ЛитМир - Электронная Библиотека

Она даже не сдержала ответной усмешки. Никто никогда не выказывал такой твердой веры в ее профессиональные качества, как Нил. Ее охватило чувство благодарности.

— Она действительно стала намного спокойнее.

Тамми села на старый стул перед письменным столом Нила. Собака, уже менее настороженная, последовала за ней и встала рядом. Гончая толкнула Тамми своим вытянутым носом и с выжиданием уставилась на нее.

— Что? — Тамми беспомощно посмотрела на Нила. — Что ей нужно?

— Может быть, она хочет продолжения? — предположил он с улыбкой. — Похоже, ей понравился твой массаж. Нил пристегнул поводок. Он остановился в дверях. — Я отведу ее в конуру, а потом вернусь.

Собака оглянулась на нее. В какую-то минуту Тамми показалось, что видит в ее взгляде что-то знакомое.

— Спокойной ночи, девочка.

В ответ собака помахала хвостом.

— У тебя потрясающие прикосновения. Мне самому будет их ужасно не хватать.

Ее обдало теплой волной. Когда Нил говорил таким негромким, сексуальным голосом, пусть даже читая прогноз погоды, у нее внутри все переворачивалось. Не имело значения, что он говорил, имело значение только то, как он говорил.

— Гмм. Я не могу спокойно слышать, что кто-то страдает, особенно если в состоянии чем-нибудь помочь.

— Ага, ты в особом положении. Ты сама — причина и исцеление. Ты закончила дела на сегодня?

— Кажется, да. Почему ты спрашиваешь? — Она точно знала, что он имеет в виду.

— Потому что теперь я твердо намереваюсь перейти к удовольствиям.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Тамми ждала Нила с нетерпением, которое, она знала, он оценит. Она весь день парила на грани сексуального возбуждения, предвкушая его прикосновения, его запах, его вкус.

Нил остановился в дверях.

— Я жду тебя.

— Ты когда-нибудь занималась любовью в ветеринарной лечебнице?

— Нет. Но в моем списке дел на сегодня это на первом месте.

Вдалеке раздалось странное жужжание. Нил вскочил, чуть не свалив ее, подхватил.

— Извини. Нам нельзя терять времени, потому что кто-то вошел.

Тамми одернула юбку и попыталась подавить охватившую ее панику. Ей было неважно, что подумают о ней люди, но если Нила застанут за тем, чем он занимается с ней в кабинете, его репутация погублена. Она сделала глубокий успокаивающий вдох, приготовившись сделать все возможное, чтобы спасти доктора.

— Что вы здесь делаете, доктор Форстон? Я увидела вашу машину. Все в порядке?

Нил и Тамми встретили Трену в холле. Нил до сих пор не верил, что они успели привести себя в порядок и выйти из кабинета.

Нил не стал ждать следующих вопросов.

— Трена, вы знаете Тамми? Она моя соседка.

— Конечно. Как поживаешь, Тамми? — Трена взглянула на Нила. — Тамми делала мне маникюр, но, слава богу, она оставила это занятие, потому что во всех трех графствах никто лучше ее не делает массаж.

— Спасибо, Трена. Как плечо? — Тамми держалась свободно и уверенно. Невероятно. В его голове по-прежнему было месиво.

Трена подняла левое плечо и вздрогнула.

— Все еще побаливает.

— Позвони мне завтра, и я запишу тебя на среду или четверг.

— Вот почему Тамми здесь — из-за ее умения прекрасно массировать. Я попросил ее поработать с бездомной гончей, и результаты оказались потрясающими. Собака успокоилась и к концу сеанса стала меньше дрожать.

— Это превосходно. У меня тоже есть новости.

После вашего ухода я позвонила в Национальную ассоциацию гончих, так как там время на пару часов отличается от нашего. Имя собаки — Феа Гейм.

Она потерялась во Флориде, и ее шесть месяцев назад взял к себе некий Г. Берне. Я попробовала позвонить по телефону, который мне оставили, но он не подключен. Но самое плохое, что у нее положительный анализ на глисты.

— Черт, — ругнулся Ниал.

— Я знаю, — сказала Трена.

— Ну а я нет. Что это значит? — спросила Тамми.

— Это значит, что ее нужно лечить. Некоторые собаки выдерживают, а некоторые нет.

