весело было! Еще издали заприметив его колоритную фигуру, все начинали кричать и дружно выскакивать из воды, притворяясь, что ужасно испугались незаряженного ружья! – Неожиданно в его темно-карих глазах промелькнула мрачная тень неприятных воспоминаний. – Однажды Ричард, будучи самым младшим в нашей шумной компании, в большой спешке выбираясь на берег, подвернул ногу и едва не утонул… Ладно. Думаю, на сегодня достаточно бессмысленной болтовни. Если хотим добраться до города к вечеру, нам пора снова в путь.

Закончив завтракать и в рекордно короткие сроки получив обещанный автомобиль, они поехали в сторону Канзас-сити.

Их смертельно опасное приключение подходило к концу. И Элизабет оставалось надеяться, что эти два дня, на многое открывшие ей глаза, скоро забудутся, а Талбот вновь станет для нее прежним высокомерным гордецом. Честно говоря, она всегда считала, что ему никто, кроме брата, не нужен. Эта мысль позволяла ей с достоинством выходить из самых сложных ситуаций, связанных с его неуживчивым характером. Кроме того, Элизабет по праву гордилась тем, что умеет справляться с трудностями и без помощи мужчин. Давным-давно она влюбилась в Ричарда и искренне верила, что как никогда нуждается в его поддержке и участии, но, увы, их брак был обречен с самого начала. И вот однажды взбалмошной судьбе вдруг захотелось испытать двух людей с очень похожими жизненными взглядами в экстремальных условиях, но Элизабет, проявившая похвальное мужество и завидную стойкость, как это ни странно, чувствовала себя проигравшей. Мельком взглянув на волевой профиль Талбота, она лишь кротко вздохнула и стала внимательно изучать проплывающий за окном пейзаж.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Талбот все крепче сжимал пальцами руль и невольно давил на педаль газа, но сосредоточиться на дороге никак не получалось. Беспорядочные мысли сменяли друг друга с феерической быстротой. Ну не мог он не думать о ней после всего случившегося! Немедленно вернуться домой в Монингвью, вновь окружить себя привычными вещами, хорошими знакомыми и, конечно же, с головой окунуться в рутинные дела компании – вот что ему следовало сделать, чтобы как можно скорее забыть неоднозначные события последних двух дней, проведенных в лесу наедине с бывшей женой младшего брата.

Украдкой взглянув на Элизабет, он с уважением отметил про себя, что она имеет полное право гордиться не только привлекательной внешностью, но и недюжинным умом и несгибаемой силой воли. Невеселые размышления о том, как много на белом свете красивых, но, увы, зацикленных на внешнем лоске женщин, неожиданно заставили его поинтересоваться совсем другим:

– Прости, что спрашиваю, Элизабет, но почему ты так долго оставалась женой Ричарда? Убежден, что уже в первые месяцы – максимум через год – после свадьбы ты поняла, что время работает против вас…

– Знаешь, где-то в глубине души я всегда надеялась на то, что однажды он все-таки изменится, повзрослеет, – чуть нахмурилась она. – Разумеется, наивное чувство пылкой влюбленности, неопытность и желанный ребенок тоже сыграли свою роль в нашей совместной жизни… – Элизабет помолчала, собираясь с мыслями. – В конце концов, я просто устала ждать, когда же он наконец поймет, что наши отношения гораздо важнее любых вечеринок или встреч с друзьями, и подала на развод. Увы, к моему огромному сожалению, ты оказался прав: вчерашние подростки едва ли способны создать крепкую семью… Только пойми меня правильно: нисколько не умаляя достоинств Ричарда, порой я ловила себя на мысли, что мой муж, взрослый мужчина, увы, недалеко ушел от маленького сына в своем восприятии окружающего мира.

– Несмотря ни на что, вы прожили вместе почти десять лет. Терпение и сила духа всегда восхищали меня в тебе, – неожиданно признался он, глядя ей прямо в глаза, лучащиеся искренней благодарностью за понимание.

– Брось, все дело в элементарном упрямстве, – рассмеялась она, легким движением откидывая за спину прядь волос. – Воспитываясь в детском доме, я больше всего на свете хотела иметь семью и была готова бороться за свою мечту, пока хватит сил. А позже, забеременев, я поклялась, что мой ребенок ни в чем не будет нуждаться и в будущем у него, возможно, появится братик или сестренка. Увы, мои ожидания не оправдались…

Талбот понимающе кивнул, пытаясь по красноречивому выражению ее лица отгадать, о чем она задумалась. В любом случае он намеревался сделать все возможное, чтобы вновь увидеть ее очаровательную улыбку и игривый блеск прекрасных темно-голубых глаз. Какое-то время они ехали молча.

– Справедливости ради надо признать, что в моей семейной жизни были и счастливые моменты, – беспечно заметила Элизабет, очевидно, желая разрядить напряженную атмосферу ничуть не меньше, чем он. – Помнишь третий день рождения Эндрю? Мы тогда устроили пикник в парке…

При всем желании Талбот никогда не смог бы забыть такое чудесное весеннее утро: все вокруг – люди и сама природа – казалось, дышало в унисон и совершенно искренне радовалось долгожданному обновлению! Угощение было великолепным. Маленький именинник веселился вовсю, а Ричард вел себя как образцовый отец и муж.

– Напомни-ка мне имя бывшей подружки, с которой ты пришел к нам на праздник в тот день, – хитро сощурившись, попросила Элизабет. – Как же ее звали? Сахарок?

– Нет, Ханни, – улыбнулся он, охотно включаясь в игру.

– Она всегда выглядела сногсшибательно.

– Согласен.

– А помнишь, в каком смелом платье она появилась на пикнике? Далеко не каждая женщина отважится надеть кожаную мини-юбку и туфли на высоких каблуках на день рождения трехлетнего мальчика! Честно говоря, я все время опасалась, что она вот-вот споткнется и упадет.

8
{"b":"133570","o":1}