— Ox, — Тамми, казалось, вот-вот заплачет.

Нила вдруг осенило.

— У меня есть идея. Послушайте, — обратился он к Тамми и Трене. — Мои коллеги подшучивают надо мной, но я верю в целостный подход к лечению. Это больше, чем физическое лечение. Она, несомненно, привязалась к тебе, Тамми. Если бы ты смогла поспособствовать, чтобы она прошла лечение, у нее было бы больше шансов на выздоровление.

— Нет, — покачала головой Тамми.

— Да, — подхватила Трена.

— Я ничего не знаю о собаках.

— Главное, что тебе надо знать, — что немного твоего внимания поможет ей остаться в живых.

Она очень нервная, поэтому дом, где нет других животных, стал бы для нее идеальным.

— Ты действительно так думаешь? — задумчиво спросила Тамми.

— Он прав, Тамми, — поддакнула Трена.

— Как долго это будет? Пока она не выйдет из этого состояния?

— Нужно пять месяцев, чтобы полностью вылечиться, и если она справится на пятом месяце, то все будет в порядке, — сказал Нил.

— Домашняя обстановка пойдет ей на пользу, добавила Трена.

— А что, если она… умрет?

— Возможно. Но собака молодая и, кроме этого недуга, ничем не страдает. Животные похожи на людей — желание жить удлиняет жизнь.

— Мне не нужно будет держать ее пять месяцев?

— Нет. Только на время лечения, пока мы не найдем ей дом.

Тамми закрыла глаза и потерла лоб, как будто пыталась избавиться от головной боли. Потом опустила руку, переводя напряженный, настороженный взгляд с Трены на Нила.

— Хорошо. Я возьму ее.

— Можешь взять ее сегодня? — предложила Трена.

— Я не…

— Чем скорее, тем лучше, — продолжала упрашивать ее Трена.

Тамми нерешительно посмотрела на девушку.

— Если ты не спешишь домой, может быть, принесешь немного еды и все, что нужно?

— Без проблем. Макс сегодня играет в боулинг. Трена пошла по холлу, потом остановилась и оглянулась на Тамми. — Здорово, что ты согласилась это сделать.

Кажется, она не заметила напряжения в улыбке Тамми. Напевая что-то под нос, Трена поспешила по коридору в комнату к собаке, чтобы все подготовить.

— Я буду рядом. Нечего бояться, — заверил ее Нил. Он-то сам считал, что Тамми нуждается в собаке больше, чем собака в Тамми.

— Ей будет лучше с тобой. Возьми ее, — предложила она Нилу.

— Она гончая и может недружелюбно относиться к маленьким животным.

— Что это значит?

— Это значит, у нее в крови гонять маленьких пушистых животных. У некоторых животных этот инстинкт погони за жертвой обострен.

— О боже. Она что, может съесть Джиджи и котов?

— Нет. Она просто вцепится им в холку и будет таскать, пока не сломает им шею.

— Это ужасно.

Нил пожал плечами.

— Только не настраивайся против собаки. Это ее природа. Но теперь ты понимаешь, почему я не могу ее взять.

Может быть, он сгустил краски и сыграл на том, что Тамми уже привязалась к Джиджи, сама того не признавая, но приходилось делать выбор между войной или любовью.

— У меня когда-то была собака, — сказала она просто, повернувшись к нему спиной, рассматривая диаграмму, висящую на стене.

Конечно же, он догадывался об этом. Он давно чувствовал, что в ее отношении к животным что-то не так. Они любили Тамми, а она сохраняла между собой и зверьем дистанцию.

— Что произошло?

— Грейси была моим лучшим другом. Когда уехала моя мать, отец однажды вечером вернулся домой пьяным. Он случайно выпустил ее из дома.

Короче, ее сбила машина.

Потерять питомца было нелегко. Он потянулся и дотронулся до ее напряженного плеча.

— Мне жаль.

Тамми повернулась и посмотрела на него, но ее голубые глаза были полны страдания.

— Она не сразу умерла. Отец был пьян, но даже если бы он был трезвым, у нас не было денег на врача. Мой брат предложил… избавить Грейси от мучений, но я не могла этого допустить. Вместо этого я просто держала ее в своих руках. Она умирала два часа.

19
{"b":"133572","o":1}